Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

* * *
Авраам родил Исаака. Исаак родил Иакова… А потом какая-то фигня случилась, и рожать стали женщины.
* * *
Общаются католический священник с раввином:
- Вот вы, ребе, раввин, раввином и останетесь. А я могу стать епископом!
- А потом?
- А потом кардиналом.
- А потом?
- Ну если на то будет Божья воля - папой!
- А дальше?
- Ну не Богом же.
- Ну не знаю. Вот один НАШ мальчик таки смог пробиться!


Читать еще :) ...

КОГДА ТЫ СЧАСТЛИВ САМ, СЧАСТЬЕМ ПОДЕЛИСЬ С ДРУГИМ!

И родился, и жил я, и вырос … в крупном сибирском городе Омске ровно в середине ХХ века. Жизнь у меня была настолько бурной, что просто грех не поделиться с другими своими воспоминаниями о пережитом.
Прежде всего книга посвящена памяти моих друзей, прошедших со мной по моей длиной и насыщенной жизни. Многих, к сожалению, уже нет в живых, поэтому я посчитал своим долгом вспомнить о них.
В книге я описываю полуголодное детство 50-х – 60-х годов прошлого столетия. Описываю жестокие нравы и законы жизни детей в интернатах.
Я стоял у истоков рок-музыки и движения хиппи в СССР; своими руками мы делали всё – и аппаратуру, и инструменты, и костюмы. потому что в Советском Союзе ничего купить было нельзя. Вот почему из того поколения выросло много талантливых людей – «голь на выдумки хитра!

ГЛАВА 2.
ОТ ОСИНЫ НЕ РОДЯТСЯ АПЕЛЬСИНЫ

Встретил меня на ледовой переправе с розвальнями сам начальник лагеря майор Иван Иванович Петров – назовем его так для простоты. Да и бес его знает, какая у него была настоящая фамилия – у всех у них в трудовых книжках, как правило, одна запись стояла – Начальник клуба воинской части такой-то. Кого, как и к какой культуре они свой контингент приобщали – сами знаете.
Едем, Иван Иванович рассказывает, что приключилось...

Я вам не скажу за всю Соборку...

Нет, нет, никакогo неуважения к футболу, тем более пренебрежения, о чем можно подумать, прочитав название этой главки, здесь быть не может. И не имеет никакого значения, что в «крутой» Одессе в пятидесятые годы была-то одна захудаленькая команда с постным названием «Пищевик», которая пасла задних в классе «Б» союзного футбола. Но местные болельщики, фанаты, любили ее самозабвенно. Кстати, о фанатах. Слово это точно вышло из Одессы, прошло крестным ходом по Союзу, а затем вместе с выезжающими оттуда евреями – по всему миру.

Все бредят Манилой. Заранее обольщают себя
мечтами: кто – увидеть роскошную природу,
кто – новых жителей и новые нравы, кто –
встретиться с крокодилом, кто с креолкой...

                               И. А. Гончаров. 1856 г.

На дворе стоял январь 2013 года. Красивый, подтянутый, с военной выправкой, 65-летний Ричард направился в клинику узнать результаты теста. День был солнечный, настроение отличное, самочувствие нормальное, и ничто не предвещало беды. Вечером он с женой Сэрой собирался пойти в театр на Phantom Of The Opera в San Jose (Фантом оперa в Сан Хосе). С улыбкой на лице он вошел в маленький кабинет лечащего врача. Доктор пригласил его присесть на стул, затем с серьезным лицом сказал:

У его соседки была маленькая-маленькая, совсем как игрушечная, собачка по имени Коко и кошка породы сфинкс, которая в начале их знакомства стала выяснять – съедобен ли этот ходячий колобок шерсти?

С этой целью кошка колотила лапами Коко по голове, что собака воспринимала как приглашение к игре: то убегала, то приближалась к кошке. Но, когда кошка пускала в ход свои когти, тогда собачка с таким диким лаем кидалась на кошку, что той казалось, что целая псарня бросилась на нее. Надо было видеть, как вмиг, и с какой ловкостью и быстротой кошка забиралась на верхушку своей игральной башни, где она вместе с безопасностью находила уют и покой.

Глава 13. Озорная юбчонка
(продолжение)


Отщёлкав всех желающих увековечиться, Перетятько набросился на похлёбку, поверхность которой переполняла флотилия толстеньких шматков, на вкус оказавшихся чистым жиром, а несовершенства той похлёбки он частично перечеркнул половиной буханки чёрного хлеба. А потом ещё целую пару часов сибаритствовал у самовара, надуваясь жидким чаем и посасывая сахар в виде крошечного осколка.
Бабка любила поговорить, но ей в этот раз не повезло блеснуть историями из прошлого; ей лишь с трудом в монолог фотографа удалось вклинить кое-что о себе. А именно: пьяницу схоронив (слово муж она ни разу не употребила), она много лет куковала одна, но недавно скончалась младшая дочь и за собой оставила девочку; ту, как полную сироту, государство хотело забрать в детский дом, но бабка её отвоевала, так они вдвоём и поживали.

Продолжение

Первая часть новеллы «Хеллоуин» заканчивается тем, как сын нового русского – Серёжа, недавно приехавший учиться в Америку, уговорил Илью Окуня зайти на дилерство и взять мотоцикл на тест-драйв.

***
Илья поблагодарил его, выкатил машину на улицу и сел за руль. Он хорошо понимал возбуждение семнадцатилетнего парня, готовившегося оседлать такого резвого скакуна. Он и сам с удовольствием управлял мотоциклом, но как только они свернули за угол, Сергей начал толкать его в спину. Илья остановился, и они поменялись местами. Несколько минут они ехали спокойно, но когда Сережа посчитал, что достаточно изучил систему управления, то выжал газ до предела.

Начало

Мама всегда поражалась моей памяти на события и случаи, происходившие в нашей семье, когда младшенькому, то есть мне, было 2–4 года. Если я, будучи уже взрослым, вспоминал какую-нибудь деталь из раннего детства,  она всплескивала руками, произносила свое привычное «В-э-э-эй!», после чего следовал тщательный анализ времени, к которому относился этот эпизод. Анализировать было легко: 22 июня 1941 года раскололо жизнь людей, их память на два совершенно не схожих времени – до и после этого дня.
…Начало войны застало нашу семью в поселке вокруг большой железнодорожной станции на юге Украины. В день, когда началась война, мне исполнилось четыре года. Матушка хлопотала на кухне – мы ждали гостей. Гости собрались, но вместо радостного застолья в комнате стояла тишина, прерываемая всхлипами моей мамы и тети Енты, Вовкиной мамы.

Глава 1

Мой старший брат, доктор сельскохозяйственных наук, в свои еще аспирантские годы как-то познакомил меня с очень интересной женщиной – полярным агрономом Фаиной Федоровной Тульженковой. Я подчеркиваю – именно полярным агрономом, потому что всю свою трудовую и научную жизнь она посвятила продвижению земледелия далеко за Полярный круг. Так судьба сложилась. Нужно было научиться выращивать овощи там, где они отродясь не росли – на болотах и вечной мерзлоте Крайнего Севера.
Но сначала небольшое отступление.

Мой внук - Даська.
Глаза озорные, горящие.
Умный, сильный, Богом отмеченный.
Среди друзей не пройдет незамеченный.
В нем - наше будущее.
А ОН – настоящий!


MIAMI

Здесь океан, словно ласковый кот,
Лижет берег под моими ногами.
Я стою в январе босиком на песке -
Здесь тепло. Я живу в Майами.

Еще в середине апреля исследователи ураганов Университета штата Колорадо прогнозировали сезон ураганов 2017 несколько более низким по сравнению с историческими средними показателями,
а уже через месяц  назвали его более активным, чем обычно
Всего в этом сезоне ожидается 14 названных штормов, семь бурь и три крупных урагана, что выше среднего значения за 30 лет (1981-2010) для Атлантического бассейна. Правда, как заметил доцент кафедры атмосферных наук ХСС Майкл Белл : «Для того, чтобы этот сезон был активным, требуется всего одна буря». Сезон ураганов 2017 года начинается 1 июня и продлится до 30 ноября.

Первое Мая – праздник прекрасный!
Весна, демонстрация, шум громогласный.
Люди с флагами шагают счастливо,
Жалко, что в прошлом все это было…

Продолжение

А сейчас приглашаю на нашу «трибуну» и передаю «микрофон» штатскому «профессору» Владимиру Фейгину для разъяснения термина «Галоша»:
«“Калоша” – это бензин, а не спирт. А “Галоша” – это народное название технического спирта. Называли его так потому, что после принятия вовнутрь от человека разило не спиртным, как обычно, а жженой резиной! Причем не просто разило, а тяжелейше. Запах стоял на три метра вокруг. Для того чтобы хоть как-то уменьшить его, спирт смешивали с чаем. Цвет облагораживался, менялось и народное название – коньяк “Галоша”. Его уважающие себя пьяницы не пили. Употребляющие “Галошу” в народе не уважались – это уже было настоящее падение. Периодически люди травились ею насмерть».

От автора

Главный герой повести – школьный учитель истории в нынешней Беларуси, где утвердился диктаторский режим с соответствующей идеологией. Как в этих условиях «сеять разумное, доброе, вечное», как человеку с совестью выстоять среди подлости и равнодушия, оставаясь, несмотря ни на что, оптимистом? Это и есть нравственный стержень повести. А сюжет... Он вовсе не претендует на детектив. Люди познаются не только в крутых ситуациях, но порой и в самых, казалось бы, обыденных.

Так что, дорогой читатель, читай неспешно и размышляй над прочитанным. А как отзовется на него твоя душа – для меня это главное. На это и нацелена повесть.