КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


Когда Вам 22 года

Автор: 

Трудно запомнить за свои долгие годы жизни каждый из праздников дня рождения. Можно, конечно, вспомнить отдельные какие-то знаменательные эпизоды происшедшего. Обычно на память приходят праздники, проведенные во время путешествий или вне дома.

Из моей молодости мне запомнился один такой день – 22-й день рождения. Пришелся этот день на третий год моей службы в армии. Всего за несколько дней до него я и не предполагал, что моя армейская судьба полностью изменится, и, как ни странно, в лучшую сторону.
К тому времени я уже служил в третьей воинской части. Поменяв не по своей воле две ракетные части, я оказался в артиллерии. Не найдя мне достойного применения в обслуживании 152 миллиметровых гаубиц, комбат определил меня в хлеборезку, нахождение в которой вне казарменного режима, как понимает читатель, предполагает всего один шаг до земного рая.


Поскольку я нашел выход ликвидировать задолженность воинской части городской хлебопекарне в поставках хлеба, за что получил благодарность комполка, то я рассчитывал в ближайший государственный праздник получить уже отпуск на родину.

И вот в этой блаженной ситуации вдруг меня вызывает командир полка. Полковник оказался моим земляком, и потому я от него не ожидал никакого неприятного подвоха. Тем не менее, идя на встречу, я почувствовал необычное учащение пульса.
Когда я дошел до кабинета комполка, то был уже на грани потери сознания: еще бы – меня впервые за мою службу вызывал сам командир части. Я постучал дрожащей рукой в дверь, но, услышав бодрый голос полковника, немного приободрился. В комнате сидели сам хозяин кабинета и незнакомый мне подполковник.

Я сразу обратил внимание, что в кабинете отсутствовал замполит – это несколько успокоило, а дружелюбие в словах полковника: «Заходи, Верховский!» – совсем расслабило меня. Прервав свою беседу, оба офицера весело посмотрели в мою сторону. «Ага, значит ничего серьезного», – с облегчением подумал я.
– Вот подполковник Смирнов приехал по твою душу. Хочет забрать у нас замечательного хлебореза, – с юмором обратился ко мне полковник. – Это большая потеря для полка, – с удовольствием импровизировал командир.
– Тогда не отдавайте меня! – осмелел я, заражаясь юмором полковника.
– Идея хорошая, – панибратски подмигнул мне командир, – но у товарища Смирнова приказ командующего армией о передаче тебя в распоряжение подполковника, представителя войсковой части – учебного полигона по обслуживанию полковых стрельбищ.

– Да, мне пришлось поднять всю картотеку на призывников, чтобы найти специалиста-электрика по обслуживанию электрических сетей полигона, – подтвердил Смирнов. – Таким специалистом с образованием оказался только ты один, и потому я тебя «упакую» и отправлю в нашу часть, – тоже перешел на юмор подполковник.
(Я забыл оповестить читателей, что накануне моего призыва в армию я успел окончить техникум по специальности электрические сети и системы.) Начальники с удовольствие расхохотались, отчего мне стало очень грустно – поменять обжитое респектабельное место на неизвестную трудовую перспективу не представлялось мне комфортным. В то же время мне наскучила «романтика» однообразия резки хлеба и деления сахара, тем более переезд сулил полную смену основ военной службы.

Видимо, чтобы не возиться с ожиданием формальностей с моей «упаковкой», подполковник разрешил мне добираться до части самостоятельно. Добравшись до казармы своего непосредственного нахождения, я вдруг обнаружил, что наступил день моего рождения. К счастью, был только вечер, и все можно было еще устроить. Однако именно сейчас я должен рассказать, в какой рай я таки попал.

Полигон для стрельбы пехоты и танков, разумеется, находился где-то далеко в поле. Команда состояла из 15 человек, включая повара-солдата и двух сержантов. После пяти часов вечера – ни одного офицера. А главное: ни строевой, ни политзанятий, ни устава, ни караульной службы, ни даже наличия индивидуального автомата. Конечно, это приводило к злоупотреблениям некоторых солдат, которые свободно могли отлучаться и употреблять алкоголь. Как раз именно эти нарушения и предложил мне мой новый сослуживец Леха, когда я поделился с ним своей «бедой» – днем рождения без единого способа нормально его отпраздновать.
– Не беда! – оптимистично успокоил меня Леха, когда я ему с прискорбием сообщил об отсутствии финансирования праздника. – Пошли на «вышку», – предложил мне он, как будто пункт управления стрельбами мог помочь мне в поставленной проблеме.
Верх вышки кишел разноцветьем голубей, они громко шумели, выясняя отношения между собой, и на наш визит совершенно не обратили внимание. И напрасно! Ибо Леха, поймав белого голубя, протянул мне:

– Бери и положи его под телогрейку.
Далее мы зашли на склад запчастей. Здесь мой «спонсор» отмотал солидный отрезок от широкого рулона марли, идущей для выполнения мишени танков. Его Леха заложил под свою телогрейку.

Уже выходя из помещения, его цепкий глаз остановился на простом цинковом ведре.
– Пойдет! – удовлетворенно процедил однополчанин, протирая ведро не очень чистой тряпкой. – Бери ведро, пойдем за мной! – скаламбурил он, окончательно запутав меня в своих намерениях.
Оказывается, все было очень просто: голубь и марля должны были идти на обмен самодельного местным населением ведра вина. Однако ближайшая деревня была за тридевять земель хорошо вспаханного поля. Каждый шаг цеплял к ботинку массу земли, и к следующему шагу его (ботинок) необходимо было освободить.

Добравшись до села, Леха, выбрав нужное направление, смело постучал в дверь. Хозяин доброжелательно принял дефицитные для сельчан «дары воинов», и, щедро наполнив ведра до краев вином, дал на дорогу еще и ломоть хлеба с творогом. Я виноватым взглядом попрощался с голубем, так уютно скрасившим мне дорогу за вином. Хозяйские ребята уже назойливо опекали свободолюбивую птицу. Я почувствовал себя предателем белокрылого ворчуна. Леха, уловив мой взгляд, обещающе прошептал мне на ухо:

– Не бойся! Завтра он прилетит назад, к своим.
Как вы понимаете, обратная дорога превратилась для меня в каторжную. Теперь я осознал, как тяжело было каторжанам пересекать по бездорожью всю страну, чтобы добраться до своей каторжной нары в Сибири. Напомню читателям, что в одной руке я нес ведро с вином, которое за счет расплескивания с каждым шагом уменьшалось. Я с сожалением смотрел на живительную влагу, вырывающуюся из тесных объятий цинкового ведра, и ругал себя за признание доброжелательному Лехе о моем дне рождения. Вспаханное поле было бесконечным, ночь темнющая, а силы на исходе.

В конце концов мы все-таки дошли до казармы. Здесь уже давно ждали нас: как-никак новый сотоварищ, да еще с ведром вина. Повар приготовил поджарку из мяса завтрашнего обеда с жареной картошкой и луком. Такого пиршества я не помнил за всю свою службу. Я был тронут вниманием команды полигона и вынужден выпить кружку наикислющего вина за свой день рождения, и следующую кружку – за свое прибытие в славный коллектив. Вторую кружку я не допил, и тихо слил ее в ближайший умывальник. Знал бы, какую кислятину я лелеял в ведре, я бы больше его раскачивал. Ребята не успокоились, пока не допили последнюю каплю из ведра. Жареная картошка была уничтожена гораздо раньше.
На мое удивление, встреча прошла без эксцессов, весело и целенаправленно. Поскольку ребята все подобрались образованные, то и тосты в мою честь были содержательны и логичны. А пожелание служебной воинской карьеры вскоре воплотилось в жизнь – мне присвоили сержанта и назначили командиром отделения всей этой дружной компании. Первое, что я запретил, – это употребление кислого вина… Только магазинная водка!
Я был рад, что мне, нежданно-негаданно, удалось в нормальных условиях отметить свой 22-й день рождения.
И, конечно, этот праздник остался в моей памяти, как самое яркое воспоминание гнетущей воинской службы, когда текущая ситуация весьма негативна и кажется, что уже нет выхода из этой темной полосы. Необходимо в этот момент пошевелить мозгами: ведь для этого они и даны, и найти, может быть, не самый лучший, но путь, выводящий вас из крутого тупика.

А потому день рождения обязательно надо праздновать, ибо это единственный день, на который вы лично не могли воздействовать, но, тем не менее, появились на свет.
декабрь 2020 года

Другие материалы в этой категории: « Живи сегодня ЗЛАТА »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ



Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
Урок геометрии.
– Докажите, что этот треугольник прямоугольный.
– Да я мамой тебе клянусь!
* * *
Никогда не видел, чтобы кто-то улыбался во время утренней пробежки. Вот, собственно, и все, что нужно знать о занятиях бегом.
* * *
Слишком горячая вода в детской ванне заставила Ванечку заговорить на полгода раньше.
* * *
Директор автобазы в конце рабочего дня лично целует всех водителей в губы, чтобы узнать, какая тварь постоянно сливает соляру.

Читать еще :) ...