КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


Поздравляем с Юбилеем! Из интервью Марка Верховского нашей редакции

Контур: Дорогой Марк! Мы от всей души поздравляем Вас с Днем рождения и желаем крепкого здоровья и творческих успехов в литературной деятельности. Вы так неожиданно ворвались в наш журнал, что ни редакция, ни наши читатели не успели, хотя бы мельком, ознакомиться с Вашими биографическими вехами вхождения в литературу. Сегодня Вы юбиляр, и традиционно Вам предоставляется слово. Расскажите нам о себе, о пройденных этапах пути Вашего становления. Откуда Вы, чем занимались, когда и почему начали писать?

Марк Верховский: Большое спасибо вам, дорогие друзья, за поздравления! Вы знаете, рассказывать биографию – дело занудное. Каждый читатель имеет свою собственную биографию, которую он послушал бы с не меньшим удовольствием, чем чужую. Как говорится, «своя биография ближе к телу». Если вкратце: советский период моей биографии в основном характеризуется 25-летней работой в тресте «Железобетон» Министерства строительства республики в качестве главного механика. Работа, как видите, весьма далекая от призвания писателя. Уже когда я находился в Америке, ко мне пришло (очевидно сверху) озарение. Захотелось писать. И практически сразу же, с первыми своими рассказами, я вошел в газетную публицистику. То ли темы были удачно схвачены, то ли появилась потребность в литераторах разностороннего стиля, но редакторы меня признали, как если бы я уже был состоявшимся писателем.



К: То есть поменявший место жительства главный механик треста оказался в душе давно сложившимся литератором и «весомо, грубо, зримо» заявил о себе на новой Родине?
МВ: Вы знаете, я собирался написать пару биографических очерков о моих предках, чтобы вернуть память о них будущим потомкам семьи. В дальнейшем оказалось, что я вошел во вкус, и уже не хочу расставаться с ролью семейного историка. Затем перешел на очерки далеких исторических фрагментов, прозрел, и открыл в себе много других литературных интересов, которые срочно стал воплощать в произведениях. Переезд, крутой поворот в жизни, – и ты меняешься. Такие внезапно возникшие ситуации можно, наверное, вспомнить в жизни многих.
К: Как давно Вы приехали в США?

МВ: Мы прилетели в Америку в разгар августовского путча в 1991 году, когда казалось, что перспектива поездки может рухнуть. Предвижу Ваш следующий традиционный вопрос о нашем становлении. Коротко это выглядит тоже традиционно: очень трудно, потом просто трудно и относительно трудно. На последнем этапе младший сын окончил колледж, а мы ушли на заслуженную пенсию. Собственно, некоторые подробности моей биографии читатель может найти в моих рассказах и очерках. Частично они публикуются и в Вашем журнале.

К: Кто был первым, кто дал добро на публикацию ваших произведений?
МВ: Как-то я поделился, рассказал раббаю Эли Когану о своем творчестве. Он был редактором многотиражки «Община». Понравившийся ему рассказ «Лазарь» и был первым, который он опубликовал. Затем он опубликовал еще несколько рассказов. Уже потом, одновременно в трех газетах, появилась публикация рассказа «Моисей», моего, как я считаю, лучшего произведения.    

К: А что побудило Вас к приходу в наш журнал? Как Вам «живется» на нашем сайте?
МВ: О Вашем журнале я прочитал в Интернете и понял, что вам не помешает присутствие моей литературной темы. Действительность превзошла ожидания – я встретил не только интерес, но и дружеское расположение главреда. Кроме того, выбранный журналом путь политического нейтралитета удивительно совпал с моим писательским кредо. Это позитивно отличает вас от множества русскоязычных СМИ, зацикленных на политических новостях. Такой подход значительно расширяет писательский кругозор. Публикуются мои произведения на вашем сайте без каких-либо условий со стороны редакции, и это весьма отрадно.

К: Как вы думаете, что является определяющим в тенденции выбора формата издания?
МВ: Вообще-то мне трудно определить настроение современного читателя. Могу только предположить, что люди несколько подустали от политики, от не всегда справедливых решений правительств, проблем окружающего мира, от трагедий, от неисполненных обещаний, от отчаяния борьбы за приличное существование, от многих и многих разочарований в личной жизни. И тут читатель мельком заглядывает на страницу неизвестного ему автора, предлагающего ему уйти в другой мир – мир неизвестного прошлого и даже в совсем недавние, но уже позабытые будни.
Он нехотя нажимает клавишу компа и тут же уносится в другое измерение. Если ему (ей) понравилось это первое попавшееся произведение, то он (она) (в большинстве случаев) снова вернется на авторскую страницу, чтобы выяснить: «А что там этот выдумщик еще мог написать интересного?»

К: Почему Вы выбрали жанр рассказа? Вы не задумывались о том, чтобы написать что-то более емкое – повесть или роман?
МВ: Я всегда тяготел к жанру рассказа. Тем более что такие мастера короткого жанра, как Чехов, Куприн, Марк Твен и многие другие восхищали своим творчеством. Очерк или рассказ являет собой кратчайший путь к литературному признанию. И, конечно, немаловажную роль здесь, видимо, сыграла моя прирожденная лень – нет терпения долгого писательства. Стиль рассказа заставляет автора максимально сосредоточиться на малом отрезке текста и выдать все элементы читательского интереса в сжатом виде. То, на что романисты выделяют целую главу (как позавтракал герой романа), я определяю одной фразой, но она должна рассказать всю гамму этого, в общем-то, неординарного процесса.
И потом, начиная писательствовать с романа, в немолодые, мягко говоря, годы, я рисковал остаться до сих пор безвестным для читателя. С другой стороны, я открыл для себя большую и разнообразную тематику, где пробую себя и лирике, и в истории, и в юморе, и в других литературных жанрах. К тому же, это помогает мне участвовать в различных писательских конкурсах и даже завоевывать в них лауреатство.

К: А пробовали Вы себя в роли журналиста, обозревателя?  
МВ: Нет! У меня почему-то нет такого желания. Амплуа журналиста сужает рамки творчества, ибо заставляет писать или на партию, или на босса, или вообще на чей-то оплаченный заказ. Кроме того, какими бы блестящими не были статьи, назавтра они уже устаревшие. Да и книгу из них не составишь. А рассказ или очерк будет актуален и через много лет.

К: Можно ли сказать, что вы удовлетворены своей писательской деятельностью, достигли своего горизонта?
МВ: Я бы не сказал этого, ибо еще не попробовал себя в драматургии, сатире и написании сценариев. Кроме того, неизвестно, написал ли я свое лучшее произведение.

К: Но на сегодня, кроме большого количества рассказов и очерков, Вы являетесь автором уже десяти книг! Это огромная работа – подготовить книгу к изданию. Отредактировать, оформить, вычитать... Вам кто-то помогает?
МВ: Большую техническую помощь оказал мой сын Ренат. Несмотря на учебу в колледже, он полностью отпечатал на компьютере черновой вариант первых моих двух книг. Моя супруга Алла, кроме роли героинь в моих очерках, много помогла мне и как редактор, и как корректор, а главное – как критик. (Женщины всегда были прилежны в учебе.) Вот в таком корпоративном содружестве рождались книги.
Шесть из них были опубликованы издательствами Америки и Баку, а три книги я создал способом самиздата.
Кроме того, одна книга вышла специальным форматом мини-книги размером 4,5×5,5 см, объемом 285 страниц.
Это был подарок бакинского Музея мини-книг, где наряду с 6 тысячами старинных книг экспонируется и мой экземпляр.
Поэтому она для меня самая ценная.

К: А как приняли Ваше литературное творчество на Вашей родине в Баку?
МВ: Как всегда, путь к признанию усыпан многочисленными колючками, но однажды их запас кончается. Главный редактор известного в Баку единственного русскоязычного журнала «Литературный Азербайджан» поэт Мансур Векилов опубликовал несколько моих рассказов, и этим открыл мне дорогу в литературный мир Азербайджана. Затем я стал лауреатом нескольких республиканских конкурсов, стал печататься в журналах и газетах. Одну из моих книг перевели на азербайджанский язык и опубликовали. Мои книги появились в городских библиотеках, книжных магазинах. Вскоре меня приняли в члены Союза писателей и журналистов Азербайджана. Я также являюсь членом Союза писателей Северной Америки и Союза писателей Крыма.

К: Время задать вопрос о Ваших творческих планах на будущее. Скорее всего, это выпуск очередной Вашей книги?
МВ: Несомненно! А затем подготовка следующей!

К: Мы желаем Вам,  дорогой Марк, чтобы Ваши планы успешно реализовались, и надеемся, что Вы еще часто будете радовать наших читателей своим оригинальным творчеством.
МВ: Большое спасибо Вам и моим читателям за терпение в ознакомлении с моими произведениями.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ



Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор


Новогоднее настроение: наряжая ёлку, подрался с котом из-за дождика.
* * *
Тост для проводов старого 2020-го: «Ну, не чокаясь!»

* * *
Окей, система распознавания лиц, посмотрим, как ты справишься 11-го января.

* * *
Я вот думаю… маску уже можно дождиком обшивать или ещё рано?

Читать еще :) ...