КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


Новый Роман Жанны Корсунской

Автор: 

И снова с нами прекрасная Жанна Корсунская!
Наши давнишние читатели хорошо помнят ее замечательные романы, публиковавшиеся в журнале. «Благословенное сейчас», «Стрекоза на льдине», «У кого как...», «Женские войны» и, конечно же, «Королеву на левом бедре», за которую Жанна была награждена Литературной премией «Контура» (и было это более десяти лет назад...).
И вот новый роман. «Семь кругов с воскурениями». О чем? – О любви!
Хоть и о ней «все сказано»... У автора новой книги свой, особый подход к этой теме. Состояние любви несет столько проблем!:)) Как справляются с всепобеждающей тягой мужчины к женщине – и наоборот – ее герои?  «Семь кругов с воскурениями» – это смешно, легко, ярко, это романтично и грустно (кому как понравится), динамично и откровенно до удивления. Читается на одном дыхании. Впрочем, как и все, что написано талантливой Жанной Корсунской.



— Жанна, очень рада снова представить тебя нашим читателям! Несколько слов о том, как появился роман.
— Спасибо! Я тоже очень рада! Мой новый роман – это семь встреч и девять лет жизни… Девять лет назад я встретилась с мужчиной. И первые страницы романа – чистая правда. А дальше – полет фантазии…

Сейчас мне вспомнилось, как однажды я разговаривала с девочкой восьми лет. Она съездила с родителями в Амстердам и взахлеб делилась со мной впечатлениями о посещении квартала «Красных фонарей», целый час восторженно рассказывала о прекрасных девушках, которые сидели за большими стеклянными стенами, словно волшебные русалки в аквариумах, о страшных парнях, которые танцевали под черным зонтом, и еще много всего. Через несколько дней я встретила маму девочки и не могла удержаться от желания передать рассказ ее малышки. Мама слушала меня, затаив дыхание, и потом, совершенно потрясенная, сказала: «Жанка, честное слово, мы там были максимум десять минут! Мы вообще шли в другое место, а этот квартал оказался на пути. Мы пробежали его одним махом!»
Похоже, со мной случилось что-то подобное. Я тоже «вообще шла в другое место», а встреча с мужчиной на корабле неожиданно оказалась на моем пути. И я там мысленно осталась и увидела столько всего, что оно вылилось в четыре тома. Я писала роман для себя, потому он получился очень искренним. Я стала Вирсавией, так зовут главную героиню, и прошла вместе с ней все семь кругов с воскурениями. Так родился роман. А когда я его писала, появилось новое страстное желание: «Как будет здорово, если мою книгу прочтут миллионы женщин и мужчин! Ведь мне невероятно повезло, и единственная возможность поделиться своим огромным везением, осчастливить всех одним махом – познакомить с моей историей».

— Ты действительно уверена, что роман может осчастливить его читателей?
— Абсолютно. Я писала его с упоением, наслаждаясь каждой минутой. И этих минут было много-много. Мне открывались тайны жизни в точности, как Вирсавии, когда она начала познавать себя. Если бы я сама прочла этот роман в восемнадцать лет, моя жизнь сложилась бы совершенно иначе.

— О каких тайнах жизни идет речь в романе?
— О самых насущных. Например, о том, что климакс – это уникальная возможность для женщины освободиться от психологических травм детства и юности и навсегда обрести свободную, легкую, захватывающую жизнь.

— И все же – почему семь встреч и девять лет жизни?
— Семь встреч с прототипом главного героя. Их было всего семь, но этой энергии хватило, чтобы я пять лет занималась самоисследованием, получила диплом мастера NLP, закончила «Школу волшебниц», углубилась в иудаизм, изучая тексты древних еврейских мудрецов в подлиннике, познакомилась с современными исследованиями деятельности мозга, совершила путешествие в Индию, в Духовный центр Ошо, и еще много всего увлекательного. И потом четыре года с упоением писала роман. Так чудесно прошли девять лет жизни.

— О! С удовольствием поспрашиваю позже о мозге и волшебницах) А ароматные благовония в заглавии да еще и в семи кругах как появились?
— Название родилось намного раньше, чем я сосчитала встречи, и связано с древней еврейской молитвой. Самой загадочной и нестандартной. Это скрупулезный математический список точного количества трав, бальзамов и других компонентов, необходимых для приготовления благовонных воскурений Всевышнему. В начале романа Вирсавия совершает семь кругов, читая эту молитву, чтобы срочно сдать в аренду свою пустующую квартиру. Необычный способ помогает. А затем постепенно молитва открывается читателю во всей ее мистической глубине.

— А как возникло аппетитное название первого тома романа «Созвездие рыб в сливочном соусе», который вышел в издательстве ЭКСМО?
— Это название «заказное». Редактор издательства попросила озаглавить первый том. И я снова воплотилась на пару часов в Вирсавию. Ведь ей легко работать по заказу, она первоклассный PR-менеджер. Кстати, влюбившись в Раза, Вирсавия неосознанно начинает «пиарить» ему себя саму, представляясь то миллионершей, то потомком царицы Эстер. И ей предстоит не один раз съесть свой обожаемый знак зодиака, приготовленный ее возлюбленным в сливочном соусе, прежде чем она услышит от него долгожданное признание.
— Первый том уже можно купить?
—Да, в интернете по адресу:

https://www.litres.ru/zhanna-korsunskaya/sozvezdie-ryb-v-slivochnom-souse/chitat-onlayn/

Или просто написать в Гугле: Жанна Корсунская «Созвездие рыб в сливочном соусе». Цена книги символическая – два доллара, в том смысле, что долларов, как и главных героев тоже пара.
Первый том романа «Семь Кругов с воскурениями» заканчивается в соответствии с классическим законом издательского дела – на самом интересном месте. И не составило никакого труда найти самое интересное место, потому что интересным является каждый момент «Созвездия рыб в сливочном соусе». Интересным, увлекательным, захватывающим, какой становится сама жизнь Вирсавии, освящённая прозрением о себе.
С гостьей разговаривала Лариса Войчинская




«В сорок девять лет я безумно влюбилась»

Отрывок
В сорок девять лет я безумно влюбилась  в совершенно необыкновенного мужчину.  Он жил на берегу моря и зарабатывал на жизнь тем,  что нырял в лагуны за дорогущими рыбинами,  и потом продавал их рыбному ресторану, а иногда  работал матросом на прогулочных кораблях.

Его звали Раз, что в переводе с иврита означает «тайна». Конечно, странно называть мужчину Тайной, однако это обычное израильское имя. Как, например, Пётр в России. И вряд ли кто-то задумывается, что в переводе с греческого оно означает «камень». Так что, когда мужчина представился мне, я услышала лишь знакомое сочетание звуков. И, конечно, сразу само собой добавилось: Раз… два, три, хи-хи-хи.

Так это и было: он поставил на столик чашечку с кофе, подал мне руку и произнес:
– Раз.
– Вирсавия, – ответила я.

Это произошло на корабле. Корабль арендовало учреждение, где я работаю. Арендовало для «наслаждения сотрудников незабываемой морской прогулкой». Именно так было написано в красочном буклете с программой трехдневного корпоративного отдыха в Эйлате. Не знаю, помнят ли до сих пор эту морскую прогулку остальные сотрудники, но для меня она действительно стала незабываемой. Неужели я буду помнить ее всегда?! С точки зрения моей персоны, составитель буклета прямо как в воду глядел! Даже точнее: в морскую воду… Раз-два-три! Хи-хи-хи!
На корабле Раз выполнял должность матроса. Обжаривал котлеты на железной решетке, устанавливал надувную горку для моих коллег, которые желали порезвиться в море возле корабля, а в конце прогулки ловко забросил канат на металлический столб для швартовки, когда мы причаливали к берегу. Хотя в тот момент мой берег остался глубоко в море, в том месте, где мы проплывали риф дельфинов.

Это произошло в середине путешествия. Капитан корабля объявил в рупор, что слева по борту приближается риф дельфинов. Все ринулись на левую палубу. А я как раз находилась там. Услышав сообщение капитана, я всеми силами всматривалась в морскую даль, надеясь увидеть настоящего дельфина. И вдруг ощутила волну электричества. Точнее, словно внутренний удар. Будто что-то магическое прошло внутри спины вдоль позвоночника. Мистический удар в спине заставил меня обернуться, и я увидела Раза. Он стоял сзади и счастливо улыбался, глядя мне в глаза.  В эту секунду меня осенило, что он моя вторая половина! Вот она, моя вторая половина! Нашелся наконец-то! Надо же такое! Прожить полжизни в поисках и всё-таки найти!
Из множества обещанных в буклете дельфинов появился только один. Да и то где-то далеко. Разочарованные участники морской прогулки разбрелись по палубам. А я парила в облаках! Моя вторая половина сверкал лучезарной улыбкой. Я смотрела на него и отчетливо понимала, почему мне было так нелегко жить все эти годы.
Раз написал на листочке номер своего телефона, чтобы я позвонила ему вечером после того, как приму участие во всех обязательных корпоративных мероприятиях. В тот момент я даже представить себе не могла, сколько самых невероятных приключений со мной произойдет благодаря этому волшебному номеру на листочке – счету за кофе!

Поздно вечером, когда закончилось последнее корпоративное мероприятие – праздничный ужин вокруг бассейна отеля «Царица Савская», я впервые набрала заветный номер телефона, и Раз примчался за мной на своей машине. Хотя, если честно, на такой машине вряд ли можно было примчаться. Моя вторая половина извинился, что машина старая, и добавил загадочное объяснение: «Она до сих пор движется исключительно благодаря моей любви к ней».
Устроившись рядом с Разом, я тоже ощутила приятные чувства к его машине. Она была просторная и ухоженная. Как и дом Раза, в который мы вошли через десять минут. В доме царил идеальный порядок. Позже я узнала, что Раз хорошо рисует и умеет делать абсолютно всё. И всё делает сам. Готовит, убирает, стирает, печет хлеб, выращивает цветы и моет полы, разливая море воды и ловко собирая ее шваброй. Точно, как моют палубу.

Увидев потрясающую, свободную, романтическую жизнь моей второй половины, я осознала, в какой тесной клетке томилась моя первая половина долгие годы! Это заставило меня немедленно открыть ему правду, и я сообщила, что мы наконец-то нашли друг друга! И теперь должны навсегда соединиться с помощью ритуала бракосочетания!




«Любовь в короне царицы Эстер»

Отрывок

В четверг, подъезжая к Эйлату, я ощутила знакомый мне с детства жаркий туман в голове и стремление отправиться с Разом на край света. К этому моменту я совершенно вошла в образ миллионерши. И у меня не осталось и тени сомнений по поводу пояснения моей второй половине о возникновении моего капитала. Я разбогатела, занимаясь недвижимостью. Я решила сказать суженому, что у меня есть десять квартир в Иерусалиме. И я их все сдаю в аренду.

Одна квартира – та самая, в которой я кружилась семь раз с молитвой о воскурении благовоний в Храме, у меня действительно есть. А я скажу, что их десять. Всего лишь добавлю ноль. А что такое ноль? Ничто. Значит, и вранья никакого нет.
Главное – я могла вести содержательную, как мне казалось, беседу о недвижимости. На самом деле я собиралась свести всю беседу к обсуждению жильцов. А в этом у меня был действительно богатый жизненный опыт, потому что жильцы менялись каждый год.
В пять часов я вошла в свиту в Хилтоне. Она превзошла все мои ожидания. Я никогда не отдыхала в таких дорогих номерах. Точнее, полудорогих, потому что это был полулюкс. Но точностью я точно никогда не отличалась. Вдобавок ко всем прелестям этого волшебного помещения, расположенного на десятом этаже, оно было наделено милым балкончиком, с которого открывался прекрасный вид на синее море и причал с разноцветными яхтами.

Мне очень захотелось оставить посреди комнаты мой новый серый чемоданчик в белый горошек, но я понимала, что миллионерши так не поступают. Поэтому с сожалением задвинула свое сокровище в платяной шкаф и тут же позвонила Разу, чтобы сообщить ему, что жду его в нашей свите. Он спросил номер комнаты и сказал, что приедет ко мне через час.

Окрыленная, я спустилась в супермаркет, расположенный рядом с гостиницей на набережной, купила семь литровых пакетов молока и вернулась в свиту. Неожиданно груз оказался слишком тяжелым для меня, поэтому в номер я вошла, обливаясь потом. Это показалось мне очень странным. Раньше мое лицо не заливало таким обильным потом от пятиминутного держания в руках семи килограммов. И я сразу вспомнила угрозы мамы о приближающемся климаксе. Она рассказывала мне, как ее «заливало» на оперативках, и мужчина, сидевший с ней рядом, не понимал, почему она так волнуется и потеет от страха, когда ее участок опережает другие подразделения по всем показателям.

Я думала об этом и выливала в ванну молоко пакет за пакетом, собираясь почувствовать себя Клеопатрой. Конечно, египетская царица лежала в молочной ванне, а не в горячей воде с молоком, как получилось у меня, потому что семь литров едва покрыли сверкающее эмалью дно. Но большего количества я бы не дотащила.

Когда я улеглась в ванну, мысли о климаксе совершенно замучили меня, так что я забыла о Клеопатре и вообще обо всем, а когда посмотрела на часы, то обнаружила, что до прихода Раза осталось всего десять минут. Единственное, что я могла успеть за это время, – немного подсушить волосы и сделать макияж.

Я выскочила из ванны и начала краситься. Вопрос, что надеть, не давал мне покоя. Волосы не высушивались и не падали золотыми волнами, как мне хотелось. И тут меня осенила гениальная идея. Я собрала мокрые волосы в высокий хвост на затылке, надела корону царицы Эстер и голубой прозрачный Настоящий сверкающий палантин, который роскошно смотрелся наброшенным на плечи, хотя я и сварганила его «многофункциональным». Прострочила ткань с боков и сверху, оставив прорези для рук и головы. Сейчас тонкая сверкающая ткань послушно скользнула по телу, скрывая его до самых пяток. Конечно, «скрывая», это с какой стороны посмотреть! Дома, в Иерусалиме, обдумывая, как все будет, я представляла, что облачусь в это одеяние перед сном и неожиданно предстану перед моей второй половиной. Но обстоятельства изменились, и другого выхода я не видела. Бросилась к зеркалу, чтобы посмотреть, как все это на мне выглядит, но тут в двери свиты постучал Раз.

Я открыла. Он вошел. Мы не виделись три месяца! Правда, часто говорили по телефону, но сейчас он стоял передо мной и был таким красивым, что я чуть не потеряла сознание от счастья видеть его так близко! Я совершенно забыла о своем необычном внешнем виде и бросилась к нему. Слезы радости катились из моих глаз. Раз обнял меня, пытаясь утешить, и наконец, произнес:
– Ты собираешься все три дня носить этот странный головной убор?

– Какой головной убор? – спросила я, поднимая на него восторженные глаза, полные слез.
– Этот, – ответил Раз и постучал по короне царицы Эстер костяшкой указательного пальца.
Корона отозвалась глухим эхом. И я, наконец, вспомнила о своем царском образе, упала в кресло, расхохоталась и торжественно произнесла:

– Располагайся, любимый! На моей голове точная копия короны царицы Эстер. Эти три дня я буду носить самые прекрасные одежды, потому что невероятно богата! Ты должен знать об этом, ведь когда мы поженимся, все мое богатство станет нашим!

Раз сел в кресло напротив. Он улыбался. Смотрел на меня и молчал. Я тоже молчала, не в силах перенести счастья его присутствия. Воцарилась тишина. Необыкновенная тишина солнечных лучей, падающих из огромного окна на голубой ковер свиты. На какое-то мгновение мне показалось, что это и есть тот самый край света, куда я так стремилась убежать в детстве с председателем совета дружины. Нет, не свита, и не голубой ковер, и даже не солнечные лучи! А что-то совершенно неописуемое внутри меня. Но оно было в точности как то, что окружало меня сейчас снаружи.

– Ты, наверное, голодный, – наконец произнесла я, вспомнив, что Раз приехал ко мне сразу после работы.
– Да, – отозвался он.
– Тогда я приглашаю тебя в самый дорогой ресторан. Правда, я никогда не была ни в каких ресторанах Эйлата и не знаю, какой из них самый дорогой.

– Не волнуйся, я знаю, – ответил Раз.
– Тогда поехали! – обрадовалась я и вскочила с кресла.

– Поехали, – согласился Раз. Тоже встал с кресла, направился к выходу из номера и открыл входную дверь.
– Неужели ты подумал, что я способна выйти из свиты в таком виде? – опешила я.

Раз обернулся, посмотрел мне в глаза и ответил совершенно серьезно:
– Да.
– И ты бы шел рядом со мной?!
– Конечно.

– И тебе не было бы стыдно, что ты идешь рядом с сумасшедшей?! Это же твой город! Тебя тут многие знают!
– Я бы сопровождал царицу Эстер, что же тут стыдного?
– Голую царицу.
– Не совсем голую, в голубом палантине, словно окутанную морской волной, – опять совершенно серьезно произнес он и вдруг легко поднял меня на руки.

Железная корона уперлась в его грудь. Он засмеялся и развернулся к выходу из свиты. Я подумала: «Какой ужас! Оказаться в таком виде среди людей!» и зажмурила от страха глаза, совершенно не в силах сопротивляться головокружительному волнению быть несомой бесконечно желанным для меня мужчиной, жаркому туману из детства и отчаянному крику из самой глубины моего существа: «Какая разница, в чем ты одета, или не одета?! Все забудут об этом через пять минут! Наконец-то любимый мужчина несет тебя на руках! Ты ждала этого пятьдесят лет! Ты же так мечтала об этом! Твоя вторая половина! Подхватил и понес!» Все эти мысли пронеслись мгновенно, как вспышка! Раз шел и шел, и кто-то внутри меня отчаянно закричал: «Будь что будет!» И в этот момент страх тут же исчез, и я совершенно отдалась блаженству быть несомой…

Вдруг я почувствовала, что приземляюсь. Раз бережно опускал меня вниз. «Неужели на асфальт?!» – подумала я и в ту же секунду ощутила нежность шелковистых простыней. Открыла глаза и увидела, что лежу на королевской кровати в просторной спальне свиты.

– Ты что, ходил со мной по салону? – прошептала я.
Вместо ответа Раз вновь постучал костяшкой указательного пальца по железной короне на моей голове и ласково сказал:
– Может быть, ты снимешь эту царскую принадлежность?

И я тут же ощутила, как мне жутко неудобно лежать на подушке в короне. К тому же она немного сдавливала мне голову, потому что, надев, я надвинула ее поглубже, чтобы корона не упала, и волосы были слишком туго затянуты в хвост на затылке. Наверное, комфорт пышной подушки контрастно обнажил всё это, но я решительно вцепилась двумя руками в корону и твердо произнесла:

– Нет! Ни за что не сниму! Еще никогда в жизни я не занималась любовью в короне!
– А мы не будем заниматься любовью, – заверил Раз.
– Тогда зачем же ты принес меня на кровать? – опешила я.
– Чтобы мы вошли в любовь, – серьезно произнес он.
– Вошли в любовь? – не поняла я.

– Да, – отозвался он и добавил: – заниматься любовью и войти в любовь – это две противоположные сущности, как земля и небо.

– А что, разве нельзя войти в любовь в короне?
– Нет, абсолютно невозможно, – ответил он.

– Почему? – прошептала я, послушно снимая железное нагромождение со своей головы.

– Любовь – это и есть истинная корона, – ответил Раз. – Она содержит в себе всё, поэтому ей ничего не нужно, никаких внешних атрибутов, – продолжал он, бережно выпутывая мои мокрые волосы из тряпочной резинки, которой я крепко стянула их на затылке. И когда последняя прядь была выпущена им на свободу, я ощутила такую легкость, словно все это время моя голова действительно была заключена в клетку. И незабываемая фраза из перевода на невообразимый русский язык липового сертификата к короне всплыла в моей памяти: «Вес короны один кило и двадцать шесть грам. Это даст тебе наслаждение знать на голове, что знала царица Эстер, когда эта тяжесть покрыла её темечку».

Другие материалы в этой категории: « Мечта В краю отцов »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ




Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
Настоящий интеллигент никогда не скажет "** твою мать", он скажет: "молодой человек, я вам в отцы гожусь"...
* * *
Попробуйте, к примеру, не потеряв смысла, красоты и душевности, перевести на любой другой язык хотя бы эту простую фразу: "Мало выпить много не бывает, бывает маленько многовато перепить"
* * *
Приемная комиссия в театральном институте. Абитуриентке говорят:
Девушка, а изобразите-ка нам что-нибудь эротическое, но с обломом в конце.
Абитуриентка, не долго думая:
А!.. Ааа!! Аааа!!! Ааа-а-аапчхи!!!!!

Читать еще :) ...