Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

Один богатый человек за сто фунтов купил картину у английского художника Уильяма Тёрнера. Позже он узнал, что эту картину художник рисовал всего два часа. Богач рассердился и подал на Тёрнера в суд за обман. Судья спросил художника:
– Скажите, сколько времени вы работали над этой картиной?
– Всю жизнь и ещё два часа, – ответил Тёрнер.
* * *
- Официант, всем шампанского за мой счёт!
- Марк Абрамович, но вы здесь один.


Читать еще :) ...

ПУТЕШЕСТВИЕ В ВЕРОНУ

Автор: 


Я памятник ей в золоте воздвигну.
Пока Вероной город наш зовут,
Не будет в нем великолепней статуй,
Чем в честь Джульетты и ее заката.

Юля закрыла книгу. Хотелось плакать. Как они красиво любили друг друга, Ромео и Джульетта. Прекрасная Джульетта, почти ровесница. И такая несчастная.



Юля тоже мечтает о своем Ромео. И она увидела его. Вернее, его портрет в городской газете. Тонкий, стройный, в костюме фехтовальщика, со шпагой в руках. Павел Бодров – победитель юношеских соревнований, студент машиностроительного института.

Завтра большой спортивный праздник. Будут состязаться команды городских ВУЗов. Завтра же Юля купит цветы, придет пораньше во Дворец спорта, займет место в первом ряду зала, где будут выступать фехтовальщики. Когда объявят имя победителя, а им, конечно же, будет Павел, она подбежит к нему и поднесет ему ее любимые цветы – ландыши.
Зал, где соревновались фехтовальщики, был почти заполнен. Много молодых женщин, девушек. Ясное дело, фехтование – самый романтический вид спорта. Появление Павла было встречено аплодисментами и восторженными выкриками. Как красиво, элегантным взмахом шпаги приветствует он соперника! Как тонко парирует его выпады! Настоящий Ромео!

Когда Павел взошел на пьедестал почета – 1 место – Юля сорвалась с места, подбежала к нему и протянула скромный, приятно пахнущий букетик.
Он окинул ее взглядом. Юная восторженная пташка. Школьница, наверное. Старшеклассница. По опыту знает, такие – благодатная почва.
– Как тебя зовут?
– Юля.
– Юлечка, через полчаса, минут сорок подойди к служебному входу, хорошо?
Сердце сладостно сжалась, но она не успела ответить. К победителям со всех сторон устремились поздравляющие, обнимали, выражали восторги. Щелкали фотокамеры.
Через полчаса Юля вошла в коридор служебного входа. Там стояла веселая компания молодых людей. Некоторые из них держали в руках авоськи, источавшие вкусные запахи сухой колбасы, селедки. Из ячеек, как из крошечных амбразур, высовывались горлышки «Московской».
Открылась дверь, показался Павел, с ним другие участники соревнований. Толпа радостно загудела.
– Ну что, ребя, поехали, отметим, так сказать…
Увидев Юлю, Павел устремился к ней.
– Юлечка, милая, я сейчас должен уехать с ребятами, понимаешь, заранее договорились. Возьми мой телефон, позвони мне завтра вечером в общежитие. Я буду у телефона и постараюсь взять трубку. Если нет, спроси меня.
Юля взяла бумажку с номером и ушла. Длинноногая дива, в модных джинсовых брюках, оттащила Павла в сторону.
– Что, Павлуша, – очередная твоя жертва? Ты не думаешь, что это может мне надоесть окончательно?
– Не понимаю, о чем ты, Галка. Это ученица-комсомолка из какой-то школы. Приглашает меня на встречу с пионерами. Ты из каждой чепухи делаешь событие.

Весь следующий день Павел ждал звонка и, конечно, дождался. Встретились в парке. Погуляли. Зашли в кафе «Мороженое». Он интересно рассказывал о различных соревнованиях, сыпал именами известных спортсменов. О своих победах говорил вскользь, как бы между прочим. Юля жадно слушала, переспрашивала. Павел небрежно, не считая денег, расплатился.
Он проводил ее домой. Юля была очарована. Павел, такой сильный, надежный. Так приятно чувствовать себя защищенной. Прощаясь и договорившись о новой встрече, он погладил ее по щеке. Юля всю ночь чувствовала это прикосновение.

Через день встретились снова. Сходили в кино. В буфете попили кофе с печеньем. В сувенирном отделе Павел купил маленького зайчонка и подарил ей. Ну разве можно сравнить его с сопляками из ее класса! После сеанса долго гуляли. Остановились у ее подъезда далеко за полночь. Неожиданно на полуслове он обнял ее и крепко прижал к себе. Он стал целовать ее лоб, глаза, щеки, жадно впился в губы. К ней и раньше приставали мальчишки с поцелуями, но ее никогда не влекло к ним. Павел! Какой он сильный! Хорошо с ним. Вот только не совсем приятно, когда глубоко целует в губы. Правда, она знала о таких поцелуях, «французскими» называются, девчонки между собой говорили. Особенно расписывала их Верка. Та давно уже встречается со взрослыми, все познала и охотно обо всем рассказывает. Юля все знает пока только по разговорам, ей хочется все познать на деле, очень хочется, но… страшновато. А Павел прижимал ее к себе, и она таяла в его объятиях.
– Юлька, я завтра уезжаю на соревнования. Позвони мне восемнадцатого в семь вечера. Буду ждать у телефона.
– Скоро нам поставят телефон, и ты сможешь звонить мне в любое время.
– Будешь скучать?
– Да! Да!
Он еще раз крепко глубоко поцеловал ее в губы. На этот раз понравилось.
День в день, минута в минуту, с бьющимся сердцем, набрала Юля заветный номер. Трубку сняла старуха-вахтерша, которую Павел в очередной раз умаслил коробкой конфет, и поэтому, едва услышав сбивающийся девичий голос, она тут же передала ему трубку.
– Юлька, ты где? Жди, через полчаса подъеду к тебе.
Они бродили по улицам, поужинали в каком-то кафе. Павел заказал вино – привез одну золотую и одну бронзовую медали, надо отметить. Часто поглядывал на часы.
– Юлька, поехали ко мне в общагу.
– Зачем?
– Увидишь, где я живу, с друзьями познакомлю, мировые ребята.
Подойдя к общежитию, он повел ее не к парадному входу, а к тыльной стороне здания. Обшарпанная дверь оказалась незапертой. Они оказались в каком-то дурно пахнущем коридоре, но скоро поднялись на третий этаж.
– Вот она, моя обитель, 308-я комната.
Она оказалась пустой. Юля смотрела вокруг с любопытством и опаской.
– Где же твои друзья, ты обещал познакомить
Павел прижал ее к себе.
– Все в свое время, а сейчас… помочь тебе раздеться?
Ей казалось, что сердце вот-вот выскочит из груди от желания, любопытства и страха. Но Павел… Она поняла еще тогда, когда он уехал, когда скучала по нему каждый день, поняла, что любит его. Как прекрасно, что она все познает с ним, с ним… Наверное, ее любимая героиня, с которой мысленно делилась своими чувствами, почти подружка, Джульетта, точно так же была счастлива с Ромео.
– Ты что, Паша? Ведь могут войти.
– Не боись. У нас железное расписание. Никто никогда его не нарушает.

ЛЕТ СОРОК СПУСТЯ

Чиновник иммиграционной службы пробежал только что заполненную анкету, что по-здешнему называется «апликейшен».
-O’key, Джулия, с документами у вас все в порядке. Желаю счастливого дня.
Джулия! Джульетта! Есть ли более красивое имя? С него и начнется ее «открытие Америки». Приехала она сюда одна, по вызову брата, что уже лет двадцать, как расстался с коммунистическим «раем», скучать ей не за кем, «там» никого не оставила. Правда, дело идет к шестидесяти, но возраста не чувствует. Выходя из офиса, снова взглянула на себя в зеркало. Осталась довольна. Похудела. Остальное доделал макияж.

Америка поразила ее изобилием продуктов, но приехала сюда не за этим. И «там» не умирала с голоду, и тряпки научилась «доставать». Положение технолога Завода сверхточных приборов обеспечивало ей вполне достойное, по советским меркам, существование. Но, по большому счету, жизнь не сложилась. Вернее, сложилась не так, как хотела. Травма, нанесенная Павлом, долго не заживала. Да и сейчас, считай, на старости лет, пусть редко, да кольнет. Как он ей клялся в любви! Пока однажды, после проведенной с ней бурной ночи, отправился со своей Галкой в ЗАГС. Поначалу думала – не перенесет. Появилось жгучее желание отомстить гаду. Время, однако, брало свое. Поступила в институт. Увлеклась Мишей. Милый остроумный мальчик. Потом был Сережа. В магазине случайно познакомилась с Марком. Оказался лет на десять старше ее. Высокий, с благородной сединой. Как он умел ухаживать! Никогда не приходил на свидание с пустыми руками. Цветы, конфеты, сувениры. Когда стали совсем близки, дарил ей предметы дамского туалета. Идеальный мужчина! Полюбила его, кажется, по-настоящему.
В один из дней неожиданно почувствовала дурноту. Сразу поняла... Призналась ему. Подумала – теперь он уже навеки ее. Господи! Как поменялось его лицо! На лбу выступила испарина. Засуетился.
– Ты только не волнуйся. Я найду хорошего врача, сколько б ни стоило.
– Но зачем? У нас будет ребенок, – она заглянула ему в глаза, – хочешь, я рожу тебе сына? Мы же любим друг друга. Нас будет трое.
– Любим-шмубим. Кому нужны сейчас дети? И вообще, я не собираюсь жениться. Разве я тебе обещал? Нет, конечно, я люблю тебя, и позже обязательно поженимся, но сейчас надо избавляться от беременности. Я все возьму на себя.

Много воды утекло с тех пор... Нет, конечно, не все мужики сволочи. Каким благородным, искренним был Володя. Когда она вдруг слегла с почками, он чуть свет не перевернул. Доставал дорогие лекарства, дорогие продукты, добился консультации у двух профессоров. Ему многое было доступно – занимал высокую должность. Летала с ним два раза в Гагры. Вот только... занятый был. Жена, дети. Не смог наступить себе на горло, уйти из семьи. Не хватило мужества.

А Матвей, милый Мотя. Он был намного моложе ее, влюбился, как мальчишка. Одно время перешел к ней, жили вместе. Считай, семья. Отношения, правда, не оформили. Года через два тихо, бесшумно ушел. И она не проявила особых эмоций. Такое должно было случиться. Молодой, вся жизнь у него впереди. Перед своим отъездом случайно встретила его на улице, поговорили. Жена, дети...

Год шел за годом. Хотела, ведь очень даже хотела выйти замуж, но... Настолько привыкла быть одной, свободной, и, потом, как это, чтобы абы кто хозяйничал в ее такой уютной квартирке? Нет, нашелся бы подходящий, тогда другое дело. Чтоб и умный был, и благородный. Только где обитает такой? Как сказала одна ее знакомая старушенция, что в свою бытность прошла «огонь и воды», не тот мужик нынче пошел, не тот. Вот так незаметно дотянула до своего пенсионного возраста. Ни детей, ни мужа. Все чаще ловила себя на чувстве – страшно быть одной. Если, не приведи Господь, случится что, рядом ни души. Что ж, не удалась жизнь «там», попробует здесь, в новом, так сказать, свете. В конце концов, она моложаво выглядит, здоровье пока тьфу-тьфу, особо не подводит. И пусть о прежней профессии пришлось забыть – тыл у нее обеспечен. Новоприбывших ее возраста государство берет на свое довольствие. Временами, правда, находила себе подработки. То присмотрит за больной богатой американкой, то наймется убирать дома у зажиточных хозяев. Скопила немного деньжат.

Время шло. Постепенно она обрела небольшой круг знакомых. Кое с кем из женщин подружилась. Вместе отмечали памятные даты, в будни часами разговаривали по телефону. Обо всем на свете. И конечно, о том, что неплохо бы найти человека, с которым можно было бы поговорить, отвести душу, вместе прожить, что осталось. Все остальное... Желательно, конечно, но в нашем возрасте на многое уже закрываешь глаза. Наташа, кому больше всех доверяла, как-то призналась, пусть хотя бы только сопит рядом с тобой, уже легче. Только где его возьмешь, свободного? А те, что есть, пуще огня бояться потерять свою «свободу и независимость», хотя, по неписаным в русской общине правилам, никто и не заикается об официальной регистрации.
Одна ее подружка, из замужних, как-то сказала
– Есть у меня очень приличный человек, в прошлом главный инженер проекта. Правда, болеет сейчас, с вокером ходит, с трудом разгибается, – она взглянула на Юлю, – да нет, глупости, тебе не подойдет. Постой, постой, есть другой, семьдесят девять лет, тот еще на ногах. Давай познакомлю, а то, неровен час, кто-то перехватит. Думаешь, не найдутся желающие? Мужики, они, знаешь, в цене. И потом, знакомство ни к чему не обязывает.

Знакомство состоялось в ближайшее воскресенье. Подружка с кандидатом в женихи, Петей, пришли к Юле домой. Петя оказался маленьким, аккуратным, вежливым старикашкой. Принес с собой коробку конфет. Юля поставила на стол торт, предложила чай, кофе. Петя попросил пакетик фруктового чая.
– Давление, знаете.
Из дальнейшего разговора выяснилось, что уже два года живет один, с давлением кое-как справляется, да вот беда – возникли проблемы с простатой. Несколько раз повторял:
– Как у вас хорошо, уютно. У меня дома совсем не так.

Постоянно вынимал из кармана блокнот, листал.
– Память подводит. Записываю, чтобы не забыть. А, вот, нашел. Можете мне сейчас включить седьмую программу? Хочу баскетбол посмотреть.
Юля усадила его в кресло перед телевизором. Через несколько минут он прикорнул. Еще через некоторое время сердечно попрощались.
– Приятно было познакомиться.
– А что, если я приду в следующее воскресенье?
«Лучше не надо», – подумала Юля, но вслух сказала:
– Конечно, приходите.
Ничего страшного, забудет. Не видно было, чтобы записал. Петя, однако, и без записи не забыл. Явился в воскресенье, волоча какой-то тюк.
– Это моя подушка. Я, чтоб вы знали, привык спать только на своей подушке. Я решил. Остаюсь у вас. Я понял, вы очень хорошая. Остальные вещи мой сын потом привезет.

Вот это да! И в дурном сне не могло присниться такое.
– Простите, Петя, разве я вам сделала предложение?
Он гордо вскинул голову.
– Вы разве против?
Юля не успела собраться с мыслями, как Петя стал тереть себе затылок.
– Ой, кажется, давление подскочило, чувствую тяжесть.
Господи, чего не хватало, так чтоб он сейчас грохнулся на пол.
– Что вы, что вы, Петя, я в принципе не против, но нельзя же так вдруг. Нам надо сначала проверить свои чувства. Давайте сделаем так. Я сейчас провожу вас домой, мы начнем встречаться, как это принято у порядочных людей, потом обо всем договоримся. Вы только не волнуйтесь, все будет хорошо, вот увидите.
Ну и денек выдался. От таких женихов самой кокнуться можно. Решила купить колор-айди. Если увидит его номер, трубку не поднимет.
Позвонила как-то другая ее подружка, шумливая Сара. Живет с мужем, все у нее хорошо, любит делать мицвы.
– Слушай! Встретила вчера в магазине одного моего знакомого. Вдовец. Ищет добрую, порядочную женщину. Не ахти какой интеллигент-шментиллегент, но спокойный, хозяйственный. Дала ему твой телефон. Не сердишься? Уж я тебя расписала – будь здоров!

Звонок раздался на следующий день.
– Говорит Фима, – закартавила трубка, – Сарин хороший знакомый.
– Очень приятно, Фима.
– Сара мне о вас много хорошего наговорила. Хочу встретиться.
– Вы не боитесь разочароваться?
– Я вообще ничего не боюсь. Вчера был в пабликейте, так у меня все документы в порядке, продлили мне фудстемпы, медикейт, нет, я ничего не боюсь.
– Прекрасно!
– Встретимся через семь дней. Знаете почему? Я посадил себя на режим. Неделю – через неделю ежедневно кушаю чеснок. Я читал, что чеснок очень полезен для здоровья, особенно для мужчин. Сейчас у меня началась чесночная неделя. Я позвоню, как только она закончится.
Он позвонил, как обещал. Трубка, ей показалось, пахнула чесночным перегаром.
– Извините, Фима, я сейчас тороплюсь. Я сама вам позвоню.
Бросила трубку и пошла открывать окна...
Однажды в очереди за продуктами, что раздавались в одной благотворительной организации, познакомилась с Майклом, на вид за шестьдесят. Поджарый, чувствуется, крепко сколочен. Водит машину. Предложил подвезти. По пути разговорились. Простой в общении, сразу перешел на «ты». В «прошлой жизни» геолог...
– ...и, конечно же, Мойше, не так ли?
– Почти так. Был Михалом, но здесь, сама понимаешь...

Как и большинство, приехал сюда ради детей. С женой расстался еще «там». Дети устроены, живут в пригороде. Приезжают раз в неделю, бывает, в две недели. Одному жить сложно, но справляется, силы есть. Обожает турпоездки. Сейчас агентство набирает группу в Италию, но, к сожалению, не сможет поехать. Сын купил дом, просил помочь перебраться.

Он припарковал машину у Юлиного дома.
– Может, пригласишь, посидим?
«Смелость города берет, – усмехнулась про себя Юля, – На морде написано – далеко не однолюб. Перебьется пока. Вдохновения нет сегодня, да и в ванной не прибрано.
– Как-нибудь в другой раз.
Он задержал на ней взгляд.
– Губы у тебя хорошие... Ладно, обменяемся телефонами.
Когда Юля рассказала Наташе, та взвыла:
– Ты что! На него все бабы зарятся. Когда про него прознали, выстроилась целая очередь кандидаток на знакомство с ним. Он, знаешь, с большим самомнением. Пока что ни одна ему не подошла, хотя, думаю, не постит. У тебя его телефон, не раздумывай, звони. Кто знает...
Юля каждый день крутилась возле телефона. Не звонит дамский любимец. Губы, видите ли, ему понравились. Удивил! Она от многих слышала комплименты о своих пухлых, чуть вытянутых губах. Счастья в жизни ей это не принесло. А что, если она позвонит? Тогда все пойдет по накатанной. С него, стервеца, как с гуся вода, а ей останутся одни переживания. Сил уже никаких нет. Там, на ее старой родине, была конкретная цель – уехать в Штаты. И что получилось? Все равно одна. Сейчас куда умотать? Стоп! Он же говорил – набирается группа для поездки в Италию. Почему бы ей не поехать? Куда лучше, чем ждать от него звонка. Поедет, отвлечется немного от своих распрекрасных будней.

* * *

Италия – страна света и моря, яркого темперамента и улыбчивой праздности. Рим, Генуя, Тоскана, Венеция... Что ни город – история. Из Венеции туристы отправились в Верону. Женщина-гид рассказывала:
– Мы едем по местам, по которым путешествовал когда-то великий сказочник Андерсен. Верона влекла его великолепием архитектуры. Правда, дороги тогда, как вы понимаете, не были покрыты асфальтом, и вместо автобусов катили дилижансы. В четырнадцатом веке Верону потрясла ужасная трагедия двух влюбленных сердец, блистательно описанная впоследствии великим Шекспиром.
Юля слушала, блаженно подремывая на мягком сиденье. Какой была наивной дурочкой! Лила слезы над несчастной любовью Ромео и своей тезки Джульетты. Хорошо, хоть на старости поумнела.

Экскурсия по городу продолжалась почти весь день и уже подходила к концу.
–...перед нами еще одна достопримечательность города, – продолжала гид, – памятник Шекспировской Джульетте.
– Неужели?! – Юля едва сдержала свои эмоции.
Невысокое нежное скульптурное изваяние стояло на совсем низком постаменте. Гид продолжала:
– Обратите внимание, как живая, не правда ли? И знаете, уже не одно поколение людей убеждено, что скульптура обладает магическим свойством. Сюда приезжают девушки со всего света, те, кому не везет в любви. Они прикасаются рукой к правой груди Джульетты, после чего становятся любимыми и желанными.

Группа оживленно загудела.
– Вот и все на сегодня. Теперь в гостиницу. Отдыхайте. Завтра возвращаемся домой.
Ночь выдалась для Юли беспокойной. Что за дурацкие фантазии ее одолевают! Она уже достаточно взрослая, чтобы не заниматься всякими глупостями. Завтра предстоит длительный перелет, необходимо выспаться. Но не спится, хоть тресни!

Юля взглянула на часы – пять утра. Успеет. Соскочила с постели, приняла душ, наскоро оделась и выскользнула из номера. Дорогу она хорошо запомнила, и через несколько минут оказалась на месте. В небе пробивались первые, еще робкие лучи солнца. Деревья неподалеку от скульптуры весело шелестели листьями, и по лицу Джульеты, ее стройной девичьей фигуре пробегали маленькие игристые тени. Казалось, она только-только встрепенулась ото сна... Юля медленно подошла к ней. Постояла. Протянула руку и осторожно коснулась ее правой груди. И тут Юле почудилось, что ее давнишняя доверительная подружка едва заметно мягко улыбнулась...

...Через каких-нибудь полсуток Юля вышла из самолета и вместе с туристами направилась к зарезервированному автобусу, что должен был развезти их по домам. Еще через час она вошла в свою квартиру. Первое, что увидела – мерцающая рубиновая цифра в крошечном оконце автоответчика. Единичка. Кто-то один оставил сообщение. Кто? Все ее подруги и знакомые знали, что она уехала. Все ли? Перехватило дыхание. А что если... Она бросила тяжелую сумку на пол и медленно протянула руку к нетерпеливо мерцающей цифре...


Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии