Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

Жена учителя математики выгнала его из пункта А в пункт Б.
***
Последнее время хожу какой-то сонный целыми днями. Решил начать делать зарядку по утрам чтобы взбодриться. Теперь хожу не только сонный но ещё и уставший.
***
Выгляжу так, будто спала за всю жизнь от силы 1 раз, и то стоя.
***
— Наум Осипович, и шо это Вы не в настроении?
— Сегодня поехали с Идочкой разводиться ... Не доехали.


Читать еще :) ...

Казалось, счастье будет вечным...

Автор: 

Каждая женщина рано или поздно задает себе вопрос: «Счастлива ли она?» и не может однозначно ответить. Жизнь ведь она как длинная дорога – местами ровная и гладкая, местами волнистая, ухабистая, порой с крутыми поворотами, а то и с колдобинами да бампами.


Первая встреча, радостные свидания, замужество, счастливая совместная жизнь в любви и взаимопонимании, рождение детей… и развод. Вполне банально, потому что таких примеров множество. После более чем 38 лет счастливой совместной жизни взять да и развестись! Не каждый на это решится, а это и значит, что были на то веские или, как принято говорить у следователей, отягчающие обстоятельства, если так можно выразиться в случае с разводом. Почему же все-таки так произошло?
Они встретились на танцах в Нахимовском училище. Девочка Аленка училась в 10-Б классе, а мальчишки из 11-го класса военного училища пришли пригласить девочек к ним на танцы в субботний вечер. Как же девчонки были рады! Портниха Валя сшила для Аленки сногсшибательное, как считала Алена, темно-синее платье со встречной складкой посередине, расшитой белым, сияющим как звезды на ночном темном небе, бисером. Большой бант на вершине складки выглядел как птица с распростертыми крыльями. Платье было коротким и расширялось книзу словно колокольчик, как тогда было модно. Спасибо мамочке, которая, во многом отказывая себе, заказала это платье. Bремена-то были не из легких, но мама Аленки старалась, чтобы дочки были одеты не хуже других. Правда, первое время к Аленке все переходило от ее старшей сестры, но та была очень аккуратной, и вещи смотрелись как новые.

Первое платье, сшитое специально для Алены, она надела только в седьмом классе и прыгала от счастья! А потом мама старалась к каждому празднику заказать портнихе новое платьице для нее, конечно, из недорогих отрезов. Портниха Валя была большой фантазеркой с «золотыми руками», и на школьных вечерах Аленка чувствовала завистливые взгляды девчонок. Тогда она, в силу ее возраста, не могла полностью понять и оценить, как нелегко давалось все это ее мамочке Марии, но с возрастом, особенно с рождением своих детей, возвращаясь памятью в те далекие годы, она испытывала огромное чувство благодарности и любви к своей мамуле.
Длинные вьющиеся волосы золотисто-пепельного цвета, накрашенные и без того длинные реснички, в белых туфельках на стройных, прямых ножках – девчонка семнадцати лет с белоснежной, сверкающей улыбкой выглядела как куколка. На вечер Аленка шла вся такая гордая и радостная к одному из приглашавших мальчишек, Ленечке, обаятельному парню с большими, как блюдца, голубыми глазами и длиннющими ресницами. Он обещал ждать ее у входа. Конечно же, она в основном танцевала с Ленечкой, но и другие мальчики спрашивали разрешения потанцевать с ней. Ее счастью не было предела, и не только потому, что она пользовалась успехом, просто она не представляла себе жизни без музыки и танцев! Надо отметить, что танцевала она отлично, чувствуя музыку и двигаясь грациозно, и не без удовольствия замечая на себе взоры ребят и завистливых девчонок. Курсант по имени Валера, как она узнала позже, очень худенький с вьющимися волосами мальчишка, попросил разрешения потанцевать. Он что-то говорил, беспрестанно улыбался, а в конце танца объявил: «Алена, а ты мне очень понравилась». Но тут подошел Ленечка, чтобы пригласить на очередной танец, который был на тот вечер последним, и предложил проводить Аленку домой. Тихий и скромный Ленечка почти всю дорогу молчал.
Был конец мая 1969 года. Аленкe предстояло поступление в институт, а ребятам из Нахимовского – распределение в высшие военные училища. Чтобы поступить на дневное отделение, ей было необходимо набрать двадцать баллов по четырем предметам, но Аленка не прошла по конкурсу (восемь человек на место). Как же она плакала и переживала! Ведь не хватило только одного балла (набрала 19 из 20)! Но потом оказалось, что вечерний – это и к лучшему. Отец, морской офицер, устроил дочку работать в Высшее военное училище.

На дворе стоял сентябрь. Аленка подошла к КПП и предъявила свой пропуск, но один из курсантов, шутя, грозился не пропустить. Он сказал смеясь:
– Девушка, а ведь мы с вами встречались!
– Что-то я не помню такого, ответила она улыбаясь.
– Так ведь пока не вспомните, мы вас и не пропустим.
Их было двое. Один щупленький, невысокий, с незвонким голосом, а другой даже совсем наоборот – высокий, крупный и с прямо-таки командирским голосом. Первый напомнил ей, что однажды танцевал с ней в Нахимовском, а впоследствии выяснилось, что оба парня знают ее отца. Завязалась дружба. Аленка чувствовала, что нравится обоим. Когда родители отмечали ее 18-летие, Аленка пригласила подружек-одноклассниц и курсантов, ведь подруги тоже хотели познакомиться с военными! Валера, так звали худенького парнишку, смотрел на Аленку влюбленными глазами и выглядел очень растерянным. Можно было догадаться, почему: каждый из ребят хотел потанцевать с именинницей, и они наперебой приглашали ее. Она же была на седьмом небе от счастья. Цветы, внимание ребят, тосты в ее честь, немного шампанского, вкусная еда (спасибо мамочке-мастерице), веселые друзья вокруг стола, и Аленкиному счастью не было предела. Вечером именинница пошла провожать гостей. Саша, так звали парня, который подарил букет белых хризантем, не отходил от Аленки ни на шаг, а Валера шел сзади и бросал им в спину снежки. Дошли до метро, стали прощаться, Саша вдруг и говорит:
– Надо же такому случиться! Вот дурья башка! Я же дипломат забыл! Придется возвращаться, да заодно и тебя провожу.
Валера спал с лица, он выглядел каким-то расcтрoeнным, чувствовалось, что очень переживал. Он тоже хотел ее проводить, но его опередили.
Александр был красивым, но Аленке он не понравился, уж очень смелый: когда прощались, полез целоваться.
Аленку встретила бабуля, седовласая, с благородным и добрым лицом пожилая женщина, которую девушка очень любила.
– Ну что, вернулась, гулена? А то уж я начала беспокоиться. Да ты, я вижу, не одна.
– Бабуля, Сашок забыл свой дипломат в коридоре.
У бабушки появилась улыбка на лице.
– Ну что ж, он в целости и сохранности.
Бабуля догадалась, что Санек специально забыл свой дипломат, чтобы появилась возможность именно ему проводить Аленку домой. Когда он, вежливо попрощавшись, ушел, бабушка Лиза поцеловала именинницу и неожиданно объявила:
– А ведь я знаю, кто в тебя по уши влюблен!
– Эка невидаль! Я тоже догадываюсь. Сашка, кто ж еще!
– А вот и нет.
– И кто же? – с любопытством спросила внучка.
– Кто, кто. Какая ты у меня глупенькая! Да ведь это же Валера, а остальным ты просто очень нравишься.
– И с чего это ты взяла?
– Так у меня-то, в отличие от тебя, было время заметить, какими влюбленно-печальными глазами он смотрел на тебя, когда ты танцевала с кем-то другим! Тебе-то ведь, моя хорошая, было не до этого. Ты вся светилась от счастья, как же иначе-то, ведь такое внимание! Да и понравился он мне больше других: не потому что красивый, он так себе, обыкновенный паренек, а потому что застенчивый такой, скромный, и глаза у него добрые и честные.
На следующий день Валера позвонил рано утром и грустным голосом попросил разрешения приехать.
– Конечно, приезжай!
– Спасибо, уже бегу! – со счастливыми нотками в голосе прокричал он в трубку.

Аленка стремглав помчалась к зеркалу приводить себя в порядок, который включал в себя не только смену пестренького сатинового халатика, но обязательную подводку глаз и покраску и без того темных и длинных ресничек. Звонок в дверь коммуналки прозвучал где-то через час. Она, опередив любопытную соседку по квартире, подбежала к массивной двери и распахнула ее настежь. На пороге стоял весь светящийся от счастья, с букетом гвоздик, Валера.
Все закрутилось очень быстро. Почти каждый день они встречались в училище. Неизвестно, как Валере удавалось, но он старался утром хоть на минутку увидеть Аленку до начала рабочего дня перед занятиями, а иногда заскакивал на переменке. В увольнение он заезжал к ней домой, они ходили в кино или просто гуляли, а дома их всегда ждал вкусный ужин. Родители и бабуля были очень гостеприимными и всегда потчевали гостей, а к Валере относились как к сыну, и, как ей казалось, с жалостью, так как его родители жили очень далеко и никогда не присылали ему гостинцев или денег. Конечно, в училище кормили неплохо, но разве сравнить с домашней кухней, а тем более с тем, как готовила Аленкина мама. Гости всегда восхищались ее кухней: будь то ароматный украинский борщ, курица или свиная ножка с румяной золотистой корочкой, запеченные в духовке, прозрачное заливное из осетрины или винегрет. А уж о пирогах и говорить не приходится! Это были не пироги, а произведения кулинарного искусства.
Однажды вечером Аленка с Валерой гуляли, держась за руки, рядом с ее школой, и Валера вдруг чмокнул ее в щечку, a потом, как будто чего-то испугавшись, быстренько отпрянул назад. Аленка стояла с изумленно открытыми глазами, но потом осмелилась спросить:
– А ты чего так отскочил? Чего так испугался?
Ответ был прост:
– Боялся получить от тебя пощечину, – улыбаясь, ответил смущенный Валерий.
Через неделю после Аленкиного дня рождения Валерий передал ей письмо – признание в любви: «Сейчас тихо-тихо в классе: все занимаются, а я сижу и думаю, вспоминаю тебя. Скорей бы завтра, когда я смогу увидеть тебя и сказать “Здравствуй”. С завтрашним днем опять будешь ты! Мне так хочется сказать тебе очень важные слова, но как трудно произнести всего три слова, таких простых и таких сложных, которые ты хранил, берег как реликвию для одного человека – волшебные слова: “Я люблю тебя”. Вспомнились Есенинские строки:
Мне бы только смотреть на тебя,
Видеть глаз златокарий омут,
И чтоб прошлого не любя,
Ты уйти не смогла к другому.
Аленка, мне грустно, когда тебя нет рядом, мне даже страшно думать о том, что ты когда-нибудь скажешь “прощай”. А как мне хотелось видеть тебя 8-гo утром. Если бы это было в моих силах, я купил бы все цветы и преподнес их тебе! Когда я ехал к тебе, я улыбался всем в электричке и бежал от метро до твоего дома. А дядя Коля в тот вечер сказал, что любит тебя больше всех на свете и доверяет мне тебя. Счастье – это когда тебя понимают. С этим нельзя не согласиться».
В письме Валерий поделился с Аленкой своими сокровенными мыслями и открыл ей свое сердце:
«Люблю тебя, очень люблю, очень... Я в твоих руках. Написал все, что у меня на сердце. Но только как бы ты ни решила, знай, что ничего не изменится, ничего. Твой Валерий».

Письмо было очень длинным – на девяти страницах, добрым, сердечным, немного печальным, очень теплым и искренним, и Алена перечитывала его много-много раз.
Через два месяца после встречи на КПП Валера как-то пришел вечером и заявил Аленкиному отцу Николаю, что хотел бы с ним поговорить.
– Дядя Коля, я хочу попросить руки Вашей дочери.
Каково же было Аленкино удивление, что очень строгий и очень любивший ее отец ответил:
– Ну что ж, дело хорошее. Только со свадьбой придется подождать до лета.
На дворе стоял конец ноября, a это значило, что ждать надо минимум полгода. Объяснение было простым:
– Лето для свадьбы – лучшее время года, и у вас будет время проверить чувства. Да есть и другая причина. Намечается еще одна свадьба – Татьяны, моей старшей дочери, с Юрием, тоже военным, но только армейским. Вот сразу в один день и сыграем две свадьбы!
Аленке очень нравился Валера, с ним было спокойно и интересно. Всегда находились темы для разговоров, и ни в чем не было разногласий. Но было одно «но», которое ее смущало. По своей наивности она открылась своей бабуле, другу и советчице, хранительнице ее тайн.
– Бабуля, а ведь я боюсь выходить за него.
– Чего так?
– Бабуля, так ведь у него грудь волосатая, даже из-под тельняшки волосы торчат!
– Ох уж и насмешила ты меня, глупенькая! Это ж хорошо, волосатый – значит счастливый!
Она еще посмеялась недолго, а потом спокойно, с серьезными нотками в голосе сказала:
– А в замужестве ведь что главное? Что он тебя по-настоящему, искренне любит.

Свадьба состоялась, а вернее сказать, свадьбы, в августе. На ковре во Дворце бракосочетания стояли две пары. Кольцами обменивались по старшинству. Первыми обменялись Татьяна и Юрий, ну а потом Аленка с Валерием. Торжественно звучал вальс Мендельсона. Приглашенные наперебой поздравляли молодых, желая им счастливой семейной жизни в любви и согласии и одаривая их множеством поцелуев. Теперь молодым предстояло небольшое путешествие по городу. Две белые свадебные машины медленно двигались по набережной Невы, обращая на себя внимание всех прохожих. Ну а потом, как у Муслима Магомаева в песне: «Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба пела и плясала...», и невеста была «ослепительно молодой».
На свадьбе было где-то человек шестьдесят, ну а как иначе-то – две пары! Множество цветов, столы, заставленные всяческими напитками и вкуснейшими закусками к ним, тосты, тосты, тосты и крики «Горько!», танцы, песни под аккордеон. Ох уж, как все были счастливы, а молодые – больше всех!
Осенью наступила пора занятий, в общем, трудовые будни, но сказка в отношениях Алены и Валерия продолжалась, и надо сказать, она длилась не один десяток лет. Когда еще будучи курсантом Валерий уходил в шлюпочные походы, а позже из командировок, он всегда посылал ей длинные теплые письма, которые начинались обычно так: «Милый, дорогой, самый любимый и единственный человечек!»; «Здравствуй, моя желанная, нежная Золушка и маленький аленький цветочек Танюшка!» (Танюшка – их первая дочурка) или «Здравствуй, моя дорогая Аленушка».
Иногда в письмах звучали нотки ревности: «Ты у меня красивая. И не говори мне, что за тобой не пытаются ухаживать и познакомиться. Не поверю. Какое это большое чувство – любить человека, любить всего, целиком. Ты стала моей частью, моей жизнью. Я не мыслю себя без тебя».
Заканчивались письма так: «Аленка, золотце, жду, жду нашей встречи. Очень люблю тебя очень, скучаю, верю тебе. Верь мне. Я всегда твой и только твой. Крепко обнимаю и целую вас» или «Очень люблю, целую, верю, жду встречи. Оставайся такой же красивой, веселой, озорной, единственной и самой лучшей. Твой и только твой».
Аленка писала ему такие же теплые, полные любви письма, но самое главное ее письмо было еще не написано.
«Но все когда-нибудь кончается...», как поется в песне у Аллегровой. Не будем опережать события, забегать вперед, а значит, и рано говорить о грустном. Жизнь у ребят только началась. Аленкин папа посодействовал переводу Валерия на службу в Ленинградскую Военно-морскую базу. Они жили вместе с родителями восемь лет. На втором курсе института Аленка родила девочку Танюшку, в которой все не чаяли души. Родители помогали и материально, и физически. Алена вечерами пропадала в институте, а мама Мария с бабушкой Лизой нянчились с Танюшкой.
Но когда малышке исполнился годик, Аленкинa бабуля умерла. Ее очень не хватало, но жизнь продолжалась, и забот было предостаточно.
После окончания института Аленка родила вторую дочку – Марийку, названную в честь Алениной мамы. Родители Аленки построили молодым кооперативную трехкомнатную квартиру! Счастливая пара обустраивала ее с великой радостью и большим рвением. К ним приходили друзья, да и они частенько выбирались в гости к друзьям, а родители смотрели за детьми. Посещали театры, особенно любили БДТ Горьковский, как его тогда называли. А спектакль «Океан» с Кириллом Лавровым и Сергеем Юрским смотрели аж три раза!

Были в восторге от Театра оперетты. Да и как же без этого, ведь в Питере так много театров! Аленка, хорошая хозяйка, любила стряпать и готовила вкусно, по дому со всем справлялась сама. Общительная и гостеприимная, она любила принимать гостей, и Валера был ей под стать. Забот и хлопот с двумя детками и работой хватало, но жила пара на редкость дружно, и, как говорили в их большом доме соседи и их друзья, были ну прямо-таки образцово-показательной парой. Не ругались, лишь иногда спорили, поддерживали друг друга и помогали друг другу, работали почти всю их совместную жизнь вместе – все это было так естественно для них. Валерий закончил еще и Университет, совмещая работу в военной газете, а потом, после газетных статей и очерков, появились и первые книги. Аленка помогала ему, как могла, и ни одного застолья не проходило без тоста Валерия в честь жены. Приятно было слышать от любимого мужа, что пятьдесят процентов его успехов зависели от его помощницы-жены. Еще обязательный тост за женщин, который мужчины пили стоя. Ну а потом Алена всегда поднимала тост, конечно же, за настоящих мужчин, за тех, на кого можно положиться, ведь каждая женщина мечтает о таком «плечике», как ее Валера. А когда включали музыку, то Валера в первую очередь ставил их любимую и такую популярную тогда песню Михаила Шелега «За тебя».
Валерий успешно продвигался по служебной лестнице. На погонах появлялись новые звездочки, он получал назначения на более высокие должности. Валерия с женой стали приглашать на приемы. Первый из них, с итальянцами, случился, когда ей было двадцать пять, а ему двадцать семь. Торжественный прием проходил на одном из самых красивых в мире судне военно-морского флота Италии Amerigo Vespucci («Америго Веспуччи»). Сначала была небольшая, но очень интересная экскурсия по кораблю, потом начался банкет. Офицеры и курсанты Итальянского парусника и офицеры русского Военно-Морского Флота блистали хорошими манерами: были учтивы, вежливы, наперебой ухаживали за дамами. На столах было множество яств и напитков, но что особенно порадовало Алену – так это прекрасная музыка. Ее пригласил на вальс итальянский офицер. Надо сказать, танцевал он очень легко и красиво, и она решила, что скорее всего он тоже, как и она, занимался бальными танцами. Конечно же, она танцевала и с Валерой, но, по правде говоря, обладая музыкальным слухом, он не был силен в танцах. Валерий гордился своей женой, и ей было очень приятно это чувствовать. «Боже мой, – подумала она, улыбаясь, – какая же я все-таки счастливая!»

Время шло, их дочки выросли. Валерий с Аленой выдали старшую дочь замуж в восемнадцать, а через год появился и первый внучок – четырехкилограммовый богатырь, названный в честь Аленкиного отца (который так мечтал о сыне, да видно, не судьба) Коленькой. Вскоре и вторая дочь вышла замуж и родила им внучку Настеньку, красивую девочку с большими голубыми глазами. Алена и Валерий были очень привязаны к внукам, а дедушка просто души не чаял во внучке Hастенке. Они по-прежнему любили друг друга и казалось, что любовь будет вечной.
Наконец вышла в свет первая книга Валеры. Аленка ночами, постелив на кухонный стол детское одеяльцe, чтобы не беспокоить соседей и не разбудить внучка, который и без того очень плохо спал, печатала книгу на болгарской портативной пишущей машинке. Затем последовали другие книги. Алена с Вaлерием побывали в Японии, Германии, Франции... и, надо сказать, жизнь для них стала много интересней. В сорок пять Aлена поняла, что беременна (на то время их внукам было шесть и три года). Где-то в глубине души теплилась мысль: «A что если родить?», но это была лишь минутная слабость, да и Валерий сказал, что так хочется пожить для себя и попутешествовать!
Друзьям нравились их отношения, а когда на вечере одноклассников подруги сетовали на своих мужей и Алену спросили какой у нее муж, она не задумываясь ответила: «Платиновый», потому что действительно так считала. А дочки, видя их отношения, с детства мечтали о таких же мужьях! Разве это не счастье? Заботливый, умный, трудолюбивый, вежливый и тактичный, любящий жену и детей. Что еще надо для полного семейного счастья? Она верила, что так будет всегда.
Время, к великому сожалению, промчалось быстро. В тридцатипятилетие свадьбы обвенчались в Никольском соборе. Приглашенных было много: родственники, друзья. Потом ресторан, живая музыка и крики «горько», как в той далекой и до глубины души близкой молодости.
«Но что-то случилось...», как поется в песне Ободзинского. Аленка почувствовала неладное, когда Валерий, уйдя на военную пенсию и работая при правительстве города, решил заняться бизнесом. И могла ли Алена подумать, что у ее серьезного, любящего Валеры появится другая, да еще на двадцать семь лет моложе его, замужняя женщина, более чем на четыре года моложе его старшей дочери.

Но попробуем все по порядку. Так сложились обстоятельства, что Алене пришлось некоторое время не работать, а посидеть с внучкой. Валера мечтал о создании Информационного центра, и его мечта сбылась. Его назначили на должность директора Центра. И конечно, Алена надеялась, что как всегда они будут работать вместе. Валерий поделился с ней, что один человек, занимающий большую должность в другой стране, попросил взять к себе на работу его дочь, которая живет с мужем в Питере, пообещав помочь ему с бизнесом. Вот так все и началось. B один из дней, придя домой, он сообщил:
– Ты знаешь, я принял на работу Надежду, дочку Павла Викторовича (так звали нового друга).
– Отлично, а что насчет меня?
– К сожалению, больше у нас вакансий нет. Но ты не переживай, я уже договорился в одной крупной выставочной организации, куда пообещали взять тебя менеджером, а я буду забирать тебя с работы на машине. Понимаешь, я не мог ему отказать, ведь девчонка здесь без родителей. Павел Викторович просил присмотреть, да ведь и он в свою очередь обещал помочь мне.
– А что же ты раньше-то мне об этом не сказал, ведь работать вместе была твоя идея! Да ведь у тебя такие связи, что ты мог бы устроить его дочь в любую другую организацию, и институт она закончила совсем по другому профилю.
– Ничего, я буду помогать ей на первых порах, и она справится.
Не зная почему, но где-то глубоко в своей очень доверчивой душе Алена почувствовала неладное.
Позже Аленa стала работать в выставочной организации, а когда отец девушки приехал в Питер, их пригласили в гости, где они приятно провели время. При встречах в Питере новый друг рассказывал, как хорошо супруг отзывается о ней и как любит своих детей и внуков. Надежда, как позже узнала Алена, восхищалась их отношениями, рассказывая о них своей свекрови.

Валерий оставался таким же галантным и внимательным, как и прежде, а Алена по-прежнему любила и верила ему. Каждую среду она заходила к нему в Центр, благо он находился недалеко от ее работы, и они ехали в театр Музыкальной комедии. Как-то один из сотрудников Центра сказал ей:
– А знаете, нам повезло с начальником. Он нас на своей «Волге» получать зарплату возит (бухгалтерия находилась в другом месте), да и сотрудницу по пути домой подбрасывает.
– Молодец, чего ж не подвезти, ежели по пути. Спасибо на добром слове.
Она действительно так считала и верила в доброту и искренность отношений между людьми. Есть возможность – сделай доброе дело. У их близких друзей не было машины, и ее идеей было начать подвозить их на дачу, ведь дачи-то были в одном месте. Более того, они купили садовый участок, потому что у Валерия с Аленой был там домик. Правда, в городе они жили далеко друг от друга, но это не имело значения, они ведь очень хорошие, настоящие, каких не так много, открытые, порядочные и очень хлебосольные ребята. Они были все равно, что родные для Алены с Валерием, да и Аленкины родители очень любили их. А какие веселые вечера они проводили вместе на даче, на свежем воздухе с шашлычками из мяса или курочки, и, конечно же, с холодной беленькой и пивком! Всегда находились темы для разговоров о детях, а потом о внуках, мужчины говорили еще и о политике. На дачу же приезжали и другие друзья, но это только летом, а в остальное время встречались в городе. В общем, замечательное было время, как же хорошо было вместе!
Центр просуществовал очень недолго, как говорят: не прошло и года, и... Сотрудники разбрелись кто куда. Надежда уехала с мужем под крылышко ее родителей, так как они ждали своего первенца. Валерий остался без должности и какое-то время без зарплаты. Спустя некоторое время Валерий нашел себе должность в институте рядом с домом, пригласил жену посмотреть и представил ее сотрудникам и начальству. Он так любил, а друзья даже как-то назвали Алену его визитной карточкой. Однажды, когда Алена работала в выставочной организации, ее начальник сказал как бы невзначай:
– Ты сделала карьеру мужу.
Она не понимала толком, почему он так сказал, ведь Валера был умницей, в голове которого, казалось, не было конца идеям, многие из которых уже были осуществлены. Она всегда гордилась своим Валерой и считала, что на свете не существует лучше мужчины.

Однажды Валера сообщил, что нашел деньги на очередную книгу, а когда книга выйдет в свет, он сможет рассчитаться с долгами, тем более, что в ее издании примет участие американский художник, поместив в книге свои работы. Книга вышла, и Валерий не без помощи влиятельного товарища со связями организовал издательство, о котором давно мечтал. Но сначала Олег, как звали его нового партнера, предоставил помещение для работы у себя в офисе.
Алена помогала Валере, работая дома за компьютером и в библиотеке, в поисках информации для исторической книги о Санкт-Петербурге. Еще бы, 300-летие города – значительная дата! Дома, потому что для нее было сподручнее. Алена появлялась у Валерия на работе нечасто, не было необходимости.
Как-то за ужином, а было это на следующий день после празднования Валериного дня рождения, он сообщил:
– Ты знаешь, кто приходил сегодня ко мне на работу? Ни за что не догадаешься! Надежда с мужем, поздравить меня с днем рождения. Вот и подарок принесли.
– Они же уехали из города!
– Как уехали, так и приехали. Что им там в этом захолустье засиживаться! Маленький провинциальный городок. Разве сравнишь с Питером! Подышали свежим воздухом, подрастили дочку с помощью бабули, ну а теперь вернулись к другой бабуле, она ведь соскучилась по внучке. Бывшая учительница, на пенсии, чем не помощница? А Надежда попросила взять снова ее на работу.
– Так ведь у нее же хорошая востребованная профессия! Зачем же учиться столько лет в институте, да еще за немалые деньги, чтоб потом не работать по специальности!
– Да она ни дня не работала по специальности, только когда практику в институте проходила. Ты же помнишь, сразу после окончания института она устроилась на работу ко мне. А у меня сейчас задача найти деньги на большую книгу, да и потом у меня в планах подготовить книгу к юбилею Казани. Павел Викторович обещал помочь. Мы вместе сможем заработать хорошие деньги.
С тех пор Алена только и слышала о возможностях Павла Викторовича и о том, какой это замечательный человек.
С появлением Надежды Алена почувствовала, что Валерий как-то изменился – задерживался на работе, частенько не брал мобильник, да и в отношении к ней стал суше. У Валеры начались командировки в Татарстан, откуда он звонил, нахваливал гостеприимство Павла Викторовича, который в свою очередь приглашал в другой раз прилететь им вместе. Потом появились и совместные командировки с Надеждой.

Алена поделилась своими сомнениями с дочерьми, она поняла, что у Валеры появилась другая. Старшая дочь была уверена, что это Надежда.
– Этого не может быть! Она же в дочери ему годится. Он же такой умный и серьезный, а она замужем за красивым молодым парнем, да и дочка у них есть!
– Мама, ты у нас прямо-таки святая наивность! У девочки есть все: обеспеченные родители, хорошая семья, работа, но ведь карьерный рост без влиятельного любовника-папеньки, да еще в таком культурном центре не-воз-мо-жен. Теперь-то смекаешь?!
– Нет, нет, это кто-то другой, – не верила Алена.
Она вынудила мужа на откровенный разговор, и он сказал, что ему нравится другая замужняя женщина. Аленка плакала, пытаясь объяснить ему, что так бывает, ведь жизнь –  она такая сложная. Напомнила ему слова своей мамочки, которые он наверняка и без нее знал, что «жизнь прожить – не поле перейти», но по-настоящему любит он ее, а это только шаг в сторону и надо вовремя остановиться. Он пообещал, но сказал, что из-за сложившихся обстоятельств он не сможет не видеться с ней совсем. Его Аленка поняла, что если не сможет не видеться – значит, эта женщина работает вместе с ним. Но кто же? Она так и не могла поверить, что это Надежда. И вот в очередной раз – командировка, и опять с Надеждой. Обычно по прибытии Валера сразу же звонил, да и вообще он часто звонил домой. А тут три дня полная тишина. Алена начала беспокоиться и конечно же, позвонила Павлу Викторовичу домой. Он ответил, что никто к ним не приезжал и не звонил. Тогда Алена позвонила Борису, мужу Надежды. Но оказалось, что и ему Надежда не звонила, более того, он уже знал об отношениях его жены и мужа Алены.
По возвращении домой Алена поставила мужу условие:
– Надежда не должна больше с тобой работать.
– Не волнуйся, она скоро уезжает работать в Казань. Я договорился с музеем, там она будет заниматься подготовкой материалов по книге о Казани.
Пролетели два года. Работа над книгой о Санкт-Петербурге была закончена, вскоре напечатана, и сразу же стала раритетом. В книге рассказывалось об основании города на Неве, о развитии образования, науки и культуры, о прекрасных памятниках архитектуры Петербурга. Ее тираж всего 100 экземпляров, да и ее размеры удивительно необычны – 70 на 50 сантиметров.

Валерий сообщил Aленe, что они с партнером нашли отличное просторное помещение в центре города, деньги на его ремонт, и конечно же, повез Алену показать все это хозяйство. Он даже спрашивал ее совета, в какой цвет лучше покрасить стены. Вскоре половина помещений была готова, Валерий оформил жену на работу. И все бы хорошо, но как-то раз, вернувшись домой, Валерий отвел взгляд при разговоре, и выглядел он каким-то виноватым. Она сразу догадалась: виделся с ней.
– Ты с ней встречался, да?
– Да, я встретил ее с поезда, она привезла материалы по книге.
– Ты сказал мне не все.
– Я переспал с ней.
Алена проплакала всю ночь, но потом как-то все утряслось. Никто не подавал на развод, но жили как на вулкане. Он убеждал ее, что все будет в порядке, Надежда уехала, уже не работает в издательстве, только надо закончить книгу по Казани, и что все у них будет хорошо. Но потом Алена узнавала все более неприятные новости, а последней была страшная для нее новость o том, что Надежда ждет от Валерия ребенка. Алена пыталась объяснить ему, что сначала он увяз только ступней, когда все еще можно было поправить, потом по колено, после по пояс, по шею и, наконец, с головой. И как же серьезный, рассудительный Валерий мог так опростоволоситься? Подруги говорили: «Сглазили, приворожили, загипнотизировали, закодировали…» Все считали, что здесь дело нечисто, но Алене-то от этого легче не становилось.
Однажды сотрудник по договору в разговоре сообщил, что Надежда скоро переезжает жить в Питер, так как купила квартиру. Алену как кипятком ошпарило. «Квартира, квартира, – вертелось у нее в голове. – Так вот почему у нас теперь нет тех денег, что имели раньше». Вечером, когда возвращались вместе с работы, она не выдержала и спросила:
– А что ж ты не сказал мне, что твоя пассия приезжает жить в Петербург?
– Почему ты так решила? – еще улыбаясь, ответил Валера.
– А ты что ж, квартиру ей купил и не знаешь?
Улыбки на его лице как не бывало. Он побледнел, а потом ответил:
– Я не один, Павел Викторович помог. Да и как же иначе, моя вина.
– Конечно, твоя. Ведь как бы любые родители рассудили – ты сбил их дочку с пути, тебе доверили помочь. У тебя дочь старше любовницы, да еще ведь ты Надин начальник. Куда же ты, старый обольститель, полез? А ты бы не так подумал?
– Ты ничего не знаешь, она меня любит. А сейчас она ждет ребенка.
– Что же она – развелась, замуж еще не вышла, а уж второго надумала рожать?! И с одним-то ребенком, да еще не красавице, найти мужа тяжело, а тут двое, да ведь и содержать их кто-то должен.
– Это мой ребенок.
– Откуда ты знаешь? Почему ты так решил?
– Она позвонила и сказала. А я ответил, что если мой, то буду помогать.
– Кто же тебе скажет, что не твой? Она ведь жила в Казани, а в Питере была только наездами. Что ж, у молодой девушки весь год никого и не было?

Время шло. О разводе не говорили. Алена продолжала верить, что Валерий, как человек неглупый, когда родится ребенок, захочет сделать тест на отцовство, благо в теперешнее время это нетрудно (например, по волосикам ребенка, как подсказала ее подруга). Тем более, он не подавал на развод, а ведь по идее – надо бы. Она ждала и верила «сердцу вопреки», что это затмение, а как же иначе, ведь жили-то они хорошо, как никто другой, и, как поется в песне, были словно «два берега у одной реки». A ведь сердце уже подсказывало ей: заврался, запутался, и как бы ни тянул время, а с Павлом Викторовичем ссориться нельзя, с ним шутки плохи. Конечно, Алена понимала, что девушка Валерию небезразлична, но не до такой же степени, чтоб уйти из семьи! У нее была уверенность в том, что он не сможет жить без своих дочек и внуков, которых уже было трое. А главное – без своей любимицы Асюты, как он любил ее называть, внучки от младшей дочери.

Когда Надежда родила, жизнь для Алены стала просто кошмаром. Почти каждый день, когда Алена с Валерием возвращались с работы домой, Надежда звонила Валерию на мобильный и о чем-нибудь просила: то воды купить, то продукты, то лекарства, то приехать, чтобы опустить детскую кроватку пониже, то помочь свезти детей к врачу… А болели дети часто. Климат не ахти какой, да ведь стоит одному заболеть, как тут же заболевал и другой. После работы, подъехав к дому, Валера целовал свою Аленку в щечку и говорил:
– Готовь ужин, я скоро буду, помогу ей и вернусь.
И она готовила и плакала, вспоминая слова из ее любимой песни:

За глаза твои карие,
За ресницы шикарные,
За осиную талию
И улыбку усталую.
За твои руки нежные,
И за ласки безбрежные,
За тебя, моя женщина,
Поднимаю бокал.

А когда он приходил, старалась улыбаться. На скандалы и претензии к нему уже не было сил. Но слез еще оставалось достаточно. Так продолжалось чуть ли не каждый день. Ей самой очень хотелось верить, что кто-то сглазил, навел порчу на их отношения, он обязательно что-нибудь придумает, и все будет как прежде, но в глубине души затаилось предчувствие их скорого расставания.
Частенько по субботам утром Валера возил Надежду с детьми в церковь к заутрене. Оказывается, девушка, и без того верующая в Бога, стала еще набожней. Алена было не понять, как же верующая могла так поступить? А Аленины подруги говорили: «Да не верующая она, а обманщица и колдунья!» В наше время поверить в это было трудно, но как знать!
Алена написала Валерию письмо, так как сказать все, что хотелось, у нее уже не было сил:
«Родной, любимый, единственный и желанный, заклинаю тебя, не разрушай все, что с таким трудом досталось. Мы прошли вместе по жизни в радости и в горе, преодолевали все препятствия, стоящие на пути. Мы любили, и от нашей большой любви родились наши красавицы-дочки, которые подарили нам трех внуков, и самую любимую – твою Асюту. Ради сохранения счастья и спокойствия нашего очага, я постараюсь быть прежней Аленкой, которую ты любил все эти долгие годы. Я жила и живу надеждой, я верю, люблю и жду прежнего Валеру, нежного и любящего, каким ты был многие годы нашей жизни. Ведь мы всегда и везде были неразлучны, и даже ни одного отпуска не провели друг без друга. Я так надеюсь снова увидеть прежние добрые и ласковые, любящие и счастливые твои глаза. Я верю, что рано или поздно, но это обязательно случится. Мы вместе с тобой растопим айсберг, который так мешает быть нам счастливыми. Обнимаю, много раз целую, люблю, твоя Аленка». Она все еще надеялась, что крик ее души будет услышан.

Наверное, как все женщины, которых постигла похожая участь, она много раз задавала себе банальные вопросы «Кто виноват?» и «Почему так случилось?» Ведь принято считать, что в разводе виноваты обе стороны. Да, она виновата. Виновата в том, что она не та другая, молодая и смелая. А как говорят – молодость ведь сама по себе хороша. Да и обстоятельства сыграли не последнюю роль. И что же должна была сделать Алена? Как поступить? Красивая и гордая, она много лет терпела и мучилась, плакала дома и старалась улыбаться на людях. Алена ждала и надеялась...
Время шло, но Валерий не подавал на развод. Ему тоже было нелегко. Тем более, если ему верить, это была его первая попытка пойти «налево», и, как многие говорили, попался, как «кур в ощип». Когда малышке (дочери Надежды и Валерия) исполнилось два года, Алена с Валерой пошли на консультацию к юристу, да было уже поздно. А ведь Валера так хотел на старости лет попутешествовать и быть вместе с детьми и внуками. Алена улетела к дочкам (которые жили за границей) на Новый год, он обещал прилететь позже, но так и не прилетел, а по телефону посоветовал ей не прилетать в Питер, так как ушел из дома.
– Так надо, –  сказал он. – Там я нужнее.
Она, не переставая, плакала, но дочка говорила:
– Еще молодая, красивая женщина, кому ты делаешь хуже – только себе! Жизнь продолжается. Клин клином вышибают! Ты еще будешь счастлива, а главное – мы вместе!
Дочка оказалась права. Алена встретила мужчину, который сделал ей предложение. Она прилетела в Питер, отдала мужу согласие на развод, повидалась с друзьями и улетела. Прошло несколько месяцев, вестей о разводе не было, и Алена позвонила мужу узнать, как обстоят дела. На что получила ответ: «Некогда, работы много». И только через полгода он все-таки нашел время пойти в загс, где их развели. Родные и близкие люди, когда-то не представлявшие жизнь друг без друга, стали чужими и далекими. В 2009 году Валерий зарегистрировал свои отношения с Надеждой. А через год у Надежды умер отец, и родился третий ребенок, и Валерий в свои шестьдесят один снова стал отцом (на тот год его внукам исполнилось 19, 16 и 7). В том же 2009 году, несколькими месяцами позже, Алена вышла замуж.
Алена бережно хранит их маленький свадебный альбом и теплые воспоминания о счастливых днях их совместной жизни. Время от времени память возвращает ее в те далекие годы и бередит ее сердце. Она до сих пор хранит его теплые письма и вспоминает слова любимой песни Валерия: «Как молоды мы были, как искренне любили, как верили в себя».

Алена Елова

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии