КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


Сценическая терапия Максима Галкина

Максим Галкин – самое узнаваемое лицо российского телевидения.
Талантливый юморист, собирающий полные залы, харизматичный шоумен и актер, счастливый муж и отец, владелец замка, один из самых рейтинговых телеведущих Первого канала, со знанием дела рассказывает о том, как сделать сказку былью.

Из  интервью
Максим, как Вы считаете, что помогло Вам достичь таких высот и стать звездой?
Я думаю, атмосфера любви в семье.  Мне повезло с родителями. Родителей же не выбирают — значит, повезло, что у меня они были такие замечательные. Я вырос в любви, а это очень важно. Я знаю многих талантливых людей, у которых карьера не состоялась только из-за стервозного характера и нелюбви к людям. Виной тому либо несчастливое детство, либо сложные отношения в собственной семье. Ощущение счастливого детства — один из сильнейших аккумуляторов, который меня подпитывает до сих пор..





Вам приходилось преодолевать себя?

У меня никогда не было боязни выходить на сцену. Есть артисты, которые стали мегазвездами через преодоление. Для них выступление — это стресс от начала карьеры и до конца. У меня наоборот: я на сцене всегда чувствую себя лучше, чем в жизни. Хаму в зале я могу ответить, хаму в трамвае — нет. Во время выступлений, стоя перед зрителями, я каждый раз избавлялся от скромности. Можно сказать, сцена для меня — это терапия. Еще важно оставлять пространство вокруг себя — будь то партнерство в жизни или на сцене. Если я выступаю в дуэте, я не тяну одеяло на себя, а всегда работаю на партнера, даже если он не работает на меня. Когда я сижу в зале как зритель, я поддерживаю артиста независимо от того, как я по-человечески отношусь к нему. Я как коллега крикну ему: «Браво!», лишний раз поаплодирую.
При этом вы несколько раз меняли род своей деятельности.
Чтобы долго оставаться интересным для других людей, нужно быть интересным для себя. Если ты чем-то занимаешься не один год, и даже очень хорошо это делаешь, тебе в какой-то момент становится скучно. Конечно, есть ядерный интерес — веселить людей, это получается у меня лучше всего. Изначально я был пародистом, потом стал пародистом-юмористом, потом телеведущим, потом певцом, а теперь работаю параллельно во всех этих жанрах. Так что мне не скучно, и зрителям, надеюсь, тоже.

Вы уже сейчас замечаете в ваших детях таланты?
Да, я вижу, что у моей дочери Лизы аналитический склад ума, а Гарик — абсолютный артист. Он феноменально верит в предлагаемые обстоятельства — то, чему учат в театральном. Может устроить нам с Аллой званый обед, не имея ничего на столе: он заварит чай, изобразит звук бряканья столовых предметов, расскажет, какое блюдо мы едим. Еще хорошо бы научить детей силе воли. Но пока не знаю как — сам я такой ленивый. (Смеется.)
Как изменилась ваша жизнь после появления Гарри и Лизы?
Для меня это чудо с момента их появления на свет, непрекращающийся восторг от самого факта их существования. Они из меня вьют веревки. (улыбается).У нас так: мама строгая, я балую. Так сложилось. У нее уже есть дочка Кристина, она уже знает, как воспитывать, а я не знаю еще. Правда, они в принципе не капризные. И даже в своих капризах они понятны – понятно, что их сейчас не устраивает, или что они сейчас хотят. У меня нет с ними никаких проблем.

Складывается впечатление, что все, о чем вы ни мечтаете, все получаете и реализуете: у вас свой замок, жена — Примадонна, дети, двадцать лет популярности.
Я люблю мечтать. Но для меня мечта — это не намеченная цель, а процесс, от которого я получаю удовольствие. Абсолютно обломовское состояние. В последние годы мечты — очень хорошее снотворное. А еще они помогают нам оставаться немного детьми, что не вредно, и быть романтиками даже в самом циничном мире.

Люди, увлеченные своей профессией, часто не умеют отдыхать. Как этому научиться?
Я обожаю проводить время со своей семьей, безумно скучаю по детям, когда не вижу их два часа. Но когда я с ними, в какой-то момент становлюсь уже бездыханным. Дети — это удовольствие, но и работа. Все остальное, что кажется другим титаническим трудом — гастроли, выступления, телевидение, — я делаю в удовольствие. Слава богу, я сам себе хозяин. Сколько у меня будет концертов, куда я поеду и что буду делать, зависит только от меня.

Самоирония легко дается?
Я над собой могу сколько угодно стебаться, если это не будет слишком навязчиво. Мне это нравится. Мне близок англосаксонский юмор, где считается, что, если ты не можешь посмеяться над собой, ты немножко странноватый человек.

Как долго можно эксплуатировать зрительский интерес к твоему замку, к легенде, которая создалась вокруг твоей семьи?
Я перед зрителями честен. Я живу в замке. Если я говорю, что ко мне приходят гости, то они приходят в атмосферу замка. Я ничего не придумываю.  Я иронизирую над собой. Это прекрасно сочетается с тем, что мне нравится мой дом, с тем, что я сообразно своим фантазиям его построил. Это не умаляет моего отношения к моему жилищу, к нашему с Аллой замку. Но и не мешает смеяться. Многие считают меня чудаком.. Я и дом строю, чтобы мне было не скучно, и программу делаю, чтобы мне было не скучно. В первую очередь — мне. Во вторую очередь — людям, чьим мнением я дорожу. И в третью очередь — я очень надеюсь, что у меня есть единомышленники, люди с похожими вкусами, с такой же страстью к самоиронии, которые тоже увидят это. Главное, чтобы это было здорово, весело, интересно, не похоже ни на что.


26 октября в 8 часов вечера
в NMB Performing Arts Theater
17011 NE 19th Ave North Miami Beach, FL

Максим Галкин
с концертом
Один За Всех

Билеты и информация:
Союз Видео: 305-792-2636
Доп. информация 305-283-7819

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
У розовой гималайской соли, коробочку которой я купила в прошлом году, чей возраст, согласно этикетке датируется 250 миллионами лет, — срок годности заканчивается в ноябре этого, 2020 года. Совпадение?

* * *
— Дорогая, пойдем в ресторан или махнем на Мальдивы?
— Но сейчас же карантин.
— Ну, не хочешь — как хочешь.

* * *
Если честно, то я не знаю, что сейчас страшнее: померить температуру или взвеситься.


Читать еще :) ...