Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

* * *
Авраам родил Исаака. Исаак родил Иакова… А потом какая-то фигня случилась, и рожать стали женщины.
* * *
Общаются католический священник с раввином:
- Вот вы, ребе, раввин, раввином и останетесь. А я могу стать епископом!
- А потом?
- А потом кардиналом.
- А потом?
- Ну если на то будет Божья воля - папой!
- А дальше?
- Ну не Богом же.
- Ну не знаю. Вот один НАШ мальчик таки смог пробиться!


Читать еще :) ...

СКОРПИОН

Автор: 

Отрывок

Посмотрев на ветреную, тёмную улицу, Иветта вспомнила, что забыла взять лекарства из аптеки, и виновато посмотрев на мужа Алекса, ласково попросила его сходить в аптеку за её лекарствами.
- Прекрасно, мне надо сбросить эти письма в почтовый ящик, и заодно я зайду в аптеку, - мирно сказал Алекс и, подойдя к окну, посмотрел на улицу.
- Одень пиджак, там прохладно, - посоветовала Иветта.
Накинув курточку на плечи, Алекс ушёл и долго не возвращался.
- Я стала беспокоиться, - с волнением встретила его Иветта, - почему так долго, была очередь?
- Ты не поверишь, если я скажу тебе, почему я задержался, - улыбаясь, таинственным тоном сказал Алекс.


- Попробуй, - сказала Иветта.
- На улице, у аптеки, я увидел Алину, - пояснил Алекс.
Алина и Иветта были подругами, жили на одной улице, недалеко друг от друга.
- Ну и что, это не первый раз. Ты проводил её домой? И, как обычно, она долго болтала с тобой? И о чём вы болтали так поздно так долго? – как бы бесстрастным голосом спросила Иветта не столько от желания узнать содержание их разговора, сколько риторически.
Она даже не смотрела на него и безразличие было чётко выражено на её лице.
- Мы не поговорили, она даже не видела меня, - сказал Алекс.
- А почему? – спросила она.
Алекс признался, что увидев её, решил подойти к ней и предложить проводить её домой, но остановился, когда увидел, что она разговаривала с их общим знакомым Ричардом.
- Ну и что тут особенного, у них же общий бизнес, и они, наверное, обсуждали свои дела. Подошёл, поздоровался? – спросила Иветта.
- Понимаешь, она была прижата к стенке, он блокировал её со своими прижатыми к стенке здания руками, а она своим выставленным коленом как бы блокировала его, не пуская его ближе к себе. Он усердно уговаривал её о чём-то, на что она, кажется, отрицательно мотала головой. Но потом она пошла за ним, села в его автомашину и … они уехали.
- Ну, ты же знаешь, Ричи и она партнеры по организации и проведению мелких празднеств. Помимо других бизнесов, у Ричарда пекарня, и он снабжает Алину печёными изделиями.
Иветта посмотрела на супруга и сердито продолжила:
- Чего я тебе голову морочу объяснениями, когда тебе всё это известно, - повысив голос на него, сказала она.

Алекс проигнорировал её повышенный тон, но его удивило её старание умалить значение увиденной им сцены.
- Деловые партнеры так не прижимаются к стенкам зданий, тем более на улице при людях и напоказ, игнорируя прохожих, среди которых, кстати, оказался и я, - сказал Алекс и, подумав секунду, позвонил Артуру, мужу Алины.
- Привет, Артур, как дела? Тут мы спорим с Иветтой о дне рождения твоей старшей дочери.
- А в чём дело, зачем вам её день рождения? – спросил Артур.
- Так, я же говорю тебе, Иветта утверждает, что ваша старшая дочь старше нашей старшей. Так, когда твоя родилась, ты помнишь? - настоял Алекс.
Последовало молчание, и гортанные звуки Артура чётко оправдали вопрос Алекса:
- Можно Алину?
- А её нет дома, она по делам ушла и будет дома завтра вечером, после работы, - сообщил Артур.
Простившись с Артуром, Алекс с победоносной улыбкой посмотрел на Иветту.
- Ну, как будто ты не знал, - ехидно сказала Иветта. - Алина встречается с ним, и правильно делает, - коротко добавила она.
- Ты это знала и мне ничего не говорила? – спросил Алекс.
- Она не хочет и не нужно рекламировать её отношения с Ричардом, он очень помогает ей в ведении её дела. Она не хочет терять ни бизнеса, ни его помощи, ни его, - объяснила Иветта.
Алекс открыл рот, хотел что-то сказать, но только сумел сказать:
- О, я вижу Алина при своем любимом деле. А как давно это у них? Ах, бедный Артур, - пожалел Алекс её мужа.
- Он не бедный, он дурак, а с дураками только так и поступают, - добавила Иветта в защиту своей подруги.
Помолчав, Алекс добавил:
- Неужели ничего не подозревает, ничего не чувствует?
Иветта спокойно посмотрела на своего мужа и спросила:
- Много раз мы все бывали на вечерах и веселились вместе, разве ты замечал что-нибудь из ряда вон выходящее в их поведении в обществе?
- Да нет, не догадался бы, если бы ты не сказала, - с удивлением признался Алекс.- Ведь всегда Артур там бывает, да и жена Ричарда, Вики, тоже бывает рядом. Сколько раз в кино ходили вместе, но … по их поведению я даже не подумал бы, что есть что-то между ними.
- Не будь наивным. Почему тебя вдруг она стала интересовать? Столько времени мы дружим, так близки, и вдруг начал думать о ней.
- Случай подвернулся и встал вопрос, - ответил Алекс.
- Ты лучше не философствуй, а готовь купальник. Мы все едем отдыхать на выходные на Лонг Бич, - деловито заметила Иветта.
- Не первый раз. А как она ...
- Не беспокойся, Ричард с женой поедут с ними, - сказала Иветта.
- Вот это да, - удивился Алекс, - взять любовника с собой. Я никогда не подумал бы, что Алине нравится ходить по острию лезвия. Молодец, она начинает мне нравиться своей смелостью. И главное, какое удобство, любовник под рукой, рядом с бедным Артуром. Я не знал, что он рогатый. Видимо, не болезненно быть рогатым, ха, ха, ха. Ой, дружище, - закончил Алекс, пощупав свою макушку.
- Ты пока не рогатый, - бесстрастно, но с улыбкой Джоконды сказала Иветта. - Но это очень опасно, ведь не только Артур, но и Вики, жена Ричарда, будет там. Если Артур дурак, то неужели она у него тоже … мы не знаем. Боюсь, что скандалов не миновать.
- Ну и прекрасно, у нас будет очень интересный отдых, - с радостью отметил Алекс, - мы-то в тени, не так ли?
- Не надо злорадствовать, Алина и Артур хорошие наши друзья, - заметила Иветта.

Но опасения Иветты не оправдались. Ранним субботним утром на двух машинах они отправились в приморский парк и, заняв место под тенью дерева, устроились провести весь день там.
Переодевшись в купальники, они разбились на маленькие группы. Артур и Алекс занялись приготовлением шашлыков и салатов, а остальные поплелись к океану.
- Не торопитесь обратно, - напутствовал Артур, - тут у нас много «работы» для вкусного шашлыка, да и Алекс обещал кавказский салат из печёных баклажан, перца и помидор. Но если устанете, если захотите перекусить, то бегите обратно к нам, и заодно поможете нам.
- У нас сегодня праздник, мы вместе радостно и, надеюсь, мирно проведем наш отдых. А праздник - не настоящий без вкусной еды, - театрально, поднимая руку вверх, крикнул Алекс, вызвав всеобщий, радостный смех.
- Мы знаем, кому можно поручить и доверить кухню, - подмигнув, крикнула ему в ответ Алина.
- Через час приходите покушать суп харчо, - сказал Алекс.
Все вели себя вяло, лежали на одеялах, шутили, играли, ходили к воде и обратно. Алекс и Иветта время от времени обменивались не заметными для других взглядами. Смотря на спокойное и дружественное обращение Вики с Алиной, можно было подумать, что она тоже ничего не ведает о близости Алины и Ричи. Считать, что она тоже скрывала свои чувства, было неприемлемо, ведь ей ставили рога.

Обнаружив, что у Ричарда нет его любимого напитка, Вики попросила Алину составить ей компанию до пляжного магазина, что Алина сделала охотно. Вики взяла её под руку и стала живо говорить с ней.
- Какие хорошие подруги, правда? – сказал Алекс, обращаясь к Артуру.
- Её муж тоже хорошо относится к нам, к Алине, - вставил Артур, - вон, сколько помогает ей в ведении её бизнеса. Ведь Алина не делится с ним прибылью.
Алекс посмотрел на Артура оценивающе и вставил:
- Ну, слушай, она чем-то другим делится, наверное. Она же находит оптовых клиентов для его пекарни.
Но напряжение было везде: в воде, в воздухе, за трапезой на травке, в передаче друг другу еды, вещей, во взглядах. Алина просила Иветту быть рядом с ней в воде между Ричардом и ней, чтобы было похоже, что Ричард стоит рядом с Иветтой. Это был испытанным способом, что отводило внимание Вики от определённых наблюдений, наводящих на подозрения и неприятные последствия.
Старания Алины оправдались, потому что их общение выглядело как невинное групповое плавание.
- Садись рядом со мной, - попросила Алина Алекса за столом.
Она любезничала с ним, пока не получила по мозгам от Иветты, которая, пользуясь подходящим моментом, шепнула ей в ухо:
- Хватит, не перегибай палку.

Ночью, когда ложились в постель, Иветта заметила:
- В море она попросила тебя быть рядом с ней, помочь ей научиться плавать. Да она переходила границы с тобой, но я дала ей понять, что мне не нравится её попытка прижиматься к тебе и всё такое.
- Да ты что, ты ревнуешь, что ли? Перестань, она же и меня, и тебя использовала, как ширму. Да и к тому же, мы такие близкие, что … Как могут в твою голову лезть такие мысли? - постыдил жену Алекс. - Это всё было разумно сыграно Алиной для отвода внимания Вики, что и удалось, потому что даже ты клюнула на приманку.
Иветта призналась, что Алина так и объяснила ей своё поведение, но, тем не менее, ей не нравится её игра.
- Ну, я всё понимаю, и хочется помочь подруге, но картина другой женщины, даже если это Алина, прижимающаяся к моему мужу, не из приятных и вызывает не только ревность, но и желание стукнуть её по голове и крикнуть: « Руки прочь!» Не смогла контролировать, виновата, - призналась Иветта.
Алекс прижал её к себе, погладил её по плечам и спине, шепча:
- Собственнические чувства всполошились, а? Ну, вот тебе хороший повод показать ещё раз, сегодня ночью, насколько ты сильно владеешь ...
Иветта не дала ему закончить мысль:
- Сегодня ты обойдёшься без доказательств, дорогой, прими моё слово за аксиому, и спи спокойно, - сказала Иветта.

Через несколько дней Алина зашла к Иветте и предложила поехать с ними в какой-то греческий ресторан. Алекс, узнав, что Алина и её муж поедут в одной машине с Ричардом, сначала отказался от поездки, но давление Иветты с одной стороны, сказавшей: «Никогда не берёшь меня в хороший ресторан», и Алины с другой стороны, заявившей: «Вы что, не хотите меня защитить от его мегеры и бросаете меня на произвол судьбы?», «убедили» его согласиться поплести за ними по городским и скоростным дорогам. Алекса удивила та лёгкость Алины, с которой она поставила его в центре любовного треугольника, снабдив его для пущей убедительности щитом. Одним лёгким движением Алина внушила ему вину в её беззащитности. «Причём тут я?», подумал Алекс.
Получили большое удовольствие от греческой музыки, певцов, певиц, и от танцоров «сиртаки» и «зейбекико». Алекс поблагодарил Ричарда, но тот направил его благодарность к Вики:
- Это была её идея. Выразим ей благодарность за идею и за хорошую организацию вечера. Пусть она будет рганизатором нашего досуга.
Присутствующие возгласами и апладисментами одобрили идею.

А на следующей неделе Вики позвонила Алине, а Алина - Иветте о планах ближайшего будущего, а именно в июле или в августе провести вместе неделю отпуска на Карибских островах.
- Представляешь, Вики понравился совместный отдых с нами, - сказала Алина.
- Ну, поезжайте вчетвером в Арубу, Кюросао, Маргариту или ещё на какой-нибудь другой остров Карибского моря, - сказала Иветта.
Алина сердито и порицательным тоном сказала:
- Во-первых, ей очень понравились вы, беседа с вами на разные темы, и ваша осведомлённость в жизни, во многих областях науки, техники и искусства. Она же немножко ... того, недалёкая, у неё всё понаслышке.
Иветта слегка улыбнулась, думая, что сама-то Алина тоже из той же породы, и добавила:
- Ну и прекрасно, поэтому вы хорошие собеседники. Вы же ходили всюду вместе с ними и … вели … интересные беседы. А мы что, мы недавно появились на их горизонте, и мы успели уже ей понравиться? – удивилась Иветта.
- Ну, она, я же говорю тебе, немножко странная, только о вас и говорит, - сердито сказала Алина.
Иветта, пропустив мимо ушей её повышенный тон, спросила:
- Ты сказала во-первых, а что во вторых?
- Да, а почему эти острова, а не другие? Ведь там навалом, столько островов.
Иветта обяснила ситуацию с ветрами и ураганами в этом районе мира, и что эти острова вне зоны ураганов, сезон которых начинается в июне и длится до октября.

Через несколько дней Алина позвонила и передала Иветте похвалу Вики и Ричарда.
- Я же говорю, они очень знающие и умные люди, сказала Вики о вас, и я сказала, чтобы Вики сама занималась покупкой авиабилетов с гостиницей на Арубу.
- Алина, будь осторожна, - посоветовала Иветта Алине. – Дура дурой, но она может дать по мозгам не только тебе, но и Ричарду, и ему она может испортить не только его настроение.
- Да ты что, - сказала Алина, - Вики сама часто от скуки умирает, и сама зовёт нас пойти в кино или ещё куда-нибудь. Знаешь, пока она ничем не проявила своё недовольство по поводу сотрудничества между мною и Ричардом. Она принимает это за деловой факт, приносящий доход в их дом.
- Я не совсем согласна с тобой, - заметила Иветта, - ты не знаешь или не хочешь знать все детали, потому что в каком-то смысле тебе тоже наплевать на её мнение, точно так же тебе наплевать, что Артур думает об этом.
- Ну, подружка моя, – сказала Алина, - зачем ты так, ты же знаешь всю подноготную. Если моему Артуру что-нибудь не нравится в моём поведении, то скатертью дорога, и он это знает. Я же время от времени попадаю в депрессию только из-за того, что он находится рядом. Я не могу терпеть его, и вопрос развода с ним у меня не перестаёт быть актуальным. Он знает это, и поскольку он мне «не попадается на глаза», мы живём рядом. Так что, ты прекрасно знаешь это, и не надо пытаться взывать меня к чувству моральной ответственности. Я ничего аморального не делаю.
Иветта согласилась с ней, но заметила, что если Артур как бы всё знает, то Вики – это тёмная карта, и не известно, как она себя поведёт, узнав о связи Алины с её мужем. А может быть догадывается? И надо учесть, что оба, и Артур, и Вики, всё таки, могут иметь предел терпения. Поэтому она, Иветта, советует подруге быть, всё-таки, осмотрительной, и не делать ничего вызывающего. Артур по своему любит Алину, но тем не менее, известно, что пару раз он, доведённый до истерики, поколотил Алину.
- Не беспокойся, он не захочет ещё несколько ночей провести в полицейском участке. Я его яйца давно вырвала, - успокоила Алина.- У меня никаких проблем с ним нет.
А Иветта настаивала на том, чтобы Алина была осторожна в присутствии Вики со своими чувствами к Ричарду, потому что они были настолько очевидными, что его старшая дочка в одной семейной встрече бросила Иветте прямо в лицо факт «персоны нон грата». В защиту Иветта имела смелость ответить ей:
- Вы что, не можете принимать новых друзей ваших родителей? К вашему сведению, мы в очень хороших приятельских отношениях с вашим отцом и матерью.
- Мне говорили, что вы умная женщина, - яростно ответила старшая дочь Вики, - и вы, надеюсь, понимаете, что и кого я имею в виду.
- Тогда умейте контролировать себя и не кидаться зря на людей, не имеющих ничего общего с причиной вашего расстройства, - также яростно ответила Иветта.
Старшая дочь Вики фыркнула зло и ушла от Иветты. Иветта игнорировала всю родню Ричарда и Вики, но после этого разговора она почувствовала себя лишней в этой суматохе празднества.
- Что и требовалось доказать, - сказал Алекс, - ну, мы же приглашены по настоянию Алины, чтобы служить «буфером». Твой случай с их старшей дочкой утверждает «гениальность» дьявольского мышления Алины, которой до лампочки, что думает его старшая дочка о любовных похождениях своего отца.
- Пусть пеняет на свою мать, - поставила точки над «и» Алина.
- Да, но это только значит, что на стороне Ричарда и его семьи все вопросы открыты, и взрыв может произойти в случае неосторожности. Вот о чём мы беспокоимся, Алина, - дружелюбно объяснил Алекс.

Подготовка к поездке на Карибские острова шла полным ходом, в результате чего скоро три пары полетели в Арубу.
Вики была на седьмом небе. Каждый день её хвалили за её умение организовать поездку, которая им доставляет такое удовольствие. Купались и не хотели выходить из воды. Плескались, плавали, ныряли, загорали и отдавались наслаждению в воде без остатка, всё своё время. И, как обычно, был центр притяжения в воде, на пляже, во дворе и в фойе гостиницы, что замечали Алекс и Иветта. И когда они отходили от Алины и Ричарда, Алина тихонько требовала:
- Сидите, не уходите, не оставляйте меня наедине с ним.
Иветту как-то задело положение служить постоянным буфером, но Алекс получал огромное удовольствие от наблюдения за поведением четвёрки.
- Послушай, неужели не забавно иметь практическое занятие по психологии на тему «Совместного поведения враждующих начал»? Смотри, двое, Артур и Вики абсолютно ничего не замечают, или, так, по крайней мере, выглядит. Но те двое не могут вести себя свободно, понимая, что безразличие Вики может оказаться ловушкой. Алине было безразлично мнение и поведение Артура, но Ричард не может обнаружиться, и играет роль филантропа. Он боится быть застигнутым врасплох, не хочет бросить вызов Вики.
- Ну, не надо быть очень умным, чтобы понять, что Алина в выигрышном положении, а Ричард может потерять всё. И если моя подруга не понимает, что Ричард использует её для своих личных нужд и наслаждений, то она непробиваемая дура.
- Ну, всё не так просто, не зря же мы все здесь. Между ними есть влечение. Посмотри на Алину, ты видела её раньше такой сияющей? Она влюблена в него.
- Ей что, восемнадцать? Неужели она не понимает, что дальше временного наслаждения ни на что она не может рассчитывать? Их отношения кончатся, но переживёт ли она сильную эмоциональную катастрофу? Я думаю, да, она его очень любит. И я, как её хорошая подруга, считаю своим долгом предупредить её об этом, защитить её, и помочь в будущем выйти из эмоционального кризиса, - уверенная в своей правоте, сказала Иветта Алексу.
Алекс посмотрел на свою жену, и, улыбаясь, сказал:
- Удивляюсь твоей трезвости, что хорошо и плохо одновременно. Ты действуешь как жёсткий человек, не допускающий никакой гибкости для душевного наслаждения, даже если заранее известна ошибочность основы. Ты же не такая сухая.
Он опять оценивающе посмотрел на неё и добавил:
- А может быть я ошибаюсь?
Иветта проигнорировала его, но заметила:
- Просто мне не нравится, что для своих личных наслаждений моей подруге нужна такая свита.
- Не беспокойся, это временное явление, - заметил Алекс, - она возьмёт его в оборот, от которого у него голова пойдет кругом. Вот тогда и наступит их конец.
- Бедная моя подруга, - заметила Иветта.
- Не хорони подругу так быстро, она ещё живая и, что важно, мы знаем, что она …живучая. Ты лучше прижмись ко мне и послушай сказку о влюблённом молодце, - и Алекс притянул Иветту к себе.
Иветта поддалась и позволила Алексу гладить и прижимать её, пока она не отодвинулась и задумчиво заметила:
- Даже не знаю, хорошо быть в её рубашке или нет. Столько измен и всё во имя любви, которая, в конце концов, оказывается ложной.
- Ну, её поступки не измена, а поиск настоящей любви. И после каждого раза начинается новый цикл поиска любви, - заметил Алекс. - Главное здесь как определить любовь? Беда в том, что у каждого своё, личное определение. Вот здесь и зарыта голова рыбы, которая так легко портится. Ты можешь начать свои поиски, если считаешь, что я такой же, как Артур.
- При чём тут ты? – спросила Иветта. – Она считает себя душевно, морально, и эмоционально ограбленной из-за всего того, что называется Артуром.
- Ну, в каком-то смысле она права, потому что Артур не носит печать высокого, ну, даже среднего стандарта. А ты как себя чувствуешь? Если ты тоже видишь такое же низкопробное клеймо на моей заднице, то я благословлю твои действия, и я первый дам тебе пинок в задницу, отправив тебя на широкую и тернистую дорогу поиска настоящей любви. Аминь.
Алекс молчал в ожидании ответа, но не услышав ничего, он повернул голову к Иветте и, увидев её полуоткрытый рот и растянутое лицо с ослабленными мышцами, прикрыл её плечи.
Алекс отвернулся и, глубоко вздохнув, подумал:
- Если бы мы все только знали, что такое любовь, где и как её найти, мир был бы очень скучным и неинтересным. Самое интересное – это поиск любви, и когда думаешь, что ты нашёл её, всё становится на свои места. Всё, кажется, прекрасно, пока жизнь не показывает, что точки-то поставлены не над «и», и вот тогда начинается «кавардак» человеческих душ, и в вихре эмоционального конфуза мы ломаем много дров.
От неожиданности он сразу не понял Иветту, которая чётко сказала:
- Она много дров ломает каждый раз, и называет это любовью. Странно, что у неё зелёный свет на всех перекрёстках. По-моему, это ей нравится.
- Каждый корабль ищет спокойную гавань, и когда находит, никакая буря больше ей не страшна. Алина ищет свою гавань, и в этом она и её действия благородны. Её нельзя клеймить за неразборчивость, - встал в защиту своей подруги Алекс. – Артур не тот мужчина, так её поиск продолжается.

Утром, после завтрака, группа во главе с Вики собралась в город на прогулку по магазинам.
- Нам нужно взять два такси, - предложил Алекс.
- Нет нужды тратить деньги зря. Есть автобус, отправляющийся отсюда каждые полчаса. У нас до появления автобуса десять минут, так что надо торопиться.
Отправили Артура к Алине с просьбой поторопить её, но он вернулся с её просьбой:
- Моя жена просила подождать её.
Это был приказ жены Артура.
- Так ты подожди её, - предложила Вики Артуру, - скоро автобус будет здесь.
Алекс взял на себя миссию лично проверить её готовность и зашёл к Алине, которая в халатике была занята своим макияжем.
- Да тебе ещё час нужен, - сказал Алекс.
- Час или не час, неважно, скажи ему не ехать в город без меня, - деловым тоном сказала Алина.
Алекс преупредил Ричарда о возможном скандале, если он не подождёт и уедет без Алины. Но Ричард не смог, и четвёрка отправилась к стоянке автобуса.


* * *


Прогулка по магазинам, фотографирование достопримечательностей города, дегустирование датских, французских и голландских разных печеных изделий, датского черного шоколада, и обед в ресторане занял целый день. Вечером, когда стемнело, четверка поплелась обратно в гостиницу. Перед тем как разойтись, договорились через час встретиться в баре за чашкой кофе и поделиться впечатлениями.
– Если ты очень устал, то отдохни, – обращаясь к мужу, сказала Вики. – Ты стал малоразговорчивым.
Алекс и Иветта обменялись взглядами, а Ричард возразил:
– Нет, нет, мы все посидим вместе, закажем кофейку, мороженое, ликеры.
– Мне очень нравится кофейный ликер, – заметила Вики. – Да, по пути в номер я загляну к Алине, узнаю, почему она проигнорировала нас?
Но Алина не появилась в баре, зато Артур появился с жалобой о голоде и о плохом настроении Алины.
– У нее голова болит, – сказала Вики, – я предложила ей лекарство, но она сердито сказала, что якобы я не знаю, что ей надо.
Промолчав, Вики тут же добавила:
– Не думаю, что она завтра пойдет с нами пообедать в тот ресторан «Баканьеры», который я так хвалила днем.
Обращаясь к Иветте, предложила:
– Ты зайди к ней, может быть, ты сумеешь ее успокоить. Увидимся завтра утром на пляже.
Номера Иветты и Алины были рядом, а номер Вики и Ричарда был двумя этажами ниже. Алекс не захотел зайти к Алине, а Иветту отговорил Артур, считая, что Алина спит.

Утром Алина не пошла ни в столовую, ни на пляж. Позавтракав, группой пошли на пляж и устроились под зонтиком соломенного грибка. Тепло солнца и ласковая морская вода привели Алекса в такое благоговение, что он не заметил отсутствия Иветты и Ричарда. Монотонный голос Вики, долго и нудно что-то рассказывающей Артуру, привел Алекса в чувство, и он почувствовал неладное. Почему-то ему стало ясно, что отсутствие тройки Алина – Ричард – Иветта не случайно, где-то там вокруг шеи Ричарда петля сужается, а Иветта ему нужна как буфер для смягчения удара.
«Так, все трое либо у нас, либо у Алины, – подумал Алекс, – и, практически, бедного Ричарда даже такие “спасательные круги”, как Алекс и Иветта, не спасут».

Под предлогом, что стал крутить живот, Алекс попросил извинения у Вики и Артура и, уходя, попросил Вики взять Артура в столовую на ленч, если он сам задержится.
– Живот крутит, мне это не нравится, – сказал он, погладив свой живот.
– Если продолжит беспокоить вас, я вам дам лекарство от поноса. А где остальные? – спросила безразлично Вики.
Подумав секундочку, Алекс отметил:
– Зачем забивать голову лишними вещами? Не хотят плескаться в море, не хотят лежать на песке, не хотят загорать – это их забота, и меня это не волнует. А вас волнует? Если да, давайте найдем их и притащим сюда.
Вики улыбнулась и сказала:
– Вы лучше поторопитесь. Идите, идите, – улыбаясь, посоветовала Вики.
Придя в свой номер, Алекс забыл о своих проблемах. Разъяренная Алина пускала на ветер перья Ричарда. Она кричала и ругала Ричарда, обвиняя его в предательстве и неверности. Она обзывала его сволочью и упрямым ослом. Все молчали, кроме Алины, которая ревела и вытирала слезы и нос, проклиная Ричарда.
– Не зря говорят, что все мужчины свиньи, – рыдая, плаксивым голосом сказала Алина.
Не соображая, что происходит, Алекс тихонько подошел к Иветте и шепнул ей:
– Что случилось, что происходит?
Но Иветта не успела открыть рот, потому что Алина с криком напала на Алекса.
– Чего ты играешь тупого, как будто не понимаешь, что ты так же виноват, как этот кретин. Вы все сволочи, бросили меня и ушли. Куда торопились? Куда?
Алекс понимал, о чем она говорит, тем не менее, ему не понравился ее тон, и он ответил:
– Послушай, красотка, и пойми, что ты никакого права не имеешь со мной так говорить. Я тебе, слава богу, не муж, и даже не любовник. Так что не смей со мной так разговаривать, – резким тоном закончил Алекс.
– Сволочи, – жалобно и с плачем сказала Алина.
– Если нуждаешься в помощи, попроси нормально, – ответил Алекс и предложил всем присутствующим пойти в столовую покушать свежую, только что привезенную рыбу.
– Успокойся, приведи себя в порядок и приходи в столовую, – предложил Алекс Алине. – А конфликт твой с твоим лю… Ричардом в один день не разрешишь, впереди у тебя много дней.
Алекс предложил Иветте и Ричарду пойти в столовую, занять места и для него и для Алины.
Они ушли, а Алина заупрямилась и отказалась пойти с ним.
– Послушай, Алина, ты не права, пойми же, он не один. Не ставь его в глупое положение, ведь его жена либо дремлет, либо делает вид, что дремлет. На рожон не лезь. Можешь испортить ваши отношения. Веди себя так, чтобы Вики ничего не разнюхала. И ты сейчас оденешься, пойдешь со мной и, жалуясь на страшную головную боль, попросишь у них прощения за свое отсутствие.
Подействовало. Она, бормоча, подошла к Алексу и, к его большому удивлению, положив руки на его плечи, посмотрела прямо ему в глаза и спросила:
– А ты, ты почему предал меня, почему ты не подождал меня?
Со словами «Ты тоже сволочь», Алина слегка оттолкнулась от него и начала собираться.
По дороге в столовую она сказала:
– Хоть и сволочь, но только ты позаботился обо мне.
– Не говори глупости, все заботятся о тебе. В данном случае ты поступаешь правильно, и очень мудро, что послушалась, – ответил Алекс.

В столовой ее искаженное лицо не ускользнуло от внимания Вики, которая посадила ее рядом с собой и, узнав о ее головной боли, проявила готовность принести ей таблетку, но Алина ответила, что примет лекарство потом, попозже, если боль усилится.
Мир был восстановлен, но только не для Ричарда, которому Алина дала понять, что она накажет его.
– Интересно, что она собирается делать? – спросил Ричард риторически.
– Ты имеешь в виду физически, морально или материально?
– Морально, – уверенно сказал Ричард, – она не грубая, а деньги... деньги у нас не проблема.
– Твое пренебрежение может усилить ее чувства к тебе, – заметил Алекс.
– Узнай, Алекс, – деловито предложил Ричард.
– Почему ты думаешь, что она поговорит со мной об этом? – ответил Алекс.
– Она очень тебя уважает и открывает тебе свою душу. Учти, она прислушивается к тебе. И ты знаешь, и я знаю об этом.
Алекс не ответил, но слова Ричарда напомнили ему случай на одном вечере с друзьями, когда чем-то недовольная и разозлившаяся на подругу Алина собралась уйти. Все пытались остановить ее, но безуспешно. У дверей Алекс подошел к ней и попросил:
– Пожалуйста, не уходи. Не доставляй ей удовольствие своим уходом, она недостойна этого. А мне будет скучно без тебя, пожалуйста, оставайся.
В злых глазах Алины вмиг появилась нежность и улыбка, и она, посмотрев на Алекса, ладонью погладила его щеку и медленно, грудным голосом тихо сказала:
– Ну, если ты так хочешь... – и подала ему свой плащ.
Часто бывало, что Алина спрашивала мнение Алекса по широкому кругу личных вопросов, включая интимные, которые выводили из себя Иветту.
– Знаешь, – сказал Алекс Ричарду, – вторгаться не буду, пока сама не заведет разговор о тебе.
– Не надо ждать, сам найди подход и вызови ее на откровенность, – попросил Ричард.
– Ну, а почему бы тебе самому не поговорить с ней о том случае, указав смягчающие обстоятельства, и попросить у нее прощения? – предложил Алекс.
– Прекрасная идея! Ты думаешь, что я не говорил и не извинялся? Ты, видимо, не знаешь, какой она может быть жестокой и безжалостной.
Алекс не обратил внимания на слова Ричарда, считая его оценку преувеличенной. Но, тем не менее, он задумался об этом, и безо всякого основания, просто инстинктивно, позвонил Вики с предложением провести выходные вместе, на что та ответила:
– Я знаю хороший греческий ресторан, поедем в субботу на ужин. Кроме хорошей кухни, там греческая музыка и танцы, во время которых они бьют тарелки. Для нас это будет экзотично.
Вики обещала взять организационную часть на себя.
– Я поговорю с Алиной и закажу места, – заключила она.
В ближайшую субботу три пары наслаждались не только греческой музыкой, но и греческими блюдами.
– Ну, все выглядит прекрасно, – сказал Алекс Ричарду, когда они пошли в туалет.
Ричард усмехнулся:
– Да, неплохо, даже лучше. Странно, но после каждого ее взрыва наши отношения улучшаются. Если только поможешь нам снять дешевую студию, она будет очень счастлива. Она сказала, что у тебя есть знакомый агент, помоги снять комнату.
«Да, вот как переводится улучшение, что означает увеличение расходов», –  подумал Алекс, но его предположения разбились вдребезги о железную логику Алины.
– Мы с Ричардом пришли к выводу, что снятие комнаты нам обойдется дешевле, чем содержание конторы для нашего дела. Нам нужно помещение, чтобы хранить товар. Мне придется купить пару холодильников и морозильников. А если держать все в своей квартире, это создает неудобства для моих домашних.

Алекс поговорил со своей знакомой из агентства по найму недвижимости, и через неделю Ричард получил ключи от студии.
– Тебе большое спасибо, – сказал Ричард, – теперь надо обставить квартиру.
Алекс так и не понял, по чьей инициативе Алина обратилась к нему, чтобы он составил ей компанию в выборе мебели.
– А почему не попросишь Иветту? – спросил Алекс.
Помолчав секунду, Алина сказала:
– Знаешь, я не хочу, чтобы она узнала что-нибудь о комнате, понял?
– И ты не хочешь, чтобы я сказал ей о… вашей рабочей конторе? – спросил Алекс.
– Ну, вот, поэтому я считаю тебя моим самым хорошим другом, – ответила Алина.
Они договорились о встрече, Алекс повел ее в мебельные магазины, и она купила спальню и столовую. Алекс счел ненужным задавать лишние вопросы, но не выдержал и заметил:
– Он будет платить ренту, а ты – меблировать. Мне нравится ваше распределение труда и обязанностей.
Алина посмотрела на него и с удивлением спросила:
– Ты меня принимаешь за дуру, что ли? У нас же бизнес, вот от доходов мы и будем платить.
– Но ты же платишь своей кредитной картой? Разве карта не твоя?
– Моя, моя, – скороговоркой ответила Алина.
Знакомый с жадностью Алины, Алекс понял, что только имя ее на карте, а счета платит… известно кто. Алекс счел нетактичным выяснять ее финансовые отношения с Ричардом, они стали ему яснее ясного дня. Она как будто поняла его мысли и заметила:
– Мы хорошие деловые друзья.
Алекс посмотрел на нее и, как ужаленный, подумал: «Ну, постыдилась бы так цинично говорить о его чувствах, не говоря уж о своих».
Он отвел взгляд и, пренебрежительно посмотрев вдаль, сказал:
– Ты издеваешься либо надо мной, либо над ним.
Алина зло посмотрела на него и сказала:
– Тебе же многое известно, зачем тебе мое словесное признание? Ты лучше помоги мне купить холодильник и морозильник.
Улыбка Алекса перешла в смех.
– Я не вижу ничего смешного в моей просьбе, я всегда полагаюсь на тебя, и я очень благодарна тебе за твою внимательность и готовность протянуть мне руку помощи, – заметила обиженная его смехом Алина.
– Дорогая, даже если бы ты была моей любовницей, я тебе холодильник не купил бы. Я деньги на любовниц не трачу, – прояснил Алекс.
– Ну, ты даешь, – ответила Алина, – ты случайно не брат моего мужа-кретина? Ты же мне нужен – побегать со мной по магазинам за покупками, ты же мужчина, и более убедительно говоришь с продавцами. Вот где ты мне нужен.

Алина промолчала, не удостоив Алекса даже взглядом для пущей убедительности, но спросила:
– А почему не тратил бы на любовниц? Ведь это же делается для того, чтобы доставить удовольствие женщине, которая приносит столько радости в твою жизнь. Разве твои чувства не имеют денежной стоимости? На кино и мороженое потратишь, а на нужный для дела холодильник ты не хочешь раскошелиться?
Алина посмотрела на Алекса, смотревшего с отрешенным взглядом на машины за окном.
– Ты убедительно говоришь. Если бы ты была моей любовницей, ты бы сняла с меня последние трусы, поэтому я рад, что не я твой любовник, а Ричи.
– Не беспокойся, мы все делим с ним, – сказала Алина.
– Я знаю, – с усмешкой заметил Алекс.
– Дурак ты, ты ничего не знаешь, – пренебрежительно ответила она и, подумав секунду, добавила: – ты единственный, кому я изливаю душу. Если бы ты только знал, как все это меня утомило.
– Мне кажется, – заметил Алекс, – что в твоих отношениях с Ричардом твое внимание сосредоточено на одном обстоятельстве, а все остальное, происходящее с тобой, ты воспринимаешь как второстепенное, несерьезно.
– А ну-ка, а в чем мой главный интерес в моих отношениях с Ричардом, если не он? – серьезно спросила Алина.
– Кроме тех денег, которые он тратит на тебя, тебе больше всего нравятся деньги, которые ты зарабатываешь своим обслуживающим предприятием, это создает у тебя ложное впечатление, что ты сама создаешь твое благосостояние. Проще говоря – это деньги, скорее возможность делать деньги, предоставленная тебе Ричардом, и есть центр притяжения ваших отношений. Если он перекроет этот источник, ты тут же бросишь его.
Подумав секунду, Алина мягко сказала:
– Хоть ты издеваешься надо мною, но ты единственный человек, на которого я не злюсь за высказанную мне в лицо «правду».
– Ну, за правду не надо злиться ни на кого. Вот тебе еще кусок правды. Я много раз советовал тебе расширить свое предприятие, найти делового партнера, снимать большое здание, рекламировать свои услуги и выкачивать большие прибыли, а не какие-то мелкие гроши, как ты делаешь сейчас.
– Хорошо, давай вдвоем расширим и будем управлять фирмой по обслуживанию и устройству встреч и вечеров, – серьезно предложила Алина.
– Ну зачем тебе я со своими дырявыми карманами?! Тебе нужен человек с деньгами, такой, как твой Ричард, вот его и бери в оборот... Или... найди... другого.
– Другой мне не нужен. Я не жадная и довольствуюсь тем, что я зарабатываю, – коротко заметила Алина.

Алекс моргнул несколько раз астерянно, но быстро пришел в себя и порекомендовал ей взять отпуск и уехать куда-нибудь отдохнуть. Алине понравилась эта мысль, и она одобрительно отнеслась к ней, но предложила отложить на будущее, а сейчас ей нужно перевезти товар для какого-то вечера из ее квартиры в какой-то зал.
– Так что пригони твою машину завтра утром ко мне. Мне и ты нужен, и твоя машина, – заметила Алина.
А его автомашина была нужна для перевозки бара с холодильным устройством для напитков, телевизора и радио с проигрывателем, на что Алекс заметил:
– Отличная идея! Клиентов следует развлекать.
Алина хмыкнула и, проигнорировав его замечание, заметила:
– Поехали куда-нибудь втроем – я, ты и Иветта.
– Иветта не может, так что только со мной ты можешь поехать, а это очень плохо, потому что нет гарантии, что ты не полезешь ко мне.
– Да, продолжай мечтать, это повысит не только твой тонус. И все же, все мужчины превращаются в каких-то кретинов из-за того, что при виде женщины, любой желанной женщины, меньше кислорода поступает в их мозг.
– Может быть, ты и права насчет мужчин, но не совсем, а частично. Да, есть женщины, и для каждого мужчины своя, при виде которой он может терять дар речи или сказать что-то несуразное, может быть, и я такой, но не по отношению к тебе. Я тебе открыто говорю: ты не бойся меня, я к тебе не полезу.
– Почему не полезешь? Вон как смотришь на меня каждый раз, когда перед зеркалом я привожу себя в порядок. Думаешь, я не ловлю твой взгляд на мои... Ну, ты знаешь, на что ты пристально смотришь слюнявыми губами. Разве не так? – со смехом сказала Алина.
– Нет, не так. Во-первых, ты – не мой тип, во-вторых, выдаешь желаемое за действительное. Так что тебе ничто не грозит, потому что я к тебе не...
Алина с усмешкой посмотрела на него и, качая головой и хохоча, сказала:
– Полезешь, полезешь! И ко мне, и к другой полезешь, лишь бы мы дали тебе понять, что примем горизонтальное положение по твоей команде. Все мужчины такие. Разве ты не мужчина?
Алекс рассказал ей два случая из своей жизни, когда он очень хотел одну девушку и добился свидания с ней. Но по дороге к ее подруге для ночевки у него появились какие-то отрицательные эмоции, которые, в конце концов, овладели им, и он в час ночи, невзирая на уже случившуюся близость, оделся и под каким-то предлогом ушел от опешившей девушки навсегда. А в другой раз девушка, готовая разбиться в лепешку ради него, была неприятна ему, и ему пришлось отделаться от нее грубостью.
– Так что не всем желающим меня женщинам удается меня вкусить, – завершил Алекс.
– Ты что хочешь сказать, что я не в твоем вкусе? – удивленно спросила Алина.
Алина попала в точку, но Алекс не хотел быть грубым с ней и мягко сказал:
– У тебя же такой мужчина, который на тебя не надышится, зачем тебе лезть к другим, даже если это я.
– Я не лезу, это ты лезешь ко мне, – саркастически заметила Алина.

Алекс промолчал, зная, что Алина может на ровном месте перевернуть факты и выдать все в совершенно ином, выгодном ей свете. Наступило молчание.
– А почему я не могу быть твоей любовницей? – вдруг воскликнула она запальчиво.
– Да успокойся, успокойся! Ты не из того типа женщин, которые мне нравятся – длинноногие с тонкой талией и со всеми другими правильными причиндалами. Вот и все, – сухо ответил Алекс.
– Ха, корми этими сказками свою жену! Для любого мужчины есть один тип женщины. Любая женщина – это существо женского рода, имеющая губы, груди, ляжки, задницу и много других прелестей, являющихся ступеньками лестницы, ведущей отупевшего от страсти мужчину на седьмое небо наслаждения.
Алекс молча старался понять мысли Алины, с лица которой не сходила победоносная улыбка.
– Знаешь, – наконец заговорил он, – это софизм.
Алина посмотрела на него с удивлением и, подумав секунду и хлопнув ресницами, сказала:
– Ты не крути мои мозги научными словами. Что это такое, форма секса? – и хихикнула.
– Да, но я уверен, что ты не знакома с этой формой секса, – сказал Алекс.
– Ха, ха, ха, ха, – был ответ Алины, – ты меня за дуру не принимай. Я все знаю.
– Давай поспорим, что тебе эта форма не знакома, – сказал Алекс и описал ей какую-то сексуальную форму и, не ожидая ответа, спросил:
– Наступает жара, что собираешься делать с своими шубами?
– А что Иветта делает? – спросила Алина.
– Мы сдаем их на чистку, полировку и хранение.
– Да ты что, есть такие службы? А я не знала, – удивленно сказала Алина.
– Есть, есть, и еще есть много таких, о которых ты понятия не имеешь, – ехидно заметил Алекс.
Игнорируя его тон, Алина сказала безразлично:
– Возьмите меня с собой в следующий раз.
– Хорошо, – сказал Алекс, – я тебе заранее скажу, когда поеду к скорняку. Поедем вдвоем, Иветта понятия не имеет, где находится место хранения.
Новость с шубами обрадовала Алину, и на радостях она попросила Алекса помочь ей перевезти товар в один из залов для какого-то вечера. Не ожидая ответа, она сразу добавила:
– Ричард занят, а мой Артур на работе в это время. Да и к тому же, мне нужна машина, так что ты моя единственная надежда на помощь.
Алекс задумался.
– Не беспокойся, она ничего не узнает, мы поедем в полдень, так что к ее приходу с работы ты будешь дома.
Алекс не понял ход ее мыслей и смущенно спросил:
– А что мы делаем такого, чтобы я скрывал от Иветты? Я не понимаю, – наивно признался Алекс.
Тем не менее, Алекс ничего не сказал Иветте, но Алина намекнула вечером за чаем, что попросила Алекса помочь, к чему Иветта отнеслась безразлично, и очень спокойно проинтерпретировала как положительное качество Алекса и заметила:
– Доброту души и готовность пойти на помощь он унаследовал от своей матери, но он не владеет ее силой, умеющей давать отпор и не быть обиженной неправильной оценкой своей помощи. Я боюсь за него, он раним, у него тонкая натура, и его могут обидеть.
– Как можно обидеть человека, протягивающего руку дружеской помощи? – возразила Алина.
– Ну, могут воспользоваться его слабостью, – заметила Иветта.

Через неделю Алина попросила Алекса зайти к ней.
– Поехали в зал, где мне предстоит обслужить большой вечер.
И полетели приказы: «бери, неси» и, в конце концов, «поехали». Алекс безропотно сделал все, что она просила.


Продолжение следует


* * *

Продолжение

Было поздно, около двенадцать ночи, когда телефон зазвонил, и Иветта после пары предложений протянула трубку Алексу со словами:
– Алина просит подъехать за ней.
Поговорив с Алиной, Алекс посмотрел на Иветту и, не отрываясь от разговора, шепнул ей:
– Поедешь со мной?
– А почему своего олуха не зовет приехать за ней? – сердито спросила Иветта. – Терпеть не могу людей, которые используют других для достижения своих целей.
– Ну, ты же знаешь, что этот кретин неоднократно терялся в простой паутине улиц вокруг своего дома. Так ты поедешь со мной? – переспросил Алекс.
– Я пойду спать, а ты с ее мужем, олухом Артуром поезжай за ней, – посоветовала Иветта.
Но Артур уже спал, и Алексу пришлось ехать самому за Алиной.
– Понимаешь, в таких случаях мой Ричард приезжает за мной, а сегодня его нет в городе. А Артур, ты же знаешь, он... Ты знаешь, что я хочу развестись с ним, и это в процессе с самого первого года нашей женитьбы.
– А почему же народила двоих детей? – спросил Алекс.
– Ну, ты что, я же не говорю, что я не спала с ним. Это сейчас я поумнела и не подпускаю его даже близко к себе.

Такие дружеские услуги продолжались долго. Однажды Алина позвонила в два часа ночи Алексу. Иветта не проснулась.
– Ты знаешь, мне очень приятно, что у нас получается такая поздняя встреча, когда я, утомленная, могу расслабиться и насладиться покоем в твоем присутствии, то есть твое присутствие доставляет мне спокойствие и удовольствие.
– Ты знаешь, твой язык я не понимаю, ты какую-то белиберду мелешь. Ты не старайся подлизываться ко мне, потому что это так не может продолжаться. Я для тебя не решение. Ты должна поговорить с Ричардом об этом. Пусть он обеспечивает тебя транспортом.
Алекс оказался прав. Утром Иветта выглядела очень хмурой и малоразговорчивой. Напряжение продолжалось до момента, когда Алина позвонила очередной раз с просьбой передать трубку Алексу.
– Он спит! Что хочешь ему сказать, скажи мне, я передам ему утром, – ответила Иветта.
Но Алина настояла, чтобы Иветта передала трубку Алексу.
– Ты мне скажи, что ты хочешь сказать ему в час ночи, или я брошу трубку, – повысив голос, сказала Иветта.
– Он мне нужен, пошли его за мной, пусть отвезет меня домой, – спокойно сказала Алина.
– Ты что делаешь, подружка моя? У тебя муж, у тебя любовник, их недостаточно для твоих нужд, ты пускаешь в оборот и моего мужа тоже? Алина, оставь его в покое! Вызови такси! – крикнула Иветта и бросила телефонную трубку, не обратив внимания на жалобы Алины об одиночестве и страхе из-за ночи.
– Что происходит, в чем дело? – спросил сонно Алекс, проснувшийся от голоса жены.
– Все, не хочу, чтобы ты ездил за ней, – крикнула на Алекса Иветта.
Вечером следующего дня, как ни в чем не бывало, Алина зашла к Иветте с Артуром и принесла целый мешок печеных изделий и лососины. Поужинали, поболтали, и разошлись. Никакого зла не было выражено за столом, даже выпили за дружбу, а Алина даже добавила:
– Я бесконечно благодарна судьбе, что свела меня с вами. На вас можно положиться. Я скажу без всякого преувеличения, я за вами, как за каменной стеной. Вы мои самые близкие друзья. И прости меня, Иветта, если я иногда перегибаю палку. Получается, что Алекс часто бывает мне нужным. И я согласна, если скажешь, что я злоупотребляю своими привилегиями. Да, вы – мои, я – ваша, – сказала она спокойно и на прощание поцеловалась, как обычно, и с Иветтой, и с Алексом.
– Ну и стерва, – выругалась Иветта после их ухода.

Когда Алина и Алекс оказались по делам одни, Алина спросила:
– Какая муха ее укусила, и почему она так налетела на меня?
– Алина, – спокойно ответил Алекс, – она, может быть, думает, что, играя с банкой меда, невольно вымажешься и оближешь свои пальцы. Поэтому не хочет, чтобы ее банка с медом находилась, хоть и временно, в твоих руках.
– Какая чушь, мы же хорошие друзья, у нас до сих пор не было никаких трений, и вдруг – на тебе, подозрения. Ревность, что ли? Она, что, рехнулась, чего ей бояться?
– Ты знаешь чего, не надо играть в дурочку, – ответил Алекс. – Что ты будешь собирать плоды в ее огороде.
– Ну, Алекс, что я такое сделала, что вызвало в ней такое зло?
– Не знаю, необъяснимый женский инстинкт, – безразлично ответил Алекс.
– Но ведь мы были в таких ситуациях, разве между нами когда-нибудь что-нибудь даже подозрительное бывало? У нас же такие чистые отношения.
– Да ты же мне не говори и, знаешь, ей тоже ничего не говори о «чистоте наших отношений». Ты же просто заостряешь ее внимание на нас, и она просто начинает на нас смотреть через лупу.
– Не поняла, на что? – в недоумении спросила Алина.
Алекс посмотрел на нее испытывающе и, заметив ее моргающие ресницы, добавил:
– Ты и я, я и ты. Твое «Иди, садись рядом со мной», или «Поехали со мной», или «Я хочу сидеть рядом с тобой», или случаи, когда ты шушукаешься со мной, чтобы явно быть подальше от неприятных ушей. То есть это та внешне кажущаяся близость, предполагающая сексуальную близость.
– Ну, виновата, я тебя очень люблю и доверяю, и ни перед кем так не открываю свою душу, как перед тобой. Ты же всегда даешь мне такие хорошие и правильные советы. Да, мне приятно общаться с тобой. Да, мне приятна твоя близость. Да, я виновата в этом, не скрою, но границы-то я не перехожу, – стала оправдываться Алина.
Алекс посмотрел на нее иронично и покачал головой, что не понравилось Алине.
– Вот тут и зарыта собака – какие границы? Люди-то не так понимают нас, как ты и я. Даже твой Артур и Ричард говорят, что ты – моя любовница.
– Да они в шутку, – шутливо крикнула Алина и, помолчав немножко, добавила, – а мне так нравится дразнить этим Ричарда!
Алекс порицательно посмотрел на нее и недоуменно спросил:
– Не понимаю, что ты за человек!
Алина потянулась, испустила радостный вздох и с улыбкой сказала:
– Я – хороший человек, поэтому Ричард обожает меня. Я когда-нибудь расскажу тебе, как он меня любит и что мы делаем.
– Зачем откладывать? – спросил заинтересованно Алекс.
Но Алина ничего не сказала. Посмотрев на ее отрешенное улыбающееся лицо, Алекс понял, что перед нею проходят картины ее близости с Ричардом. Она потянулась и выпустила дикий стон сквозь зубы.
– Так хорошо, да? – спросил Алекс.
– Прелесть, Алекс, прелесть! Пока что могу сказать, что мы оба с ума сходим от возможностей, предоставленных нашей квартирой – нашим «Гнездом Любви».
Но их счастье оказалось прерванным на время. Алина заболела чем-то, что требовало хирургического вмешательства, о чем Алекс узнал от Иветты, которая сообщила ему об операции, и они поехали вечером следующего дня навестить Алину. Алекс удивился, увидев ее лежащую в постели на животе, что напомнило подобный случае с одной соседкой, которую оперировали в районе копчика.
– А что, у нее такая же операция, как у той соседки? – спросил Алекс.
– Нет, у нее, ты же знаешь, бывают запоры, – коротко ответила Иветта. – Молчи, не надо говорить об этом, она стесняется.
Алекс удивился, хотел выразить сомнение в версии о запорах, но передумал, посмотрев на лежащую на животе Алину. И Алекс решил пошутить:
– К сожалению, это дорога во внешний мир, без которой мы не можем.
Алина долго страдала и похудела.
– А что же было на самом деле? – спросил Алекс Алину наедине.
– Я же сказала, у меня были страшные запоры, – сердито ответила Алина.
Алексу не понравилось ее раздражение, и он стал думать о возможных других причинах, которые не имели четкой формулировки, но мысль о деликатности места тела не дала ему продолжить обсуждение причин операции на анусе. Он знал человека, страдающего непроходимостью, которого врачи привели в норму без хирургического вмешательства. «Так о какой непроходимости она говорит?», – подумал он в растерянности.
– Перестань, ей стыдно, и она стесняется говорить о своей операции, – обрушилась Иветта на него.
Каковыми бы ни были обстоятельства, приведшие Алину в больницу, она сумела уговорить Ричарда, что она заслуживает отдыха на пляже Копа Кабана в Рио-де-Жанейро, куда она поехала с какой-то подругой, провела целую неделю в песках известного пляжа и слушала музыку танго.
По возвращении Алина зашла к Иветте радостно заявить о себе.
– Вот, я вам принесла подарки, – сказала Алина и вручила майки Алексу и Иветте.
– Да ты что, это же дорогие вещи, – заметил Алекс.
Алина косо посмотрела на Алекса и сказала:
– Не говори «дорого», дают – бери. Не твои деньги потратила.
– Давайте в субботу к нам, – предложила Иветта, – и ты расскажешь впечатления о своей поездке.
– Нет, – тут же ответила Алина, – вы заходите к нам, Ричард с Вики тоже будут.
Так и договорились, но во время обеда в субботу Алина ничего существенного не рассказала, только отметила:
– Было интересно, все новое. Много уличного воровства, нужно быть начеку, когда ходишь по городу, а то мальчишки часто атакуют туристов и вырывают их сумки. А так, море было неспокойное, я проводила утро в бассейне, а потом… отдыхали, гуляли, а вечером ходили в разные рестораны.
Все слушали, никаких вопросов не задавали, только Вики добавила:
– Я тоже не особенно люблю купаться в море. Песок, водоросли, медузы, фу, не нравится.
– А зачем тогда ехать на море, и к тому же так далеко? – спросила Иветта.
А Алекс, посмотрев на Вики, язвительно заметил:
– Но вы же из моря не выходили в Арубе.
Вики посмотрела на Алекса загадочно и тихонько ответила:
– Там… вода была другая... очень приятная.
Алекс подумал, что на самом деле была другая обстановка, но вслух сказал:
– Да, на самом деле, море было таким теплым, что трудно было отказаться от  удовольствия барахтаться в воде.
На прощание Алина шепнула Алексу:
– Как-нибудь встретимся, и я расскажу подробности.
А в подробностях оказались двое мужчин, которые ухаживали за ними. Ее подруга тут же переспала с одним, а другой питал надежды переспать с Алиной в будущем.
– Я так быстро не могу, честно сказала я моему «ухажеру». – Я должна знать вас лучше, чтобы быть с вами в интимном отношении.
И, гордо глядя в глаза Алексу, сказала:
– Видишь, какая я!
Алекс посмотрел на нее критически и поучительным тоном учителя сказал:
– Помню, как в детстве я и мои друзья ненавидели тех мальчиков и девочек, которые показывали свои игрушки, но не давали нам поиграть.
– Причем тут детство? – возмущенно воскликнула Алина.
– Правила игры для взрослых такие же, – умеренным грудным голосом мудреца заметил Алекс. – Если показываешь, то дай поиграть, потрогать, полюбоваться.
Его спокойный тон вывел ее.
– Ты что, с ума сошел, зачем мне идти в постель с незнакомым человеком?
– Ну, твое поведение вело к этому. Ваши встречи не были простыми. Вы везде ходили вместе и, как ты говоришь, они тратились на вас. Зачем позволяла ему тратиться на тебя? Так поступают филантропы и те, кто надеется на легкость поведения женщины. А «твой» покровитель не был филантропом. Вывод делай сама, это означает, что он покупал твое «внимание» к нему.
Алина, подумав, сказала.
– Ну, тогда моя подруга расплачивалась за нас двоих, она же ездила за... мой счет.
Алекс покачал головой.
– Или ты дура, или ты играешь под дурочку. Будь осторожна, ты можешь делать людям больно. Будь немножко более чувствительной и более внимательной к чувствам и переживаниям других.
Алина промолчала и чуть не прослезилась. Заметив искаженное выражение ее лица, Алекс сказал:
– Прости меня за мою грубость, я не хотел обидеть тебя.
– Да дело не в тебе, ты меня не обидел, – сказала Алина и остановилась.
Алекс не смог понять ее мысли и неопределенно пожал плечами.
– Ты только не говори об этих вещах Иветте, – попросила Алина.
– У меня от нее нет секретов, – мягко, но твердо сказал Алекс.
– Есть, ты не все, а выборочно говоришь жене, несущественные вещи, поэтому я тебе доверяю больше, чем сама себе. Я могу сболтнуть, а ты нет. Поэтому я люблю нашу дружбу, я могу опереться на тебя. Ты настоящий друг.
Алекс чувствовал себя сконфуженным после их разговора, и какая-то неопределенность о ее душевном состоянии вызывала в нем чувство неудовлетворенности.

Звонок Ричарда несколькими днями позже касался вопроса, спал Алекс с Алиной или нет.
– Она сказала, что вы пошли в гостиницу, – сказал Ричард.
– Она сказала тебе это?
– Да, и, ответив на мой вопрос о твоих мужских достоинствах, сказала, что ты был так себе, ничего для первого раза. Она сказала, что, тем не менее, ей понравилось само явление.
Алекс расхохотался.
– Ричард, ну что мне тебе сказать, я не думаю, чтобы ты был таким, ну... наивным, чтобы поверить ее болтовне. Я не знаю, почему она решила тебе сделать больно.
– Ну, фантазирует об интимных отношениях с тобой, – ответил Ричард.
Наступившее молчание Алекс нарушил вопросом:
– Ричард, все ли в порядке между вами?
Ричард не сразу ответил, и Алексу показалось, что тот не слышит его.
– Ричард, что происходит?
– О, между нами все в порядке, и даже больше, чем в порядке. Если бы ты только знал, что только мы ни делаем! Но здесь много людей, поговорим в другой раз при встрече, – сказал Ричард.
Но случайная встреча с Ричардом на паркинге местного супермаркета и их беседа об Алине прояснила, что она обходится ему очень дорого, и что он не справляется с ее финансовыми запросами. Алекс напомнил ему, что общий закон жизни гласит: надо платить за удовольствия.
– Твои затраты ничтожны по сравнению с количеством, качеством и частотой удовольствий, предоставляемых ею тебе. Ты знаешь, что она безумно любит тебя?
– Да, я знаю, и я ведь тем же самым отвечаю ей.
Алекс косо посмотрел на Ричарда.
– Я серьезно говорю тебе, – скороговоркой ответил Ричард.
– Послушай, Ричи,– сказал Алекс, – не только я, но многие слышали, как одна из ее подруг, какая-то Эстер, потащила тебя в гостиницу.
Ричард призадумался и взволнованно ответил:
– Это было экспериментом для меня с целью доказать себе, что я смогу ее легко оставить. Но опыт провалился. А откуда ты знаешь об этом?
– Ричард, не надо, очень слабая защита, не говори, что пошел и не смог. Да ты ее … как следует. Алина рассказала и, тем не менее, как видишь, она простила тебя, не бросила, и продолжает любить тебя, что хорошо для тебя, а меня сбивает с толку. Что главное для нее в ваших отношениях: ты, ее любовь к тебе, или еще что-нибудь?
Ричард глубоко вздохнул, несколько раз посмотрел на Алекса и неуверенным голосом спросил совета у Алекса, как избавиться от Алины.

Алекс чуть не поперхнулся, но, придя в себя, ответил:
– Ты меня удивил. Я думал, что вы не дошли еще до кульминации в ваших отношениях, а ты думаешь свернуть дела с нею.
– Да нет же, у нас каждая встреча – это сказка, вино, музыка, танцы, и мы горим в пламени страсти. Ты ошибаешься в своей оценке. Но... надо прекратить эти встречи. Жена, дети... знают... Так что посоветуешь?
Алекс вместо ответа шмыгнул.
– Мне жалко Алину, – грустно сказал Алекс.
– Мне тоже, тем более, она мне сказала, что ее развод с Артуром на мази. Когда я сказал ей, что она этим ставит меня в не очень завидное положение, она спокойно заметила, что я тут ни при чем, что это планировалось давно, – ответил Ричард.
– Да, я знаю, что она давно использует слово «развод» для описания отношений между собой и Артуром, но все принимали ее слова как атаку на Артура, дающую ей право заткнуть ему рот и заставить его закрыть глаза на ее неверность... на ее встречи с тобой. Ты же ее опора, она тебя обожает, и получается, что в момент, когда она больше всего будет нуждаться в тебе, когда больше всего будет нуждаться в твоем присутствии в ее жизни и твоей поддержке, ты бросаешь ее.
– Поэтому я хочу сделать это очень деликатно, – виновато сказал Ричард.
– Не будь наивным! Самая мягкая форма бросить ее есть самая грубая форма отказа. Так что жди взрыва.
– Да, нехорошо получается, скажи мне что-нибудь хорошее.
Алекс, почувствовав неловкость за свои высказанные мысли, добавил:
– Послушай, Ричард, ты же не посоветовался со мной, когда ты уговаривал ее переспать с тобой, правда? Нет! А почему ты сейчас спрашиваешь совета у меня, как избавиться от нее? Это твоя проблема, и я уверен, что ты правильно ее решишь.
Ричард не ответил, стал задумчивым, и вдруг спросил:
– Так, ты говоришь о ее неверности… А сколько их было?
– Ты взрослый мужчина, зачем тебе такой ерундой заниматься? – ответил Алекс. – Успокойся, она тебе верна, не в пример тебе.
На этом они расстались, но через несколько дней отголоски их разговора дошли до него. Алина попросила встретиться и поговорить, да и заодно помочь ей перетащить продукты. Уже на месте, в зале, они уединились, и за чашкой кофе Алина стала рассказывать о ее встречах с Ричардом.
– Я кое-что знаю, Ричард мне все рассказал, – прервал ее Алекс.
Алина посмотрела на Алекса искоса.
– А причем тут я? Почему ты злишься на меня? Ты лучше скажи, почему ты решила разводиться с Артуром сейчас? Ты же ставишь Ричарда в очень неловкое положение, – заметил Алекс.
– Оставь мой развод с Артуром. Ты лучше скажи, почему ты разводишь меня с Ричардом?
Алекс хлопнул ресницами и, тупо посмотрев на нее, спросил:
– Ты о чем?
– А почему ты сказал ему, чтобы он бросил меня? – сердито, повышая голос, спросила Алина.
Алексу было неприятно и неловко сказать подруге, что она надоела своему любовнику, и что тот ищет спокойный конец их отношений без всякого скандала. Проснется, и ее не будет больше в его жизни, он не почувствует себя в ее когтях. Как ей сказать, что он откупиться хочет? Алина прервала его мысли:
– Молчишь, значит виноват. Значит, он прав. Как ты мог такое ему посоветовать?
Алекс, повесив голову, промолчал. Он жалостливо посмотрел на нее, сделал глубокий вздох и решил принять удар на себя.
Вдруг Алина, широко раскрыв глаза, нежно шепнула:
– Неужели ты его ревнуешь ко мне?
Алекс посмотрел на нее улыбающимися глазами.
– Да, – протяжно сказала она, – значит, у тебя есть чувства ко мне.
Заметив улыбку Алекса, Алина добавила:
– Ну, ты же знаешь, что я тоже питаю теплые чувства к тебе. Не была бы Иветта моей близкой подругой, я такое творила бы с тобой! Не зря же я открываю тебе свою душу и рассказываю такие вещи, которые никто не знает, даже Ричард. И знаю, что я могу тебе довериться, ты никому не рассказываешь о моих секретах, даже своей жене. Поэтому я тебя очень уважаю и люблю.
Алекс не выдержал и стал смеяться.
– Ну и логика у тебя! Ты права, что рот мой закрыт, но с другими выводами ты будь осторожна, не перегибай палку.
– Женщина чувствует сердцем, – победоносно сказала Алина, высоко подняв голову.

Алекс решил подойти к ней окольными путями и спросил:
– Скажи, Алина, нет ли в твоих отношениях с твоим Ричи изъянов, каких-то проблем?
Алина, подумав секунду, сказала:
– Н-нет, у нас нет, но одну мою подругу беспокоит одна проблема, которая мешает ей радовать своего друга и делать его счастливым. Она сама очень хочет быть близкой с ним... таким... способом. Они пытаются, но... у них ничего не получается. И она спрашивает совета у меня, а у меня никакого опыта нет в этой области. Я сама не знаю, как это делают.
Алекс в недоумении посмотрел ей прямо в глаза.
– Не понимаю, мы говорим о тебе, и вдруг ты стала говорить о какой-то своей подруге, и у вас у обоих есть какая-то проблема. Понятия не имею, о ком и о чем мы говорим. У тебя все дома?
– Как тебе сказать, – начала Алина, – я знаю тебя как опытного мужчину, поэтому как хорошего друга хочу спросить, как ты... как ты... как у тебя получается сношение... ну? – и Алина, повернув шею и качая своими ягодицами, хлопнула рукой по одной. Посмотрев на Алекса, добавила: – Понял, о чем я говорю? Как ты это делаешь?
Алекс выпрямился от неожиданности и резко ответил:
– Что и как мы делаем в нашей спальне – наше дело!
– Успокойся, ты же имеешь опыт в этой области, вот я и хочу, чтобы ты поделился со мной своим опытом. Просто и ясно, как ты это делаешь?
– Ну, во-первых, женщина должна быть готова к этому, она должна быть согласна и должна хотеть этого, – сказал Алекс. – Это необходимо, без этого ничего не выйдет.
– Я же сказала, моя подруга согласна и хочет. Она хочет быть женщиной с большой буквы, не хочет, чтобы между ними были преграды в области наслаждений, хочет получать от него и доставлять ему удовольствие по-всякому. А конкретно как, не знает, и я ничего не могу посоветовать, ведь я тоже в этой области невежда.

Продолжение следует


* * *

Продолжение

– Я же сказала, моя подруга согласна и хочет. Она хочет быть женщиной с большой буквы, не хочет, чтобы между ними были преграды в области наслаждений, хочет получать от него и доставлять ему удовольствие по-всякому. А конкретно как, не знает, и я ничего не могу посоветовать, ведь я тоже в этой области невежда.
Алекс объяснил кое-какие детали анатомии и физиологии женского тела и, подумав, что, видимо, она внутренне смеется над его наивностью, вдруг резко остановился и спросил:
– А зачем тебе все это? Какой подружке надо?
– Да, – несвязно сказала Алина и, слегка покраснев, засмеялась.
– Пусть поговорит об этом со своим партнером, – посоветовал Алекс.
– Хорошо, – сказала Алина, – а если надо будет, ты покажешь ей, как это делается? – спросила Алина.
– Ты хочешь, чтобы я ей объяснил эти способы?
– Ну да, и не только, а если надо, и показал,– скороговоркой ответила она.
Алекс призадумался, посмотрел вдаль, и вдруг до него дошло.
– То есть как это показать? Что значит показать? – удивленно спросил он.
– Ты что, ребенок? – тихо вставила Алина.
– А почему ты поставляешь свою подругу под меня? Знаешь, у меня в молодости был такой случай, но за «теорией» последовали «практические» занятия.
– Ну, да, о практике я и говорю. А что случилось там с подругой? – поинтересовалась Алина.
– Она образумилась после аборта. Так что мне хорошо известна эта дорога. Сейчас я не могу позволить себе такую роскошь.
– Ну, в данном случае тебе нечего беспокоиться, есть на кого свалить последствия.
– Да, конечно, пошалить и получить кое-какое удовольствие на стороне… не помешало бы. Возможно, мне понравилось бы…
Алекс помолчал, и вдруг до него дошел смысл своих рассуждений, и он с возмущением сказал:
– Хоть и звучит заманчиво, я удивляюсь, как ты можешь предложить мне что-то такое, и почему стараешься подсунуть мне какую-то незнакомую женщину? А почему ты думаешь, что я пойду на такое с какой-то незнакомкой? Ха!
– Спасибо, – сказала Алина и, ласково посмотрев на него, добавила, – я знаю, что ты морально устойчивый тип, не зря Иветта везде и всегда бубнит об этом. Но, Алекс, а если бы …
Алексу ее «но» не понравился и он бросился сразу в атаку:
– Никаких но, и никаких гвоздей!
– Но, Алекс, а если бы… я попросила тебя об этом, ты бы помог мне?
– Я же говорю – нет, – ответил Алекс, – ты же просишь.
– А если бы попросила тебя об этом я, ты бы помог мне освоить это дело? – почти шепотом сказала Алина.
– А зачем тебе я, у тебя большое поле деятельности, и в моей помощи ты не нуждаешься, – ответил Алекс.
– Ну, а если я попрошу, все-таки, ты мне откажешь?
– Поговорим об этом, когда нужда в этом возникнет, – неопределенно ответил Алекс.
Алекс не подумал, что он наивный. Даже тогда, когда через несколько дней Алина, позвонив ему, спросила:
– Ты знаешь, что нравится Ричарду... в постели?..
– Нет, и меня не интересуют его вкусы, это твоя забота. Но если ты хочешь, чтобы я знал об этом, то валяй, рассказывай,– безразлично отрезал Алекс.

Алине нравилось говорить с Алексом по телефону о подробностях своей интимности с Ричардом, причем никакие детали она не пропускала.
– А ты знаешь, что мне тоже, как и моей подруге, нравится так? Я с ума схожу, когда он пальцами стимулирует меня там.
– Я рад за вас. Приятно знать, что ты женщина со здоровым и большим диапазоном интересов и требований. Рад знать, что вы оба доставляете друг другу взаимное удовольствие, что бывает редко. Но причем тут я, и почему опять я получаю информационный бюллетень событий вашего «гнезда любви»?
Алина призналась, что она с Ричардом пробовали все способы, о которых говорил Алекс, но все тщетно.
– Пробовали, но... одно разочарование, – сказала Алина.
– Ну, что сказать мой старый друг, есть один логический вывод – не делать.
– А почему нет? Весь мир наслаждается, а мы должны быть лишены этого удовольствия? Поэтому ты поможешь мне освоить технические навыки такого способа, только ты сможешь меня сделать стопроцентной женщиной, – умоляющим тоном сказала Алина, стараясь внушить своим преломляющимся голосом свою хрупкость и зависимость от Алекса.
Только тогда до Алекса дошло, что ее походы к проктологу с последующим пребыванием в больнице операцией была результатом ... . Значит, Ричард перестарался. Он улыбнулся от радости сделанного вывода. Но ощущение радости тут же сменилось чувством растерянности, когда она спросила:
– Ты понял? Мне нужна твоя помощь, ты мне поможешь? – уточнИла Алина.
– А почему ты не просишь Артура об этом? Я думаю, что он будет рад помочь.
– Ну, ты что, ничего не понимаешь, что ли? – сказала Алина. – Я же с ним давно не имею близости, да и вообще, я же развожусь с ним. Мы договорились о деталях.
Алекс почувствовал себя загнанным в угол, попавшим в капкан.
– А почему ты меня просишь об этом? – спросил он и надолго замолчал.
Она нарушила его молчание:
– Ты единственный человек на целом свете, кому я доверяю секреты моей души. Я столько открывала свою душу тебе, и говорю о вещах и делах, что и как мы делаем с Ричардом, говорю о вещах, о которых никто, кроме меня, не должен знать. А ты единственная душа на всем белом свете, единственный человек,  который знает мои проделки, дела и прегрешения, и я ни разу не услышала от тебя плохого слова, слова осуждения, порицания. Только хорошие советы, наставления и напутствия. И поэтому я могу обратиться с такой просьбой и просить помочь мне, надеясь, что ты не осудишь меня, не откажешь мне. Ты же видишь, что я прошу тебя об этом. Ты же был готов помочь какой-то незнакомке, а мне ты откажешь, что ли?

Она промолчала, а потом глаза ее заблестели, и она возбужденно сказала:
– Ты знаешь, что мы оба «скорпионы», а союз скорпионов страшно сильный, они могут горы перевернуть, а их секс, говорят, божественный, сильный, буйный, страстный, и не поддается описанию простыми словами, только чувствовать надо. Другим не дано такое.
Сконфуженный, Алекс сказал:
– Черт знает что, а сбоку бантик! Звучит очень заманчиво, только одно обстоятельство ты упускаешь из виду. Ты скорпион с жалом, а я – без, я-то родился в последний день знака зодиака, так что это может быть случай, когда один скорпион съедает другого, что значит, что я могу быть аперитивом в твоем меню.
– Да перестань бояться! А чего ты боишься? Я тебя не съем, я тебя проглочу! – и Алина звонко расхохоталась. – Да перестань, никто ничего знать не будет об этом. Это между нами, и с нами умрет. Я Иветте ничего не скажу, да и думаю, что ты тоже ей ничего не скажешь.
– Ну, ради друга, ради принципа помочь ближнему, конечно, помогу.
– Какой ты хороший, я ведь не зря обратилась к тебе. Спасибо тебе.
– Ну, давай поедем к тебе или ко мне.
– Нет, я сейчас не могу, я же занята.
– Ну, когда захочешь, дай знать, мы договоримся и приступим к делу.
Проявление Алиной преувеличенного внимания и заботы к Алексу замечали все при их семейных встречах. Она при муже часто звонила Алексу и беседовала с ним. Даже частенько рассказывала ему детали своих интимных встреч с Ричардом и задавала разные вопросы. Она всегда спрашивала мнение Алекса.
– Ты знаешь, что моя жена любит твоего мужа? – неоднократно говорил Артур Иветте.
– А что, Артур, это секрет для тебя? Мы все любим друг друга. Многие завидуют нашей дружбе, – отвечала Иветта. – Ты разве не любишь меня, Алекса?
В таких случаях Алина вмешивалась и резко говорила Артуру:
– Ты, дурак, заткнись! Перестань говорить глупости, не твое собачье дело, кто кого любит. Уткнись в свою тарелку и ешь свое «сено».

Через неделю Алина позвонила Алексу и высказала некоторые сомнения о состоятельности своей идеи, но Алекс успокоил ее, дав понять, что она может отказаться от своей затеи в любой момент.
– Да я не об этом, – взволнованно сказала она, – я совсем наоборот.
Алекс понятия не имел, о чем она говорит, и не ответил.
– Ты понимаешь, о чем я говорю? – спросила Алина.
– Честно говоря, боюсь сказать «да», потому что наоборот будет означать, что... ты меня, что ли? А ты же не такое просила.

Алина долго смеялась и, успокоившись, таинственно и тревожно шепнула:
– А если в процессе я еще кое-что захочу?
Алекс в недоумении заметил:
– Послушай, красавица, прости меня за грубость, но ты, вся голая, собираешься выставить свою задницу передо мной на мое растерзание, и тебя волнует моральный вопрос о том, что произойдет, если ты войдешь во вкус и потребуешь еще что-то? Ты что, ребенок и хочешь, чтобы я успокоил тебя гарантией, что такое не произойдет? А что ты скажешь, если я скажу, что, технически во время подготовки перед тем, как приступить к основному действию, для стимуляции нам придется начать именно с этого? Не смеши меня, пожалуйста.
Алина сразу не ответила, что-то невнятно пробормотала, но отрезвилась, когда Алекс заметил:
– Послушай, Алина, давай забудь обо всем и успокойся.
– Да нет же, я не об этом. Я же себя хорошо знаю, и я захочу весь комплекс действий, – убежденно сказала она.
– Так, это будет зависеть от тебя, захочешь ты получить все или нет? – заверил ее Алекс.
– Конечно, захочу, – уверенно сказала она, – а что из этого получится? Я же стану твоей любовницей.
– Ну, ты даешь. То, что мы побыли с тобой пару раз без всякого эмоционального влечения, нас не сделает любовниками. Ты не станешь моей любовницей, я не стану твоим любовником. Но я стану одним из кретинов, который, увидев юбку, поддался соблазну, в данном случае, твоему. Ты же это знаешь, но, видимо, тебе идея нравится. Ну, а если не нравится, то... – заметил Алекс.
– Ну, да, конечно, а ты скажи, что не издеваешься надо мной. Переспал, значит, любовник. А сколько любовников-то у меня получиться?

Алекс молчал.
– Ну, скажи мне что-нибудь внятное, – голосом отчаявшегося человека попросила она.
– Я тебе не могу давать советов в этой области. Но могу сказать, что мы будем вместе, пока не сдашь экзамен на отлично, – успокоил ее Алекс и, подумав, добавил: – к тому же, у нас это долго не продлится, так что мне не нравится, что ты нацепляешь ненужные ярлыки. Это будут практические занятия сторон двоих по очень сомнительному и скользкому предмету по обоюдной договоренности и согласию с обеих сторон, и я гарантирую тебе, мы не дойдем до уровня бурлящих эмоций. Поэтому нет нужды бояться, что мы превратимся в любовников. Ты не станешь моей любовницей, несмотря на сомнительный характер наших будущих «занятий».
– А почему не могу быть твоей любовницей? – обиженно спросила Алина.
– Просто ты не моего типа женщина, – резко отрезал Алекс. – Ну, не мешай мне высказать мою мысль. Единственный ярлык, достойный нас, – тот, что хорошие друзья всегда помогают друг другу в беде… Даже при таких делах. Так что, ты не думай о себе в таком «плохом» свете. А если уж не можешь посмотреть на себя иначе, по-другому, то перестань даже думать о том, чтобы иметь какое-то другое дело со мной, кроме «привет» и «до свидания». Ну, словом, откажись от этой затеи, и сразу тебе будет легче на душе.
– Но я же сама этого хочу, я хочу доставить ему это удовольствие. Под каким же углом я должна посмотреть на себя? – задумчиво спросила Алина.
– Под практическим углом, под углом женщины, которая может сказать «привет», «бонжур» и «салям алейкум» своему любимому, – спокойно вставил Алекс. – Разве это не так? Это же признак хорошего тона, признак энергичной женщины, берущей себе все то, что ей нравится. Хорошо, когда женщина может выполнить свои прихоти с одним, а если нет, то умная женщина не обижает себя. Теоретическая сторона вопроса и обоснование действий ясны для тебя. Практическая сторона тебе тоже ясна. Твоя проблема лежит в области приведения в исполнение очень простого плотского желания. Ты просишь, чтобы я чем-то помог тебе в этой области, но я не могу тебя уговорить в простоте явления, иначе прозвучит так, как будто я тебя заставляю. – Подумав, после секундной паузы Алекс добавил: – боюсь, что, в конце концов, ты так и представишь дело, что либо я тебя уговорил, либо, угрожая, заставил.
– Мне нравится твоя голова, прекрасно сформулировал, и твоя речь прозвучала, как научный доклад, из которого получается, что временно исполняющий обязанности для определенной сексуальной цели не носит титула любовника, так, что ли?
– Нет, носит, но с приставкой «временно исполняющий обязанности», и это делается целенаправленно не для удовольствия, а для достижения определенной цели. Ты не тратишь чувственную энергию при этом, и поэтому у тебя никакого морального урона не будет, и у тебя не появятся угрызения совести. А это благородно, что освобождает тебя от морального груза, давящего на совесть, – сказал Алекс.
– А тебя тоже облагораживает твоя жертва? – хихикая, спросила она.
– Да, определенно, особенно в глазах моей Иветты, которая «наградит» меня лавровым венком, если узнает. Послушай, Алина, хочешь быть со мной, давай, но только без каких-то осложнений. Пойми же, это не может долго продлиться, – и

Алекс замолчал, давая ей время поразмыслить самой.
– Да, послушай, – вдруг сказала она, – ведь какой-то ваш знакомый, будучи женат, захотел же познакомиться с моей подругой, помнишь?
– Ну, он был в разводе и искал себе подругу, что в этом странного? – заметил Алекс.
– Нет, мы узнали, что он не был в разводе с женой, но у нее не все были дома, – вставила Алина.
– Ну, вот и хорошо, успокоилась? Люди занимаются такими делами, – отметил Алекс.
Но Алина не успокоилась.
– Нет, а как я буду приходить к тебе, люди же увидят, – тревожно заметила она.
– А как ты приходила, уходила безо всякой оглядки назад до сих пор? Ты что, боишься, что твоя шапка загорится? Если ты неуверена, то лучше нам не начинать ничего. Забудь, что ты просила, забудь, что я обещал. Полная тишина, полный порядок, никаких намеков, никаких укоров, никаких обид, и ничего не было, никаких обсуждений не было. Успокойся. Ты еще не готова для такого шага.
– Да ты что, умираю, я очень хочу этого, я же сама просила тебя об этом, просто проявляю некоторую осторожность. Я просто немножко пугливая. Вот и все.
– Перестань, твой муж знает, что ты наставляла, наставляешь, и будешь наставлять ему рога. Просто ты пугливая и у тебя не хватает решительности для нового начинания. Это твое мероприятие, твое решение, и я не могу подтолкнуть тебя. Дай знать, когда наберешься храбрости.
– Да, конечно, я тебе скажу, когда мы приступим к «занятиям», – хихикая, сказала Алина. – Ты меня успокоил немножко. Кстати, как тебе понравилась моя подруга?
– Ты имеешь в виду толстушку, которую я назвал «Алигьери Данте»? Вот все, что я заметил, – ответил Алекс.
– Ну, нехорошо так выражаться о милой женщине, тем более она в восторге от тебя, – интригующим голосом заметила Алина.
– Она меня не интересует, а то, что меня интересует, – это факт, что ты тянешь резину и никогда не решишься на свой намеченный шаг, а просто тебе нравится играть с идеей, – с явным выражением безразличия на лице сказал Алекс, как будто говорил о чем-то прошедшем.
– А почему ты так думаешь? – поинтересовалась Алина.
– Мне кажется, что ты ищешь причину отложить решающий момент, – спокойно ответил Алекс тоном убежденного человека.
– Давай поспорим! Я удивлю тебя. Увидишь, я брошусь тебе на шею, и боюсь, что ты потом не захочешь оставить меня.

«Ха, ха, ха», – хотел было сказать Алекс, но вместо иронии просто улыбнулся и заметил:
– Это обещание или угроза? Смотри, не ударь лицом в грязь.
– Посмотрим, кто из нас сильнее, – бросила Алина и, щелкнув пальцами, тут же разочарованно заметила: – черт возьми, я забыла, что мы оба – скорпионы, вот где наша сила.
Алекс спокойно посмотрел на нее и добавил:
– Скорпион – ты, а я – мужчина, играющий с опасным огнем в форме скорпиона, забывший, что рано или поздно скорпион ужалит его.
Наступило затишье, и они перестали говорить о намечающихся встречах. Алина часто звала к себе Алекса, который полагал, что вот, она зовет его для одной цели. Но чаще всего у нее бывал Ричард, и Алекс начал чувствовать себя неловко. Он никак не мог понять логику ее поступков.
– Я так хотела, чтобы Ричард сейчас был здесь, он обещал, но позвонил, и сказал, что не сможет, – несколько раз заметила она.
После какого-то раза Алекса осенило, и он явно выразил свое недовольство ей:
– Не понимаю, почему ты хочешь вызвать у него ревность, ставя меня между вами. Чего ты добиваешься?
С наступающими холодами пришлось ехать за шубами, находящимися в хранении, о чем Алекс договорился с Алиной. На обратном пути Алекс поехал по каким-то дорогам по делам в свой колледж, где он преподавал. Незнакомое место вызвало странное беспокойство у Алины.
– Куда ты меня везешь, что это за место? – спросила она.
Алекс не ответил, повел машину и остановился у какого-то здания.
– Что это за место? – спросила Алина.
– Это мотель, – твердо и уверенно сказал Алекс, – пойду и узнаю, есть ли у них свободный номер.
Алекс, удивленный ее неспособностью прочитать огромными буквами написанное название колледжа у ворот, вышел из машины и исчез в какой-то двери. Взяв папку с бумагами из своего кабинета, он вернулся через пять минут и сказал:
– Свободные номера есть! Ну, что ты скажешь, снимем комнату на пару часов?
– Мне кажется, что у нас времени не хватит. У меня мало времени, всего два часа в распоряжении, да и тебе надо скоро встречать Иветту у метро. Так что в другой раз, – с волнением в голосе сказала Алина.
– А что, два часа баловства тебе не хватит? – спросил Алекс.
– Конечно, нет, ты что, я блиц не хочу, – ответила Алина.
«А мне кажется, что... главная практическая составляющая то, что решимости у тебя не хватает», – подумал Алекс и, не сказав ни слова, поехал домой.
Через два дня Ричард позвонил Алексу.
– Ну, как, она тебе понравилась?

Алекс старался понять Ричарда, но, потеряв нить, спросил:
– Ричард, о чем ты говоришь?
– Ну, ты же отвез ее в мотель, где вы занимались любовью.
– А почему она кормит тебя этим супом? Если ты веришь в ее правдивость, то оно так и было. А если ты сомневаешься и поэтому звонишь мне, то ты сомневаешься в ее чистоте и хочешь услышать мое подтверждение или отрицание. А если не веришь, то зачем ты мне говоришь об этом, Ричард?
– Ну, ты думаешь, что я ей поверил? Нет же, но вначале, признаюсь, принял ее рассказ за чистую монету.
– Ну, вот, вот здесь и зарыта голова. Она хотела тебя задеть, расшатать твою веру и вызвать сомнение в твоей уверенности монопольного владения ею, – высказал предположение Алекс.
– Но меня больше интересует другой вопрос, почему у нее такие фантазии о тебе, почему она хочет верить, что она была с тобой в интимном отношении? Ты понимаешь, это явно говорит о том, что ты в ее меню, будь осторожен, – посоветовал Алексу Ричард.
Алекс поблагодарил его за совет, но обиженно спросил Алину:
– Почему ты с ума сходишь? Зачем тебе было нужно, чтобы он поверил в твою выдуманную историю? Почему ты хочешь ему внушить, что ты неверна ему?
– Ради забавы, – сказала Алина.
Алекс подумал, и после короткого молчания добавил:
– Глупая затея, чревата последствиями. Между прочим, твое мнение обо мне не соответствует истине.
Алина в недоумении покачала головой, не понимая, о чем Алекс говорил?
Был случай, когда по делам Алина повела Алекса в свое «любовное гнездо», но ни Алекс, ни Алина не были настроены предпринимать какие-либо практические шаги. А когда она повторно повела его туда, так Алекс предпочел ждать ее в машине безо всякого возражения с ее стороны.
Было начало весны, когда Алина ввалилась к Алексу и Иветте, и в слезах стала рассказывать о своей встрече с Ричардом и о его разговоре с ней о том, что следует прекратить встречаться.
– Он сказал, что он меня очень любит, но его жена знает об отношениях со мной, и она подаст на развод, если он не перестанет встречаться со мной, иначе, она такая ужасная, все отберет у него. Ужас какой! – всхлипывая, рассказывала Алина.
– Послушай, Алина, ты знала, что рано или поздно такое произойдет. Сколько раз вы обсуждали состояние ваших дел, и он говорил тебе, что не может жениться на тебе. Да, он прав, на кой черт он старым, немощным и бедным тебе нужен? Быть его служанкой на старости? – попытался урезонить Алекс.
– Успокойся, любовь должна возвышать и облагораживать, а не уничтожать, – вставила Иветта. – Ты должна понять, что своим согласием не встречаться ты его морально и духовно поддержишь. Подойди по-философски, любовь у вас получилась разрушительной. Постарайся найти выход из душевного кризиса. Побудь с друзьями, с людьми, не замыкайся, не изолируй себя. Алиночка, поможем и всячески поддержим. Вот Алекс скоро уйдет в длительный летний отпуск, пользуйся его компанией, побудь с ним, если, конечно, это поможет.
– Ничего лучшего не могла придумать и меня выбрала в жертвы? – сказал Алекс Иветте, когда Алина ушла.
– Ничего, с тебя не убудет, если поможешь другу в беде. Успокой ее, бери ее в разные места, гуляй с ней, – посоветовала Иветта.

Алина действительно начала пользоваться услугами Алекса.
– Хочу поехать на китайскую оптовую базу, – позвонила с сообщением Алина.
На его короткое «Удачи тебе», она четко и требовательно сказала:
– Ты поедешь со мной. Через полчаса я заеду за тобой, будь внизу, перед домом.
А в следующий день она позвонила и попросила пойти с ней на экскурсию вокруг Манхеттена на катере.
В слезах она рассказала, как она познакомилась с Ричардом, как они сблизились, как многое он делал для нее не только материально, но и морально. Когда у ее брата были неприятности с законом, он помог ей найти адвокатов, помог с деньгами, как он ее вводил в круг своих друзей, знакомых, благодаря чему ее круг интересов и знаний об американской культуре и географии расширялся. Только наличие посторонних на катере не дало ей разрыдаться во время ее рассказа, но она не сумела сдержать слезы.

Продолжение следует


Окончание
Скоро наступил перелом в ее настроении, и она с улыбкой и с долей юмора рассказывала о своих встречах с Ричардом. Алекс понимал, что это изменение обманчивое, является скрытым проявлением ее нервозности, неудовлетворенности, поэтому она еще очень уязвима. Он никогда и ни при каких бы то ни было обстоятельствах не брал инициативу в свои руки и не напоминал ей об их намерении заниматься делами, входящими в круг ее интересов.
– Но ведь вы все еще встречаетесь, – сказал Алекс скорее не удивленно, а  утвердительно.
– Ну да, но это, хоть и имеет ту, прежнюю сладость беспредельной принадлежности друг к другу, но утверждает и приближает неизбежный конец. Эти наши встречи есть лебединая песня нашей любви. Мы расстаемся с обещанием посмотреть, если нам удастся встретиться опять. Так что каждая встреча делает следующую встречу дальше, а может и оказаться нашей последней.
– Ну, что, в связи с последними событиями можно считать, что пропала нужда осуществить твои планы насчет... ну, наших интимных… встреч, – заметил Алекс.
– Ты, что, с ума сошел, наоборот, есть большая свобода, а актуальность проблемы не спала, – возразила она.
Но Алина пропала из виду и не беспокоила Алекса несколько недель, что вызвало у него удивление и своего рода облегчение.
– По-моему, наша подруга успокоилась и сняла поводок с меня, – шутливо заметил Алекс Иветте.
– Разве ты не знаешь, – ответила Иветта, – она стала встречаться с двумя мужчинами. Один был ее клиентом, а у другого какой-то бизнес рядом с магазином Ричарда.

Алекс был удивлен новостью. У нее любовник, с которым она еще встречается, хоть и жалуется, что мало, а с другой стороны, она разбавляет своего любовника с двумя кандидатами на его место, да и еще у нее хватает времени, энергии и нервов таскать его, Алекса, на поводке и строить какие-то планы на сексуальной почве?
– Ну, а тогда, – сказал Иветте задетый Алекс, – причем тут я, чего она меня тащит за собой, как быка на поводке через носовое кольцо?
– Причем тут ты? Ты же, мы же желаем ей добра. Ты для моральной поддержки, так что не осложняй ее дела, – утвердительно ответила она.
«Если бы ты только знала, какую я моральную поддержку собирался ей оказать, – подумал Алекс. – Если бы ты знала, как она собиралась в знак благодарности, правда с моей помощью, дать тебе прямо между глаз. А ты преподнесла меня ей на блюдечке, да и еще орешь во всю глотку насчет моральной поддержки».
Нечестность подруги задела Алекса. Он считал, что она должна была говорить ему о своих новых кавалерах. Но подумал, что она не обязана, и не побеспокоил ее, и постарался держаться подальше от нее и дать ей возможность решать свои проблемы без посторонней помощи и без посторонних болельщиков, вроде него и Иветты.
Но Алекс полностью успокоился, когда он понял, что его обида имеет ревностную основу и, подумав хорошенько, начал хохотать. Он же не влюблен в нее, а то, что она попросила делать для нее, можно отнести к несерьезной взрослой игре, в которую он, Алекс, по глупости поверил, что они поиграют. Но, тем не менее, через две недели Алина удивленно спросила:
– Где ты пропадаешь? Почему тебя нет на горизонте?
Алекс так же удивлено заметил:
– Ну, Иветта сказала, что ты занята, ну, у тебя появились новые интересы, и я рад за тебя, – ответил Алекс и, подумав, добавил: – мавр сделал свое дело...
– У тебя температура, что ли? Что за белиберду ты несешь? Что такое говоришь?
– Алина, зачем я тебе нужен? – спокойно спросил Алекс.
– Не говори глупости, причем тут они? Ты – совсем другое дело.
Алекс не посмел спросить, что она имела в виду, да и не хотел знать. Лучше все оставить так, как есть, и пусть сама разбирается в своих делах.

Алина попросила Алекса позаниматься с дочкой ее подруги для успешной сдачи экзамена по математике, на что он возразил. Алекс не занимался репетиторством.
– Поэтому я прошу тебя сделать исключение, – сказала Алина. – Подруга позвонит, будь вежливым.
Алекс согласился проэкзаменовать школьницу, после чего высказал мнение, что девочка хорошо знает предмет и не нуждается в дополнительных занятиях. Но мать настояла на том, чтобы Алекс неделю следил за ее домашними заданиями, что было сделано. Через неделю он заверил мать, что у девочки «все дома», и что он гарантирует, что она будет получать хорошие оценки, так что не было нужды заниматься.
– Послушай, ну мать хочет быть уверенной, хочет, чтобы девочка была под наблюдением, – попросила Алина.
– Предоставь мне быть судьей. Я не знаю, чем мать занята, но она приходит поздно, уставшая, заходит в кухню и со своим другом громко обсуждает какие-то дела. Я неделю позанимался, девочка умная, и она успешно сдаст экзамены. Мне не нужны их деньги.
В конце недели мать спросила об успехах дочери, на что Алекс ответил коротко:
– Отличные.
Но мать девочки попросила позаниматься с девочкой, держать ее под наблюдением еще одну неделю. Но Алекс заверил ее, что девочка не нуждается в репетиторе, и что матери не нужно зря беспокоиться.

Алекс оказался прав, девушка отлично сдала экзамены.
– Ты знаешь, – позвонила Алина Алексу, – моя подруга в восхищении от твоей уверенности и профессионального мастерства правильно оценить знания ее дочери.
– Ну и прекрасно, но больше этого не делай, потому что я такими делами не занимаюсь, – холодно сказал Алекс.
– Ну, что, лишние деньги мешают, что ли? – решила пошутить Алина.
– Я это сделал только ради тебя, чтобы тебя не ставить в неудобное положение, – ответил Алекс.
– Послушай, а когда мы приступим… ну, ты же знаешь, о чем я, – вдруг шепнула Алина.
– Когда ты повзрослеешь и поймешь, что ты на самом деле просишь. Тебя больше привлекает идея, чем само действие. А это значит, что мы этим займемся, когда рак свистнет.
– Ты что, отказываешься от своего обещания? – сердито спросила Алина.
– Успокойся, – сказал Алекс, – ты столько тянула резину, что времени не осталось. Скоро я уеду на месяц в научную командировку, а после этого, возможно, ты найдешь, что можешь жить и без… ну, знаешь чего. Может быть, это будет лучшим моим подарком тебе.
– Не надо бросаться красивыми словами, а выполняй то, что ты мне обещал, – сердито ответила Алина.
Алекс успокоил ее обещанием держать связь с ней и тем, что много времени впереди, в будущем.
С наступлением теплых майских дней Алекс уехал в командировку. Дела его  шли нормально, и целыми днями он бывал занят, сидел на семинарах и обсуждал разные трудовые вопросы с другими командировочными, а вечерами звонил Иветте, рассказывал о дневных событиях и узнавал у нее новости.
Телефонный разговор проходил в приподнятом настроении, они смеялись, шутили и признавались в том, как им скучно друг без друга.

Через несколько дней, во время телефонного разговора, Алекс заметил резкое изменение в голосе и поведении Иветты. Ее ответы были короткими, она стала лаконичной, иногда просто молчала, что сразу бросалось в глаза, и, не выдержав напряжения, Алекс спросил:
– Иветта, что происходит? Не говори просто «ничего», потому что я чувствую, что что-то серьезное случилось. Ты себе любовника нашла, перестала любить меня? Какая-то муха тебя укусила? Что случилось, я тебя не узнаю?
Иветта холодно сказала:
– Приедешь – узнаешь.
– Хоть намекни о том, что случилось? Почему вдруг ты так резко переменилась ко мне? – спросил Алекс.
– Приедешь, узнаешь, – опять коротко и холодно повторила Иветта.
Разговоров по телефону не получалось, они стали короткими и сжатыми: «хорошо», «не знаю», «да», «нет».
– А ты не встретишь меня в аэропорту? – спросил Алекс накануне своего вылета обратно домой.
– Нет, – ответила Иветта. – Позвони Алине, своей любимой подруге, пусть она тебя встречает, – сердито вставила она.
– Зачем, я ни разу ей не звонил отсюда, и не собираюсь просить ее об этом. Она мне не нужна…
– Ха, – вырвалось у Иветты.
– Дорогая моя, ты мне нужна, и я хотел бы видеть тебя как можно скорее. Ну, я приеду на такси, что отбросит нашу встречу на полчаса назад.
– Смотри, не перепутай двери, – с сарказмом вставила Иветта.
– Черт знает, о чем ты говоришь, – сказал Алекс в недоумении. – О чем ты говоришь, понятия не имею?

Иветта встретила его очень холодно.
– Было много работы, я очень устала, – коротко сказала она.
Она была холодна и не отвечала на его ласки ночью. Но неделя ее безразличия и отказов в близости создали напряжение между ними и привели Алекса к моменту, когда он сел посередине постели ночью и поднял ее тоже.
– Выкладывай, что происходит, в чем дело. А, а, а, а, не отворачивайся, не спрячься, отвечай прямо. Дай мне прямой ответ. Давай, говори! – крикнул Алекс.
– Не ори, – тихо сказала Иветта, – не только детей, но и соседей разбудишь.
– Иветта, давай я помогу тебе. Что-то произошло, пока я был там. Что случилось?
Но Иветта тихо плакала.
– Ты встретила кого-то? – тихо спросил Алекс – Ты влюблена? У тебя любовник?
Последнее вызвало взрыв у Иветты:
– Свои дела выдаешь за мои?
– Ага, вот это начало. Прекрасно, продолжай. И в кого я влюблен, с кем я встречаюсь, и кто моя любовница?
– Ты что, издеваешься надо мною? Имей честность признаться, – крикнула Иветта.
Алекс засмеялся и, обнимая ее, сказал:
– Признаюсь, я влюблен в тебя, дорогая. Неужели это сейчас считается недостатком, более того, преступлением, вызывающим твой гнев?
– Я бы отдала половину своей жизни, если бы все, что ты сказал, была правда, – сказала Иветта.
Алекс действительно разозлился, встряхнул ее и крикнул:
– Перестань играть в прятки. Говори!
Но тут дверь их спальни открылась и появилась дочь.
– Мама, папа, что происходит?
Алекс успокоил дочь, сказав, что маме немножко плохо и что он успокаивает ее. Они договорились продолжить свое обсуждение на следующий день, что не принесло никакого облегчения. Утром Иветта поспешила на работу, дочь пошла в колледж, а Алекс стал заниматься своими делами. Но на душе у него не было хорошо.

Вечером за ужином они делали все молча, лишь изредка перебрасываясь словами. Алекс поспал на диване несколько ночей, а в субботу утром пошел к Иветте и лег рядом.
– Давай нормально поговорим о том, что происходит, – предложил он.
– А ты еще не поговорил с Алиной? – спросила Иветта.
– Она меня не интересует, – спокойно ответил Алекс.
– Как это, любовница, а ты не интересуешься ею? – едко ответила Иветта.
Алекс опешил, посмотрел молча на нее:
– Так, кажется, клубок раскручивается. Давай, давай дальше. Как это получилось, что Алина стала моей любовницей? Я хотел бы знать. Значит, у меня есть любовница, а я понятия не имею. А такое бывает? – со смехом спросил он.
Алекс посмотрел на Иветту и попросил:
– А теперь, дорогая, сделай мне одолжение и расскажи, как получилось, что ты поставила меня и Алину на одну полку?
Потом, подумав, добавил:
– Все-таки, будь откровенной со мной и расскажи все. Выкладывай.
– Хорошо, – сказала Иветта.
Она рассказала, что на одном девичнике обсуждали мужей и она похвалила своего Алекса, как преданного, любящего, заботливого, ласкового мужа. А Алина поиздевалась над нею, выставив Алекса как ужасного, грубого, нахального мужчину, который нагло преследует ее и шантажами старается заставить Алину переспать с ним. Он преследует ее и не дает ей покоя. Она страшно боится его, и старается не оставаться наедине с ним. Она так плакала и дрожала от страха, что все с ужасом отметили умение Алекса спрятать свое истинное лицо негодяя.
Алекс взялся за живот и не мог остановиться от смеха.
– И ты не смогла поставить ее на место? – спросил Алекс. – Ты же меня знаешь, а ты узнала меня в ее описании? Нет, потому что это не я.
– А почему же она смело бросила мне в лицо в присутствии стольких знакомых такое обвинение против тебя? – спросила Иветта.
Алекс молча долго смотрел на нее.
– Молчишь, значит, она права. Черт знает, что было между вами, и как ты обращался с нею.
– Не надо тебе страдать, Иветта, она не стоит твоих слез, тем более переживаний. Я тебе все расскажу, все, начисто, но только обещай, что ты положишься на мою честность, хотя, при данных обстоятельствах, не удивлюсь, если ты проявишь недоверие ко мне и к моему рассказу.

Алекс все рассказал, акцентируя, как она, Алина, рассказывала все ему, раскрывала душу под соусом, что он самое доверительное лицо на всем свете. И он назвал главным событием ее требование сношаться с ним с определенной целью, что сделает ее его любовницей.
– И ты, как осел, повесив свои уши, поверил ей? – язвительно спросила Иветта. – Как ты мог довериться ей, когда она такая обманщица и водит за нос стольких мужчин одновременно.
– Виноват, но могу привести в свое оправдание смягчающие обстоятельства, – виновато сказал Алекс.
Алекс назвал много секретов, которыми, на самом деле, она делилась с ним.
– Какие секреты, и ты веришь ей? Я ни одному ее слову не верю, – зло вставила Иветта.
– Ну, хорошо, почему я знаю, что она пыталась отдаваться ему, ты знаешь как, отчего он отправил ее на операционный стол из-за нанесенных ее толстой кишке повреждений. Откуда я знаю, что она не отдавалась ему, пока тот формально не женился на ней? Откуда я знаю, что она разрешила ему сфотографировать ее голышом, и даже знаю, где эти фотографии находятся? Откуда я знаю, что он содержал ее, оплачивая все ее расходы? Помнишь мебель, которую она купила для их квартиры? Помнишь, что я поругался с ней, когда она перепродала эту использованную мебель своей сестре втридорога? Знаешь почему? Потому что она попыталась, после всего этого, изображать из себя Матушку Терезу, чего я не смог проглотить. Вот после этого случая у меня не было никаких контактов с ней, и ей это не понравилось. А через неделю-другую я уехал в командировку. Я не звонил ей оттуда и не держал связь с ней. Она не думала, что я стану ее игнорировать, и решила отомстить мне через тебя. Ты понимаешь, какой ужас, что она решила атаковать тебя и добилась желаемого результата – сделать мне больно, нарушив твой покой и разрушив твою уверенность во мне? Она знает, что меня лично не может тронуть, а так, посмотри, какой колоссальный взрыв, какая разруха. А она издали наслаждается.
– А зачем ей так поступать и вызывать разруху у нас? – спросила Иветта.

Алекс посмотрел на нее и мягко сказал:
– А ты, дорогая, посмотри на ее положение. Что у нее? Полная разруха. Она злая? Злая! А ты со своей наивностью хвалишься своей удачей, своим мужем и его преданностью тебе и семье. И она дала тебе по мозгам, и добилась успеха. Видишь, что у нас происходит? Ты уже больше недели не можешь допустить меня к себе. Но это не самое ужасное. Главное – она не только разрушила существующую между нами гармонию, но и вызвала у тебя сомнение, существовала ли она вообще, или нет. Вот это удар ниже пояса, это низко, это подло с ее стороны – поступить так.
Алекс помолчал, и после паузы сказал:
– Знаешь, собери тех подруг, с которыми вы встречались в тот день, и я хочу с ней, с Алиной обсудить все между нами в твоем присутствии и в присутствии ее подруг.
– Да, кстати, они говорили, что ты к ним тоже приставал, – заметила Иветта.
– Кто? – удивленно спросил Алекс.
– Да, «Данте» и мать той ученицы, – вставила она.
– О Господи, как люди одиноки, им так скучно, что не могут нормально принимать появление постороннего мужчины в их жизни.
Алекс вдруг улыбнулся и заметил:
– Дорогая, ты должна гордиться своим мужем. Я даже не думал, что могу вызвать такие тайные, жгучие желания у женщин.
Помолчал и, подумав, добавил:
– Я горжусь собою, тем, что я вызываю сексуальный интерес не только теоретический, но и практический, и не только у одной женщины, а сразу у двух, и это тогда, когда я их, практически, не замечал. А на самом деле, действительно, я их даже не заметил.
Последовавшее молчание нарушил Алекс:
– Знаешь, Иветта, поспи пока одна, пока ты не переваришь информацию и не выйдешь из заколдованного круга. Но я хочу, чтобы ты, при удобном случае, сказала ей, что она очень постаралась, но не добилась того, чего хотела. Так что, скажи, мой муж самый хороший муж на свете, и я рада, что ты не смогла, как ни старалась, переспать с ним. Да, кстати, если бы даже тебе удалось затащить его в постель, он разочаровался бы в тебе.
– Успокойся, поспим, на сегодня хватит, утро вечера мудренее. Хочу поверить тебе, – сказала Иветта.
– Спасибо, – сказал Алекс, – неплохо для начала. Нам удастся склеить трещину, хотя и шрам останется, но она потеряла мою дружбу навсегда. Она больше для меня не существует, – сказал Алекс и пошел в зал спать на диване.

Но Алекс не мог успокоиться и искал встречи с Алиной для обсуждения ее поступка. Но подруга Иветты, которая была на том злосчастном вечере и с самого начала противостояла Алине, обвинив ее в чистейшей лжи, не посоветовала идти на конфронтацию с ней.
Алекс настоял на своем, думая, что она не посмеет перед ним и Ричардом обливать его грязью, поэтому позвонил Ричарду и рассказал ему свою версию. Ричард был удивлен наивностью Алекса, который попал в ее сети.
– Она мне рассказала все, – сказал Ричард, – и знаешь, я должен тебе признаться, я злорадствовал, что на этот раз не я оказался в ее когтях.
– Я не думаю, что тебе известно все, – ответил ему Алекс, – я просто скажу, и, полагаю, что ты знаешь об этом, что она предпочтет скорее лгать во многих случаях, чем говорить правду. Тебе она не могла говорить правду, и, к сожалению, я тоже не могу рассказать тебе некоторые моменты ее поведения.
– Почему? – заинтригованно спросил Ричард.
– Я не могу опуститься на ее уровень подлости и подвести друга, хотя оскорбительно применять это слово к ней, – спокойно сказал Алекс.
Ричард отклонил просьбу Алекса присутствовать при их встрече, да и посоветовал не преследовать такой цели. Потому что она будет настаивать на своем, пустит слезу, сделает вид, что ей плохо, схватится за сердце, что ему хорошо известно не только это, но многое другое из ее арсенала средств и методов, достаточно сильных, чтобы вывести состав поезда с рельсов.
– Игнорируй, – посоветовал Ричард.
– Я – да, а Иветту убедить в обратном – сопряжено с трудностями.
– А что, Иветта поверила ей? – спросил удивленно Ричард. – Она же такая умная женщина.
– Это область чувств, а не ума, – заметил Алекс. – Логика здесь загнана в угол, спит, но, рано или поздно, она проснется и возьмет верх. А пока Иветта страдает не столько от моей «неверности», в чем, я думаю, сомневается, сколько от ложных фактов грязи и лжи Алины, которые эффектно прилепила ко мне. Иветта убедится в том, что Алина лжет, освободится от стыда и по достоинству оценит свою подругу. Надеюсь, что она перестанет дружить с Алиной. Хотя я не буду настаивать на этом, пусть дружит с ней, но скорее я должен держать ухо востро и держать ее на большом расстоянии от себя. У меня не будет никаких контактов с ней. Это человек с большой отрицательной энергией. Думаю, что лучшая защита от такой заразы – держаться подальше и «не смотреть ей прямо в глаза», а то эта Медуза накажет тебя не хуже.
Алекс поговорил с Иветтой, попросив простить его и оставить их отношения на уровне тепло-холодных, пока она поймет, что его отношение к ней ничуточки не изменилось, и она почувствует прежнее тепло к нему. А до этого он торопить ее не будет и проявит понимание.

Алекс понял, что в душе Иветты что-то оборвалось, и посчитать урон будет не то что трудно, но, по-видимому, невозможно. Поэтому он посоветовал ей:
– Только учти одно. Если она рассчитывала разбить твою веру в меня и испортить наши отношения, или, на худой конец, образовать трещину в наших отношениях, то я должен признаться, что она блестяще добилась своей цели. Жаль только, что ты не поняла ее замысла, основанного на ее зависти твоему счастью. Неужели ты не видишь, что она всеми своими фибрами завидует твоему счастью. Ты приняла ее приглашение в клуб «Несчастных Женщин», в котором она не только член, но и президент.
Жизнь продолжалась. Трещина между Алексом и Иветтой давала о себе знать.
А Алину он игнорировал в полном смысле слова. При нечаянных встречах он не смотрел на нее, не говорил ни привета, ни ответа, не разговаривал с ней, даже если смотрел в ее сторону, смотрел на нее как на пустое место.
Потребовалось какое-то время, пока Иветта сказала:
– Давно мы не ходили в кино.
Алекс улыбнулся, поцеловал ее руку и обещал заранее купить билеты на вечерний сеанс.
А несколько дней спустя Иветта пожаловалась на холод ночью в спальне, на что Алекс предложил взять одеяло потеплее, но она попросила Алекса спать с ней,
– Тепло человеческого тела лучше, так что я предпочту тебя одеялу, – заметила Иветта с улыбкой. Тем более, что я знаю, какой ты у меня горррачий... – с юмором закончила она.
Жизнь возвращалась в свою колею. Они сделали шаг вперед по восходящей кривой винтовой линии жизни.

Другие материалы в этой категории: Астрологический прогноз на декабрь 2016 »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии