Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

* * *
В развитых странах обсуждают свои проблемы, в недоразвитых - проблемы развитых стран.

* * *
Страшное российское оружие — новая ракета «Сызрань».
При попадании в любой город — хоть Париж, хоть Лондон или Нью-Йорк, он мгновенно превращается в Сызрань

* * *
Мужская логика: Вам холодно? Прижмитесь ко мне. Вам жарко? Разденьтесь...


Читать еще :) ...

КЛАССИЧЕСКАЯ СОБАКА

Автор: 

У его соседки была маленькая-маленькая, совсем как игрушечная, собачка по имени Коко и кошка породы сфинкс, которая в начале их знакомства стала выяснять – съедобен ли этот ходячий колобок шерсти?

С этой целью кошка колотила лапами Коко по голове, что собака воспринимала как приглашение к игре: то убегала, то приближалась к кошке. Но, когда кошка пускала в ход свои когти, тогда собачка с таким диким лаем кидалась на кошку, что той казалось, что целая псарня бросилась на нее. Надо было видеть, как вмиг, и с какой ловкостью и быстротой кошка забиралась на верхушку своей игральной башни, где она вместе с безопасностью находила уют и покой.


Собаку выпускали во двор, где она играла в траве выше нее, сама с собой. Иногда бывали зайцы во дворе, и она гонялась за ними. Зайцы тоже бывали в недоумении от собачки, но не считали ее, собачку, важной жизненной угрозой, несмотря на ее дикий лай, подобный лаю большой собаки. Любимым трюком зайцев было подпустить собачку очень близко к себе, а потом одним сальто исчезнуть в кустах, или прыгнуть через ее голову, оказаться далеко за ней и, подойдя к ней сзади, как бы приглашать гнаться за ними. По истечении нескольких минут их инстинкт погони угасал, и обе стороны считали, что лучше уйти от этой непонятной, скучной беготни, не содержащей никакого возбуждения или развлечения.

Особо смешными у Коко были уши, которые составляли половину ее тела, как у летучей мыши. Забавно было видеть ее уши в действии. Они были подвижные, и было интересно наблюдать за ними – и когда она спала, и когда бодрствовала. Покрутит-покрутит ушами, и вдруг с громким лаем кинется к двери.
Соседка обожала свою собачку и бурно выражала свои чувства.
– Я с ума схожу по ней. Ни одна душа так беззаветно и преданно меня не любит, как эта собачка. А как часто она лезет меня целовать и облизывать, с ума можно сойти. Люблю я эту собачку, – истово кричала она, рукой трепля мордочку собачки.
– Если бы ты выражала свою любовь и преданность своему мужу хотя бы на пятьдесят процентов того, как ты это делаешь ей, Коко, то не только твой муж, но и все мужчины поставили бы тебе памятник и преклонялись бы перед тобою, как перед богиней, – однажды заметил ее сосед. – Почему-то вы, женщины, рано или поздно охладеваете, и при этом отлично умеете все перевалить на голову вашему обалдевшему болвану, говоря: «Ах, не знаю почему, но я чувствую, что ты охладел ко мне, не так ты меня обнимаешь, не так ты меня целуешь. А раньше ты меня обожал и сходил с ума по мне». А мы, кретины, не видим истинной причины и страдаем от нехватки вашего тепла. И иногда думаешь, глядя на твою любовь к твоей собаке: лучше бы я был чьей-то собакой.
– Ладно, не надо, грешно жаловаться тебе и моему мужу на отсутствие нашего внимания. Вы оба получаете больше тепла и любви от своих подруг, чем надо.
Соседи часто встречались по разным делам и беседовали на разные темы.
Соседка брала свою собачку всюду. Та высовывала свою голову то из широкого кармана ее халата, то из сумки, прыгала ей на колени или просилась на руки.
– Странно, что каждый раз, когда сажусь в твою машину, она просится ко мне на колени, сидит спокойно, двигает слегка головой и ушами, и время от времени смотрит на меня, пытается поцеловать меня, и скулит, вот так, как сейчас.

Собачка на самом деле поставила свои передние лапы на ее грудь и пыталась языком облизывать ее. Затем, положив голову на передние лапки, вытянутые на ляжках хозяйки, время от времени двигала своими ушами, то поднимая, то опуская головку.
– А что странного в ее поведении? Спокойно сидит, – заметил он.
– Да дело в том, что она так хорошо ведет себя только в твоей машине. Ты бы видел, как она скулит и раздраженно ведет себя в других обстоятельствах, в других автомашинах, в моей квартире и у других. Скулит, бьет лапами по своим ушам, как ребенок, когда они болят.
– Кажется, что у собачки с ними не все в порядке.
– Да нет, они в порядке, врач проверял. Собачка у меня здоровая, живая, веселая, игривая, да и аппетит отличный. Дай поесть, так что попало съест.
– Хорошая, забавная собачка. Мне очень нравится, как она двигает своими ушами –  напоминает дикую лису с огромными ушами, которая крутит ими буквально на сто восемьдесят градусов. Да к тому же Коко и ходит, как лиса.
– Не оскорбляй мою крошку. Да, у нее громадные лисьи уши, но она не лиса.
Они доехали, и соседка уже собиралась выйти из машины, когда Коко потянулась к нему с готовностью облизать его.
– Она любит тебя, она не со всеми так поступает. Так что ты можешь гордиться, ты ее фаворит, – шутливо сказала соседка.
– Ну, что могу сказать о твоей замарашке, у нее есть вкус, класс! Ха, ха, ха! – пошутил он.
– Ну, да, шутка шуткой, но у моей красавицы с огромными ушами есть чувство... я даже не знаю, как это выразить словами, чувство, я бы сказала, аристократа, – заметила соседка, погладив собачку и покрывая ее мордочку долгими поцелуями: «Ммм-ма, ммм-ма».
– Ну да, это перерожденный в виде собаки Луи Четырнадцатый, – съязвил он.
– Ты не шути, а просто обрати внимание на ее деликатность, с какой она берет еду с рук. Не хватает, как другие собаки. Вот, просто понаблюдай в следующий раз.

«Она права, но это не имеет никакого отношения к странному поведению собаки, тем более к боли в ее ушах», подумал сосед.
– Ну, я же сказал – была отшлифованной, с мягкими манерами вельможей в прежней жизни. Ну и что? – сказал сосед.
– Ну, то, что Коко у меня странная собака, и ее поведение нестандартное, очевидно, – сказала она.
Однажды соседка принесла компактный диск и стала хвалить музыку вовсю – такая-разэдакая, упадешь! Она призналась, что не очень любит классическую музыку, которая так гремит в его машине, что у нее уши готовы отвалиться, но она, увлеченная разговорами, не особенно слушает ее, ну, старается не обращать внимания. Тем не менее, временами просит сделать звук тише или вовсе выключить радио.
– Но вот эта музыка, – сказала она, передавая диск соседу, – ой, ой, ой, за душу хватает, поднимает тебя на разные подвиги. Ну, действует, как буря, не зря в названии есть слово «буран». Поставь, пожалуйста, послушаем, – попросила она.
Он вставил диск в проигрыватель и с первыми нотами музыки с улыбкой заметил:
– Если ты подобрала этот диск, то я замечу, что у тебя хороший вкус! Это очень известная вещь, прекрасное произведение. Это – «Кармина Бурана». Написал эту симфонию Карл Орф. В Германии есть его музей и общество любителей его творчества. Так что у тебя губа не дура.
Соседка улыбнулась в ответ на его похвалу. Ей стало приятно от его оценки ее музыкального вкуса, и она даже покраснела.
Но вдруг собачка гавкнула и стала рваться из корзины наружу, на ее колени, и, в конце концов, оказалась на них. Собака забавным образом крутила головой и ушами. Временами она старалась прыгать и целовать хозяйку, что делала часто, поэтому хозяйка только сказала:
– Да, да, да, я тоже тебя люблю, дай слушать музыку.
Вытянув лапы на ее груди, собачка скулила и, гавкнув пару раз, облизала ее подбородок, повернулась и стала смотреть в разные стороны, выставляя вперед то одно ухо, то другое, или двигала головой так, что уши, как две стрелы, были направлены в одну сторону.
– Я же говорю, она у меня странная, – сказала соседка.
– Она забавная, – сказал он, – мне кажется, что она слушает музыку.
Соседка издевательски посмотрела на него и, скривив губы, издала пренебрежительный звук.
– Ты знаешь, собака моей сестры с интересом смотрит передачи по телевизору о животных. Проявляет какой-то интерес, – сказал он.
– Да, скажи, что боится медведей и львов, – саркастически заметила она.
– Нет, не боится.
– А почему? Она же инстинктивно должна бояться своих более сильных врагов, – победоносно заметила она.
– Да нет же, нет главного элемента распознавания своего окружения животного мира – запаха. Часто эти твари находят что-нибудь ужасно пахнущее и обмазывают себя, чтобы иметь самый сильный запах. Для них есть сильные или слабые запахи, нет отвратительных запахов, это нас тошнит от них.
– Так, если моя собачка слушает музыку, она разбирается в ней, что ли? Она понимает хорошую и плохую музыку? Что за чепуха – у моей собачки есть музыкальный вкус?
Она с удивлением посмотрела на свою собачку и, поворачивая рукой ее мордочку, с гордостью сказала:
– Ух, красавица ты моя с музыкальным слухом, – и, обратившись к нему, спросила: – Так что же она любит, то есть – есть ли у нее вкус или нет?
Вскоре она получила частичный ответ на свой вопрос благодаря музыкальному вкусу своей подруги, любящей слушать восточную, персидско-таджикского типа, музыку. Она часто ходила к подруге, держа в кармане свою собачку. Подруга не могла без звуков музыки, и ее проигрыватель, заряженный множеством компактных дисков, гремел в ее квартире почти целый день. Раньше она не обращала внимания на поведение своей собаки, которая тут же, как только она опускала ее на ковер, бежала в спальню с лаем и залезала под кровать.
Подруга, недолго думая, саркастически заметила:
– Почему ты везде ходишь с этим недоразумением, которое ты называешь собакой?

Соседка недоуменно посмотрела на свою подругу, которая, поняв смысл ее взгляда, заметила:
– Неужели ты не замечаешь, что она бежит под кровать в спальню, как только ты ставишь ее на ковер.
– Ты знаешь, ты права, сейчас доходит до меня, что ты права. А почему? – задумчиво заметила она.
– Ты что, не понимаешь? У тебя не собака, а недоразумение! – с грубым смехом, довольная, крикнула подруга.
– Ты знаешь, однажды в деревне, у друзей, я заметила, что их собака стрелой убежала домой и спряталась под кроватью, как только мужчины начали упражняться в стрельбе с настоящими пулями. И знаешь, чем объяснили ее поведение? Стрессом, неудобством, дискомфортом, раздражением, страхом – собака инстинктивно чувствует себя не в своей тарелке.
Но на этот раз она посмотрела на собаку и, удивленная, обратилась к подруге:
– Ты знаешь, кажется, твоя музыка не по душе моей собачке. Есть у тебя что-нибудь другое?
Подруга посмотрела на нее дикими глазами и в ответ сказала:
– Ты что, рехнулась, какая еще музыка, разве есть что-либо лучше этой музыки? Как можно не любить такую музыку? Все нервы дергаются, все мышцы прыгают, и ты невольно бросаешься плясать в танцевальном дурмане. А что понимает твоя дурочка собака?
Соседка поняла, что подруга далека от понимания ее мыслей, и поэтому предпочла промолчать и не посвящать ее в свои мысли.
Она решила поставить эксперимент, в который включила соседа.
Она рассказала ему о своем предположении, что собачка, на самом деле, любит определенную музыку и просто не терпит другую.
Идея была простая. Она пошла к соседу и сказала:
– Поставь на проигрыватель что-то хорошее или найди что-то хорошее по радио.
Он пригласил ее в свой кабинет, где по радио тихо звучала классическая музыка. Собачка вела себя нормально, ходила вокруг, обнюхивала вещи, приходила к нему или к ней и, поднимаясь на задние лапки, вытягивала передние и постоянно двигала ими, прося дать ей облизать пальцы или гладить ее.
– Ну хорошо, а теперь давай что-то такое, знаешь, песенное.
Сосед настроил радио на другую волну, пошли звуки рок-музыки, и собачка сразу среагировала диким лаем, рычанием, а когда он прибавил звук, то она тут же убежала из комнаты и стала искать себе укрытие.
Он попробовал народные песни и легкую музыку. Никакого результата, собачка не выходила из-под кухонного стола. Перекрутили обратно на радиостанцию классической музыки, и минуты не потребовалось, как собачка прибежала и, встав на задние лапки, стала делать «дай пять» обеими передними лапками, пока не добилась восхищенных возгласов своей хозяйки:
– Ах ты моя красавица, ах ты моя любительница классической музыки!
Восклицала и прижимала собачку к своей щеке, и вдруг остановилась и дико посмотрела на соседа:
– Послушай, так он из твоей породы!
– Конечно, мы же оба самцы.
– Да не в этом смысле я имею в виду, а повыше – культурно, духовно вы братья по вкусу к классической музыке. Нет, погоди, у нее твои гены. А когда ты успел передать свои гены ее матери, а? А что получается, я-то ее мать, ты что, ты со мной, а? – сказала соседка и  захохотала, довольная своей язвительной шуткой.

Сосед посмотрел на соседку насмешливо и заметил:
– Во-первых, я рад, что тебе приятно узнать, что твоя собачка склонна к классической музыке. Во-вторых, почему это тебя радует, когда ты сама, выражаясь мягко, безразлична к классической музыке? В-третьих, не выдавай желаемое за реальность. Мы хорошие друзья, и твой муж не только хороший парень, но и мой хороший друг. И в-четвертых, не первый раз, когда ты делаешь неправильные выводы.
Соседка грубо оборвала его:
– Ишь, как далеко забрался! Говорим о собаке, любящей классическую музыку, а он возбуждается от этого и кидается на меня. Ишь ты какой, совсем не ожидала.
– Знаешь, меня удивляет не твоя наивность, граничащая с тупостью, а удивляет твое умение неожиданно сделать поворот и изменить факты и события таким образом, что твой собеседник всегда оказывается виновным, а ты выходишь из воды сухой. Ты знаешь, это умение. Я не буду углубляться в твой психоанализ, но важно, что я тебя знаю как облупленную, и не обижаюсь на тебя, обижаюсь на себя, что не способен предвидеть твой следующий каверзный шаг, чтобы защитить себя от твоих атак. Но они пока безвредные, и мы не только согреваемся под лучами солнца дружбы, но и наслаждаемся нашей дружбой. Вечером соберемся и выпьем за тебя, за твою музыкальную собаку и за то, чтобы мы могли разрешать легко все наши недоумения, недоразумения и все проблемы, стоящие перед нами.
– Аминь! – сказала она и заметила, что она очень любит его как друга и высоко ценит их дружбу, и хотела бы, чтобы ничто не могло нарушить и разрушить их дружбу, даже такая собака, которая любит классическую музыку.
– А почему это… бренчание и пиликание, которое вы называете музыкой, называется классической, какой там класс? – спросила она.

Он улыбнулся, и, одобрительно похлопав ее по плечу, сказал:
– Вот, видишь, почему я тебя люблю. Ты задала вопрос и сама же ответила на него. Это музыка людей с классом. И мы, я и твоя собачка Коко, принадлежим к клубу любителей хорошей, передовой, возвышенной и ласкающей слух музыки, классной музыки, музыки классической, куда многим вход запрещен.
На прощание они обменялись поцелуями в щечку и расстались с наилучшими пожеланиями хорошего дня. Договорились поужинать вместе и удивить ее мужа новым открытием об их собачке Коко.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии