Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

* * *
В развитых странах обсуждают свои проблемы, в недоразвитых - проблемы развитых стран.

* * *
Страшное российское оружие — новая ракета «Сызрань».
При попадании в любой город — хоть Париж, хоть Лондон или Нью-Йорк, он мгновенно превращается в Сызрань

* * *
Мужская логика: Вам холодно? Прижмитесь ко мне. Вам жарко? Разденьтесь...


Читать еще :) ...

Комический футбол

Автор: 

Я вам не скажу за всю Соборку...

Нет, нет, никакогo неуважения к футболу, тем более пренебрежения, о чем можно подумать, прочитав название этой главки, здесь быть не может. И не имеет никакого значения, что в «крутой» Одессе в пятидесятые годы была-то одна захудаленькая команда с постным названием «Пищевик», которая пасла задних в классе «Б» союзного футбола. Но местные болельщики, фанаты, любили ее самозабвенно. Кстати, о фанатах. Слово это точно вышло из Одессы, прошло крестным ходом по Союзу, а затем вместе с выезжающими оттуда евреями – по всему миру.


Кто не знает одесскую Соборку? И найдется ли какой-нибудь смельчак, который станет утверждать, что на ней, на Соборке, можно не найти ответ на любой вопрос, связанный с футболом, футболистами, их женами, возлюбленными, родственниками? Автор вынужден оставить Соборку в покое, иначе его главная мысль станет второстепенной.
Итак, одесситы пламенно любили свой «Пищевик», хотя по большому (и даже по малому) счету, любить было некого. Притом фанаты понимали и ценили классный футбол, который хоть изредка показывали им заезжие гастролеры. Вспоминается лето 1952 года. После драматического проигрыша югославам на олимпиаде в Хельсинки, накануне своего, а точнее говоря, сталинского, разгона в Одессу на товарищеский матч приехала легендарная команда «лейтенантов» ЦДКА. Матч с «Пищевиком» состоялся на одноименном стадионе при огромном стечении народа.
Преимущество армейцев было подавляющим, и на табло уже светилась скромная «пятерка» у армейцев и гордый «ноль» у одесситов. Комбинации лейтенантов вызывали аплодисменты и одобрительный гул на трибунах. Но вот армейцам предстояло вбросить «аут», а мяч откатился ближе к центру поля. Любимец футбольной Одессы Мотя Черкасский подставил ножку, и «шарик», описав дугу, опустился прямо в руки армейцу. Стадион взорвался криками ликования и шквалом аплодисментов так, будто был забит решающий гол в мировом чемпионате!
А приезд первой в летописи одесского футбола зарубежной команды – сборной Индии? Тогда случился единственный в истории советской Одессы случай гражданского неповиновения: многотысячная толпа смяла конную милицию, разорвала настежь входные ворота стадиона и хлынула вовнутрь.
Одесситы достойно держались против частично игравших босиком индусов и проиграли национальной сборной с почетным счетом 0:1. Соборка гордилась подвигом земляков.
Потом будут победы над грандами союзного значения, даже разгром тогда сильнейшего европейского суперклуба – итальянского «Интера», но игра с индусами остается особой зарубкой на могучем стволе скромного одесского футбола.

...Не хватает самой малости –
театра варьете


Есть в истории Одессы один матч, в котором истинные мастера этой народной игры участия не принимали. Более того, участниками матча были, если сильно сказать, любители, а то и просто личности, непосредственно к футболу отношения не имеющие. Что же это за футбол? Вот тут и начинается самое интересное...
...Лето 1957-го на юге выдалось с самого начала жарким. Достаточно теплой оказалась и «оттепель» после ХХ съезда партии – управдома гигантского общежития, именуемого СССР. Воздух был наполнен озоном свободы, но вот как его вдыхать-выдыхать, пока было неясно. Народ, как и в древнем Риме, требовал хлеба и зрелищ, и если с «хлебом» вопрос в эти считанные годы был как-то решен, то со зрелищами все обстояло сложнее. Железный занавес продолжал висеть на авансцене Союза, и надеяться на скорый поток зрелищ с Запада не приходилось....
«Вырастим ведьму в собственном коллективе!» – этот лозунг из только-только вышедшей на экраны «Карнавальной ночи» как нельзя лучше подходил к изобретателям и инициаторам организации общеодесского культурного шмона (слово «шоу» тогда еще не было известно культуртрегерам с Молдаванки), названного просто и исчерпывающе: «Комический футбол».
Грядущему городскому потрясению сопутствовала беспрецедентная реклама, напору и агрессивности которой Бродвэй в долю не падает. За две-три недели до грандиозного события на всех городских площадях, площадках, в сквериках и возле фонтанов, на афишных тумбах, в том числе и сооруженных до революции, появились рукописные щиты, плакаты, отпечатанные в типографии красочные афишки, по-одесски крикливо и смачно рекламирующие грядущий в первое воскресение июля Комический футбол – матч между двумя звездными командами: «Тореадор» и «Буксир». Понятливым одесситам нетрудно было догадаться, что «Тореадором» была команда гордости Одессы, ее Оперного театра, а «Буксиром» – шпана, то есть команда из нежно обожаемой любимицы – местной оперетты.
На афишах красовались составы команд с указанием театральных ролей, костюмы которых служили формой для ее «игроков», а также остроумные, не лишенные язвительности прозвища их исполнителей.
Судейскую бригаду составили звезды Русской драмы: судья в поле – кумир театральной Одессы народный артист Маренников. А репортаж о «матче века» вел еще один любимец публики, мэтр разговорного жанра, популярный в Союзе конферансье Астахов.
В качестве сервиса зрителям предлагался хлебный квас в бочках прямо на трибунах, лотки с газированной водой (из сыропом и бэз), несколько сортов вкусного одесского мороженого, неограниченное количество пирожков с горохом и ливером. И, конечно же, семечки: были перечислены семь сортов этого продукта – от пролетарского «Черный зуб» до названного очень интеллигентным заграничным словом, значения которого не знало большинство одесситов, – «Кариес». Апогей этого праздника материально-технического снабжения – то, что сейчас бы назвали лобстерами, а тогда скромно именовалось черноморские рачки...

Большой блеф

...В тот жаркий летний день прилегающие к парку Шевченко улицы напоминали реки с бурными потоками зрителей (назвать их болельщиками было бы недостоверно), сбегающиеся в водоем с прозаическим названием «Пищевик». Стар и млад: блатная Молдаванка и трудовая Пересыпь, куркульская Слободка и интеллигентский Фонтан – все, кто на чем, добирались «до одного места». Билеты были раскуплены загодя, движение к стадиону началось с утра, милиция проявляла свою полную подготовленность, анонсированный афишами сервис ждал своих потребителей – все обещало приятный уикэнд.
Матч предварялся остроумным вступлением, которое из комментаторской кабины сделал Астахов. Громыхнул футбольный марш Блантера, и на поле красивой красно-синей цепочкой выбежали футболисты «Тореадора». Дисциплинированно построившись на линии центрального круга, стали ожидать выхода своих соперников. Те задерживались... Футбольный марш закончился, и под звуки «Здравствуй, моя мурка...» из раздевалки на поле вывалилась толпа из одиннадцати человек пестро разодетых молодых людей, которые вперевалочку, развязно помахивая кому-то на трибуне, громко смеясь и перекидываясь репликами, побрели к центру поля. Капитанил у них кумир всех кумиров тогдашней Одессы Миша Водяной, одетый в стиляжную униформу Яшки-буксира из состоявшейся совсем недавно премьеры оперетты «Белая акация». Нервно засуетившись, судья изо всех сил подул в свой свисток и начал собирать этих шпанюков, пытаясь их выстроить для приветствия. Наконец это ему удалось, и представление началось.
Да, именно представление, ибо каждый из этих самих по себе талантливых артистов в свой выход пел любимую арию. Солисты балета и кордебалета совместно исполнили зажигательный «Танец с саблями».

Ну, а затем состоялся этот матч, о котором Одесса еще долгие годы будет говорить, как о замечательном надувательстве, достойном исторического прошлого веселого города.
Хорошо организованные «тореадоры», красиво разыгрывая комбинации, забивали гол за голом в ворота «Буксира». «Буксирщики» громко кричали друг на друга, рычали на судью, апеллировали к зрителям – в общем, вели себя довольно мерзко. Затем, собравшись в кружок и посоветовавшись, они начали отыгрываться: то, образовав круг, в центре которого находился капитан с мячом, они от ворот до ворот проходили поле и забивали гол; то привязывали мяч к стойке ворот противника и тот влетал в эти ворота, когда вратарь пытался выбить его в поле; то шустрый «буксирщик» по беговой дорожке мчался к вражеским воротам и забивал гол с обратной стороны. Не обошлось и без выбежавшей на поле собачки, за которой весь «Буксир», забыв о противнике и мяче, бросился вдогонку, перелезая через барьеры, а заодно и головы зрителей в первых рядах...

...Солнце пекло нещадно (матч начался в три часа дня), мороженое и вода были в основном съедены и выпиты до начала игры, набор комедийных трюков иссякал. Нескольких человек с тепловыми ударами увезла «скорая». Пятидесятитысячный стадион начал свое досрочное движение в обратную сторону. Теперь бурные потоки одесситов вопреки законам природы вытекали из моря по имени «Пищевик» и растекались по всему городу. От стадиона еще доносились записанные «под фанеру» арии и ариозо, но музыкальная публика, что называется, уносила ноги от знаменитого зрелища...
Точнее всех назавтра произошедшее накануне прокомментировала старая Ариовичка:
– И в большом городе таки должно бить много дураков. А шо из дураками делать? Их надо поиметь... Азой фирцех: ми махцех мишиге, ун ми немт гелт (Так уж ведется: одни придуриваются, и за это еще снимают бабки)!

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии