КОНТУР

литературно-публицистический журнал на русском языке

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


Сильная женщина

Автор: 

Моей подруге Лидии Зубовой посвящается

Восславим женщину-Мать, чья любовь не знает преград, чьей грудью вскормлен весь мир! Все прекрасное в человеке – от лучей солнца и от молока Матери, – вот что насыщает нас любовью к жизни!
Максим Горький


Дородная, красивая, кареглазая Мария Андреевна с мужем Поликарповым Павлом Михайловичем и двумя детьми Пелагеей и Марусей жили в провинциальном городке Саратове. Жили небогато, но и не бедствовали, так как имели свое хозяйство: корову, лошадь, несколько козочек да с десяток кур.


В феврале 1910 годa при непредвиденных обстоятельствах у них появилась еще одна дочь, Александра, а точнее... У Марии Андреевны была младшая незамужняя стройная синеглазая красавица-сестра по имени Варенька, которая, как говорили в старые времена, нагуляла пузо. В те годы считалось это большим грехом и подвергалось резкому осуждению. Бедная девушка, как могла, скрывала свою беременность, но, как говорят в народе, шило в мешке не утаишь. Варенька родила в сарае у старшей сестры и с ее помощью, а добрейшей души Мария взяла ребенка на воспитание в свою семью. Нельзя сказать, что ее муж с радостью принял решение жены, но, тем не менее, он дал девочке, которую окрестили Александрой, свое отчество и фамилию.
Павел Михайлович – высокий, широкоплечий, сильный, работящий мужик, был по натуре человеком не жадным, а скорее, совсем наоборот. Он заботился о семье и любил детей, но, будучи эмоциональным, обладал очень вспыльчивым характером, и частенько брошенные им слова опережали его мысли. С другой стороны, он был отходчивым и незлопамятным человеком. Мария Андреевна приноровилась к его характеру, а посему старалась промолчать лишний раз, не перечить супругу, а тот, в свою очередь, вспылив, быстро успокаивался и, чувствуя себя виноватым, первым начинал заговаривать с ней.

Народ любил посплетничать. Ведь не зря же говорится: на каждый роток не накинешь платок. Однажды Александра прибежала домой заплаканная и стала расспрашивать мать:
– Ма, Дунька сказала, что я подкидыш! Почему?
– Да что ты такое говоришь! – всплеснула руками Мария Андреевна. – Мало ли, что дура Дунька али еще кто какую глупость скажет! С ветра пришло, на ветер пошло. Плюнь, разотри и забудь. И чтоб я больше таких речей не слыхивала.
Когда вечером Шурочка, как называл ее Павел Михайлович, пожаловалась отцу, то он, хитро улыбнувшись в бороду, пошутил: «Я стояла возле бани, а скaзaли, возле Вани».
– То-то оно-то. Одна сбрехнулa, другая не разобрала, а третья по своему переврала, – пробурчала Мария.
Время шло, девочки повзрослели. Пелагея и Маруся вышли замуж, а затем и Александра в пятнадцать лет покинула отчий дом: уехала в Ингушетию, где учительствовала много лет. Когда вернулась домой в Саратов, то Мария Андреевна решила поведать ей правду в надежде, что взрослая дочь не осудит ее за долгое молчание об истории ее родной матери и поймет мать правильно. Александра узнала также, что ее имя даже не числилось в родовой книге. Шурочка была благодарна матери за правду, она любила Марию Андреевну, и для нее она была и осталась матерью на всю жизнь. Она только спросила о судьбе сестры Марии Андреевны, и та рассказала ей, что вскоре после родов та уехала из Саратова, и они ничего о ней не знают.
Шурочка продолжала учительствовать теперь уже в Саратове, где и познакомилась с Петром Скороходовым, неказистым высоким парнем, которому приглянулась с первого взгляда. Ходили слухи, что мать у него колдунья, но Шурочка не очень-то им верила, и только после свадьбы она нашла им подтверждение. Шурочка узнала, что ее свекровь была в банде Махно и имела кличку Анчушка Грачевская. Злая женщина, казалось, никого не любила и была жестокой по жизни. Когда Шурочка родила первенца, мальчика-крепыша, как две капли воды похожего на мать, Анчушка невзлюбила младенца.

Однажды Александре надо было отлучиться на день, а вернувшись домой, она застала мальчика мертвым: упал с печки и разбился, как поведала свекровь. Шурочка материнским сердцем чувствовала, что к смерти малыша была причастна свекровь-колдунья. В Саратове Анчушку побаивались. Ходили слухи, что она может ржать, как лошадь, и люди верили, что колдунья может и впрямь превращаться в лошадь. Вот уж поистине земля слухами полнится! Когда Александра была беременна второй раз, свекровь умерла, но Шура не горевала по этому поводу, а в глубине души даже испытывала облегчение, ведь та, как говорят в народе, ела ее поедом. В сентябре 1937 года у Петра и Александры родилась кареглазая дочка Галя, а в 1938-м Шурочка опять носила под сердцем ребенка – дочку Машеньку.
В 1939 году началась Советско-финская война (вооруженный конфликт продолжался с 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года), которая навсегда разлучила Петра и Александру. Петр служил в лыжном батальоне и погиб, сражаясь на Карельском перешейке.
A вскоре пришла новая беда: грянул 1941-й. В Великую Отечественную Саратов был центром Приволжского военного округа, где находился его штаб. Город сыграл ключевую роль в обеспечении советских войск, сражавшихся под Сталинградом. Немцы планировали захватить город к 10 августа 1942 года, он являлся одной из важнейших целей немецких войск, и они прекрасно понимали его значимость. Связь Саратова с осажденным Сталинградом осуществлялась по Алтынной горе, путь называли  «дорогой жизни», так как он постоянно подвергался бомбардировкам гитлеровской авиации и для многих саратовских воинов-автомобилистов стал «дорогой смерти». В августе 1942 года была введена в строй железная дорога Саратов – Сталинград, которая стала полной неожиданностью для немецкого командования, поскольку ее построили всего за несколько месяцев. Немцы были уверены в своей победе под Сталинградом, они даже  разбрасывали в городе листовки с текстом: «В Сталинград придем с бомбежкой, а до Саратова – с гармошкой», но, к великому счастью, они проиграли Сталинградскую баталию.

Во время войны Александра работала нормировщицей на засекреченном авиационном заводе «Комбайн», на котором якобы выпускали сельскохозяйственную технику. На самом же деле продукция завода совсем не соответствовала его названию: взрослые и ребятишки 13–15 лет работали у станков. Да это и понятно: «Все для фронта, все для победы!» В 3аводском районе, на Пролетарке, было много военных заводов, которые подвергались немецкой бомбежке. Александрe выделили квартиру.
На заводе же в январе1946 года она познакомилась с потерявшим на войне один глаз фронтовиком Павлом, который взял ее в жены с двумя детьми. Павел Филиппович, очень серьезный мужчина, был человеком, что называется, на все руки – умел и любил мастерить. Особенно хорошо работал по дереву: в доме вся мебель, включая зыбку, была сделана его руками. Вскоре родились дочь Лида и сын Мишенька. Павел был родом из Пензы, ему хотелось в отпуске навестить мать и познакомить ее с женой. Но мать, зная, что у него две неродные дочери, поставила ультиматум: привезти только его детей. Она даже предложила Павлу отдать детей в детдом. Александра очень расстроилась по этому поводу. Она не могла понять, как женщина, имеющая сама двоих детей, могла так сказать сыну. «Видно, у нее недоброе сердце», – подумала про себя Шура, но тем не менее, не стала перечить мужу. Двух дочерей оставили с бабушкой Марией Андреевной. Александра была права в своих догадках: свекровь, Агриппина Алексеевна, оказалась безжалостной, эгоистичной и властной женщиной. У Павла была сестра Надежда, очень красивая – голубоглазая, стройная, с русой косой до пояса. Она жила с мужем, военным офицером, на Дальнем Востоке. Мать больше любила сына. Случилось так, что дочь заболела открытой формой туберкулезом, и муж привез ее к матери, где, как они считали, ей будет лучше, но это решение было их глубокой ошибкой.
Мать Павла встретила невестку неласково, и Александра чувствовала себя не в своей тарелке. К сыну же свекровь относилась с любовью. Свекор откровенно сказал Шурочке, что для нее будет лучше, если она уедет, так как мать Павла не даст ей житья.
– Такой уж у нее дурной характер, – сказал он невестке, – уж коли невзлюбит кого, съест заживо. Ты бы, детка, уезжала лучше в Саратов, потому как не даст она вам житья здесь.

Закончился отпуск, вернулись домой, а через год Павел поехал к матери, так как она обратилась к нему за помощью по хозяйству. Из его письма она узнала, что сестра Павла покончила жизнь самоубийством, бросившись под поезд. Муж написал ей, что мать сказала ему с сестрой доставать картошку из погреба. Было начало зимы. Сестра стояла в холодном погребе и нагружала в ведра картошку, а он поднимал ее наверх. Она застудила себе ноги и почувствовала себя хуже. После этого Надя слегла и очень страдала от кашля и боли в груди. Шурочка читала письмо и плакала: у нее не укладывалось в голове, как родная мать могла так безжалостно относиться к родной дочери?!
«Как только таких людей земля носит?», – думала про себя она.
Павел был на редкость послушным сыном, не прекословил матери ни в чем. После смерти дочери она уговорила его пожить с ней, но Шурочка чувствовала, что главной причиной была она с двумя неродными Павлу детьми. Да и слова свекра не выходили из ее головы: «Не даст она вам житья». А уж он знал жену лучше, чем кто-либо другой.
Когда Павел вернулся, директор завода предложил семье переехать работать в подсобное хозяйство от завода, посчитав, что там с четырьмя детьми семье будет легче.
Так Александра с мужем, детьми и Марией Андреевной оказались в совхозе «Комбайн». Александра была назначена экспедитором, Павел – прорабом, а бабка Мария Андреевна охраняла бахчи с арбузами. Совхоз находился на берегу красавицы-реки Волги и славился своими садами, плантациями овощей и племенным хозяйством. Все, что выращивали, поставляли работникам завода: молоко, мясо, фрукты, овощи.
Все дети, за исключением детей директора, агронома и других работников конторы, начиная с первого класса, как только заканчивался школьный год (в зависимости от возраста) помогали взрослым на прополке, сборе яблок (3 копейки за ведро), винограда, слив, вишни и малины. Лидия очень не любила собирать огурцы и крыжовник, и все время говорила старшей сестре: «Не дай бог пошлют на колючий крыжовник, противная это работа». Работали до 25 августа: зарабатывали на форму, портфель и ботинки к 1 сентября. В совхозе была только семилетняя школа, в старшие же классы ходили на Соколову гору, где находилась десятилетка. В совхозе был клуб, где проводились собрания, концерты и танцы, три раза в неделю демонстрировали кино по 10 копеек за сеанс. Совхоз располагался в семи километрах от города, и в 1958 году начал курсировать автобус по расписанию, так как многие поселковые работали на заводе. В трех километрах от поселка находился аэропорт, и ребята любили смотреть в небо, восхищаясь металлическими махинами, легко и плавно взлетающими в небо.
Лидия, сначала пионерка, потом комсомолка, ездила в город во Дворец пионеров на тренировки по фехтованию, а затем в общество «Трудовые резервы», где был тренером ее двоюродный брат Евгений (сын Маруси). Он устроил ее тренироваться к Юрию Сисикину (первому чемпиону СССР). Лиду даже послали в Москву на соревнования, после которых она получила 2-й разряд.
После очередной поездки к матери Павел Филиппович написал жене письмо, что не вернется, и предложил забрать Лиду к себе. Александра долго не могла прийти в себя от прочитанного. Отчаявшись, она подала на развод. Позже Шура узнала, что мать сосватала ему бездетную мордовку. Так печально закончилось Шурочкино замужество. В Пензе Павел работал прорабом. Поскольку он состоял на учете в Приморском военном округе, раз в год приезжал в Саратов на медосмотр, всегда навещал детей и привозил гостинцы, как тогда называли – подарки. Отец детей любил, да и похожи они были на него. Павел даже хотел вернуться к Шурочке, но она его не приняла. Бабушка Мария недолюбливала Лидочку и Мишеньку и называла их «пензяками», так как их отец был родом из Пензы.
Александре приходилось много работать, а по хозяйству ей помогали дети и мать. Судьба не щадила Александру: не успевала она отойти от одной беды, как другое несчастье настигало ее. Однажды выявили недостачу, но у Шуры были все записи, доказывающие ее невиновность. Тогда начальник предложил Александре взять вину на себя, успокоив, что, поскольку у нее четверо детей, ее строго не накажут. Но такое положение вещей совсем не устраивало ее, она не собиралась брать на свои хрупкие плечи чужую вину. Александра, честнейшей души человек, прекрасно понимала, что ее подставили. Она была так взволнована, что даже положила начальнику завода на стол партбилет.

У семьи забрали корову-кормилицу, и жизнь для семьи стала еще тяжелее. Тогда старшая дочь Александры тайком от матери написала письмо на имя И. В. Сталина, объяснив ситуацию. Какова же была радость, когда на письмо пришел ответ! Шурочка, плача от радости, говорила детям:
– Вот видите, мои родненькие, свет не без добрых людей.
Поздней осенью Александра вела свою коровушку через военный полигон. Примораживало, изможденная работой, она почувствовала себя плохо, и чуть было не замерзла. На ее счастье, по полигону проходили военные, они-то и помогли ей с коровой добраться до дому. Шурочка с благодарностью промолвила детям:
– Спасибо добрым людям, не дали помереть.
И опять повторила: «Cвет-то не без добрых людей».
Несмотря на то, что семья жила бедно, в доме всегда было много книг. Александра сумела привить своим детям любовь к книге, научила ценить прекрасное, а главное – она научила их любить людей. Шурочка учила детей быть добрыми и терпеливыми, какой была сама. Она неустанно повторяла им: «Кто добро творит, тому Бог отплатит. Доброму Бог помогает». Александра очень хотела видеть детей образованными, и ее мечты сбылись: все получили высшее образование. Дети всегда гордились своей труженицей-матерью и были благодарны ей за все, а Александра, в свою очередь, была благодарна судьбе, которая подарила ей таких прекрасных детей. Сухомлинский очень хорошо сказал: «Если ты с детства не научился смотреть в глаза матери и видеть в них тревогу или покой, мир или смятение, – ты на всю жизнь останешься нравственным невеждой». О детях Александры с полной уверенностью можно сказать, что они научились!
Теперь уже Лидия Павловна, с радостью вспоминая молодость, поведала, что как бы ни трудны были те годы, они были для нее самыми счастливыми. Очень возможно, потому что это была ностальгия по детским и юношеским годам!
Александра Михайловнa умерла от инфаркта в 85 лет, Павел Филиппович скончался от инфаркта прямо на ходу в 65 лет.

Это правдивая печальная история о тяжелой судьбе всего лишь одной женщины. А сколько их таких было, на долю которых выпало мало счастья, много боли и невыплаканных слез?!

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход

Юмор

* * *
Чтобы вас не разнесло, старайтесь не есть после шести и не курить возле бензоколонки.
* * *
Пожалуйста, потерпите буквально 5 минуточек. С любовью, регистратура.
* * *
В связи с угрозой тер.акта кал на анализ принимается только в прозрачной посуде.
* * *
– Чудовище! Я пришел с тобой сразиться с тобой и освободить принцессу!
– Но я и есть принцесса!
– М-да, неудобно получилось...


Читать еще :) ...