КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

ГОМО САПИЕНС! КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Автор: 

ГЛАВА 7. ЗАДУМКИ «КРАСНОГО ФРАНКЕНШТЕЙНА»

Илья Иванович Иванов вернулся в Россию на пике своей мировой научной славы.
И именно в это время новоиспеченного профессора и уже доктора наук пригласил в Асканию-Нова Фридрих Фальц-Фейн, предоставив ему деньги и все необходимые условия для продолжения опытов по скрещиванию животных.
Для начала Илья Иванович резко увеличил в имении поголовье лошадей Пржевальского до такой степени, что их начали поставлять в зоопарки европейских стран и в Америку, а впоследствии, по просьбе Монгольского правительства, небольшое стадо тарпанов отправилось отсюда на прародину, в пустыню Гоби, для восстановления в природе этого редчайшего вида копытных. Поголовье ценных пород овец в Аскании-Нова тоже росло «не по дням, а по часам».


Но вскоре зоопарк Фальц-Фейна начал пополняться животными, которых в природе никто до сих пор не видел. Гости заповедника рты открывали от удивления, увидев мирно пасущихся зеброидов – гибридов домашней лошади и зебры.
Между ними мирно пощипывали траву странные гибриды – помеси между домашней коровой и зубром, антилопой и оленем, сернобыки и овцебыки…Последние соединяли в себе неприхотливость в корме и выносливости одного родителя с невероятной силой другого.
В клетках лаборатории Иванова хрустели морковкой странные существа: не то кролики – не то кошки, грызли зерно мыше-морские свинки…
Нет, это не были заспиртованные уроды-экспонаты Петровской Кунсткамеры. Это были живые существа, созданные разумом человека. Чудеса, да и только!
Правда, не все эти гибриды давали потомство. Генетика была тогда еще в самом начале своего развития, законы наследственности не были в полной мере понятны, и Илья Иванович Иванов списывал свои неудачи по воспроизводству в основном на ошибки в экспериментах и их малочисленность.

Тем не менее, он нарабатывал необходимый опыт и готовился к осуществлению своей заветной мечты. Именно о ней он поведал ученому сообществу в своем шокирующем смелостью докладе на Международной конференции зоологов в Австрии в 1910 году.
Илья Иванович заявил, что он готов скрестить гориллу и шимпанзе с человеком, дабы доказать их прямую родственную связь в не столь уж и далеком прошлом.
Как это ни странно, но ученый мир в большинстве своем поддержал идею русского ученого – наступил век бурного развития науки и техники, когда казалось, что теперь венцу природы – разуму человека – подвластно абсолютно все. А раз так – нужно брать от природы то, что она сама пока не смогла сделать.
Но идею своего протеже в штыки принял хозяин Аскании-Нова. Фридрих Фальц-Фейн категорически отказался финансировать этот дерзкий проект, а Святейший Синод пригрозил ученому не только карой небесной, но и реальной тюрьмой за богохульство.
Да и время было совсем не спокойное. В самый разгар революционных событий 1905 года крестьяне начали грабить имение «немчуры» – Асканию-Нова – угоняли овец, крали зерно, поджигали постройки.
Херсонский губернатор отреагировал незамедлительно – направил на помощь охране имения солдат и казаков, которые спасли Асканию от полного разорения толпой.
Именно тогда Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн начинает задумываться о необходимости национализации заповедника и его государственной охране.
Но начавшаяся война с Германией и грозные события февраля 1917 года, не предвещающие будущему России ничего хорошего, вынуждают всю семью хозяина Аскании-Нова принять трудное решение – покинуть свою по-настоящему вторую родину.

***
Фридрих Эдуардович глубоко переживал расставание с делом всей жизни, тосковал по оставленным животным.
Нервные стрессы вконец подорвали его здоровье…
2 августа 1920 года Фридрих Фальц-Фейн скончался в немецком санатории Бад-Косинген и похоронен на кладбище Двенадцати апостолов в Берлине.
На могильном камне ученого, украшенном изображениями двух степных орлов, выбита глубокая короткая надпись: «ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ ЗНАМЕНИТЫЙ СОЗДАТЕЛЬ АСКАНИИ-НОВА».

***
А что же произошло с героем нашего повествования – профессором Ильей Ивановым после отъезда из России его работодателя и благодетеля?
Ничего страшного – он не был на фронте и не сгорел в тифозном бараке. Ему всегда везло.
Повезло и на этот раз – к власти после потрясений 1917 года пришли большевики, безжалостно расстреляв из пулеметов делегатов Учредительного собрания, которое намеревалось создать законное правительство страны.
Повезло, очень повезло профессору Иванову: красные командиры-кавалеристы Буденный и Ворошилов знали о работах Иванова и призвали его на службу Советской власти.
За годы Первой мировой войны, в голод и кровавую разруху Гражданской Россия потеряла 20 миллионов лошадей, больше половины поголовья.
Впереди маячила Мировая революция – куда ж в нее без лихой конницы с оголенными шашками, без обозов, да и пушки кто тянуть будет?! Нет, лошадь еще послужит идее марксизма и всеобщего братства трудящихся!
И Илья Иванович Иванов с головой окунулся в знакомое ему дело.
Но и мечта скрестить человека и обезьяну ни на минуту не покидала его. В этом он вскоре нашел верных единомышленников. В Кремле. Время перевернуть человеческую историю пришло.
Вскоре Илья Иванович Иванов получит от новой власти не только добро на свои революционные эксперименты, но и необходимые для их осуществления средства.
Друзья мои, все, что вы прочтете дальше, многих может шокировать. Слабонервным и верным зюгановцам лучше не читать – Виктор Франкенштейн по сравнению с большевиками всего лишь их жалкий предшественник...

***
Итак, в 1924 году французское правительство, обеспокоенное резким послевоенным падением производства мяса в стране, пригласило профессора Иванова прочитать для фермеров и ветеринаров цикл лекций об искусственном осеменении скота – коров, лошадей, овец...
Иванова, не отправленного в свое время в ссылку за границу на «философском» пароходе, Кремль ценил, подкармливал усиленным пайком, давал вне очереди талоны на галоши и штаны.
А уж в короткий период НЭПа заказчиков у профессора было невпроворот – все уцелевшее и работящее казачество и крестьянство, пока еще не загнанное в стойло колхозов.     
Не раз пересекал Иванов свободно и границы молодого Государства Советов – особого рода доверие к нему новой власти.
Свою миссию помощи капиталистам, но, как-никак, и бывшему союзнику по войне с Германией, теперь уже красный профессор выполнил с блеском. Посетил он и Пастеровский институт – свою научную альма матер. Там прекрасно помнили о его мечте – скрестить человека с обезьяной.
Для такого рода экспериментов время было самое подходящее – по всему миру уже гремела слава французского доктора, тоже, как и Иванов, русского происхождения, – Сергея Александровича Воронова, который проводил блестящие операции по омоложению организма человека. Миллионеры, обеспокоенные некоторой утратой своего здоровья и мужской силы, стояли у него в очереди. Немало богатых дам бальзаковского возраста, тоже горели нестерпимым желанием вернуть хотя бы несколько лет утраченной со временем свежести.
О сути этих операций чуть позднее. Главное сейчас – их невероятные, фантастические результаты. Человек становился моложе почти на четверть века! И все это благодаря не только рукам поистине виртуоза-хирурга, но прежде всего – обычной обезьяне, доноре половых желез.
Франция смекнула, что, владея обширными колониями в Африке, в этой Мекке обезьян, особенно человекообразных, можно получить в недалеком будущем огромный гешефт – опыты Воронова уже успешно перенимали врачи Германии и США – потребность в обезьянах вскоре станет золотой кормушкой. Вот где пригодится опыт красного профессора.
Для начала Пастеровский институт предложил Иванову для проведения экспериментов по скрещиванию человека и обезьяны свою тропическую лабораторию в Гвинее, на Западном побережье Африки.
Илья Иванович Иванов ликовал от свалившейся на него удачи, звезды выстраивались в удачное сочетание его дальнейшей судьбы. Загвоздка была в одном – в деньгах. И немалых.
Предоставляя бесплатно лабораторию, французы не давали ни франка, ни сантима на отлов животных в джунглях и их доставку на базу Киндия в 150 километрах от столицы Конакри, и на сами эксперименты.
Вопрос финансирования встал ребром. Но Иванову фантастически везет и здесь. Верно говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло.
***
Как это ни кощунственно звучит, но Илье Ивановичу помогла именно смерть. И не кого-нибудь, а смерть вождя мирового пролетариата. В январе 1924 года от паралича и наступившего маразма в возрасте всего 53 лет скончался Владимир Ильич Ленин.
Кремлевские врачи, особенно главный хирург этой элиты В. Н. Розанов, уже давно знали о жутком склерозе и безнадежном психическом состоянии вождя. Но тайна эта за стены Кремля, естественно, не выходила.
Народу нужен был миф: не больной маразматик и склеротик находится во главе государства, а полный жизненных сил и революционного духа человек, способный привести страну к вершинам коммунистического рая. Ленин жив и Ленин будет жить!
Нет, перед старухой с косой и большевики оказались бессильны.
Лидеры страны объяснили народу, что Владимир Ильич скончался от перенапряжения, «cгорел» на своем посту, заботясь о благе трудового народа. Вина партии в этом тоже есть: не доглядели, прозевали, не уберегли...
Розанов у власть имущих был на особом доверии: в 1918-м, после покушения на Ленина, он успешно прооперировал вождя мирового пролетариата. Этот же врач сделал резекцию прямой кишки и удалил аппендицит и Сталину.
Через год после смерти Ленина клинику Розанова вновь неожиданно посетил товарищ Сталин. Но никакого хирургического вмешательства на сей раз не требовалось. Сталин приехал не один, с ним прибыл его закадычный друг, выпускник Тифлисской армянской духовной семинарии, ныне ярый атеист и член ЦК А. И. Микоян.
Соратники по революции, стоящие теперь на верхних ступенях партийной иерархии, настоятельно попросили В. Н. Розанова срочно тщательно обследовать М. В. Фрунзе – народного комиссара по военным и морским делам и при необходимости прооперировать его. Медики санатория, где он отдыхал, якобы обнаружили у него язву.
Сам же наркомвоенмор писал жене, что абсолютно здоров и смешно даже думать об операции.
Тем не менее, срочно созванное Политбюро, где были зачитаны оперативные заключения двух консилиумов врачей, постановило: Михаил Васильевич должен лечь на операционный стол, советская армия сильна, когда здоровы и сильны ее руководители.
Простенькая операция закончилась бедой – от фатальной, ошибочной, непреднамеренной якобы передозировки снотворного вещества Фрунзе скончался, не приходя в сознание.
Разразившийся скандал и требования старых партийцев тщательно расследовать причину внезапной смерти Фрунзе и казнить «дипломированных убийц» – все это было быстро пресечено органами ОГПУ – сор из кремлевской избы тщательно замели, чтоб никаких следов.
***
А что же Ленин, гений всех времен и народов, первый человек будущего?
Нет, никак не мог он кануть в Лету. По примеру фараонов и царей Египта, его решили забальзамировать, предварительно изъяв сердце и главное – мозг вождя, по словам Бухарина, «мощь которого не знает себе равных». Каждую клеточку мозгового вещества Ленина решили сохранить для будущего и скрупулезно исследовать, чтобы познать истоки гениальности Владимира Ильича.
Для этого был организован специальный Институт мозга, и из Германии прибыл с необходимым штатом и оборудованием известный профессор-физиолог Фогт – коммунист по убеждениям
Гигантский, по утверждению кремлевских эскулапов, мозг Владимира Ильича весом 1340 граммов был залит парафином и разделен на блоки. Из блоков с помощью специального аппарата – микротома изготовили 30 963 среза, которые поместили между тончайшими, особой прочности, стеклами. Теперь срезы можно было изучать под микроскопом.
Не поверите – эту работу профессор Фогт под неусыпной охраной сотрудников ОГПУ продолжал больше 10 лет, получая фантастическую зарплату. Итог – в каких-то слоях мозга Ленина он нашел скопления пирамидальных клеток, которые, по его личному заключению, и содержали материальную базу гениальности русского вождя. Поди проверь!
Да проверять, в сущности, было нечего… Врачи и физиологи уже в то время прекрасно знали, что от веса мозга гениальность, талант и умственные способности человека абсолютно не зависят. Мозг, например, русского писателя И. С. Тургенева весил больше двух килограммов, а француза Анатоля Франса всего 1 кг 17 граммов. И кто из них лучше писал книги, кто талантливее? Вес мозга Циолковского на 32 грамма больше веса мозга Ленина, а у Нобелевского лауреата Эйнштейна он весил всего 1230 граммов. И паралич мозговых клеток тоже совершенно не зависит от их общего веса. Старение организма так же неизбежно, как и увядание природы осенью.

Вот это – приближающаяся старость и неминуемая смерть больше всего и тревожила красных вождей, стоящих у гроба Ленина в ледяном январе 1924 года. Не террористы, не главари белого подполья, а болезни могут превратить их, как и «cгоревшего на трудовом посту» Ленина, в беспомощных паралитиков, а безмерную, завоеванную кровью Гражданской войны власть, – в призрачный мираж.
Дело мировой революции в большой опасности! Нужно принимать решительные, незамедлительные меры.
Уже через десять дней после смерти вождя член ЦК Клим Ворошилов выступает на срочно созванном пленуме с важным докладом: «Беречь старую гвардию. Об охране здоровья партверхушки».
Вопросы поставлены сверхактуальные: почему партактив РКП(б), взваливший на свои плечи основной груз переделки общества, подвержен быстрому угасанию: те, кому 30 лет, уже носят в себе болезни 45-летних, а те, кому 50 – уже совсем старики, жену ублажить не могут? Почему крохотная буржуазная Франция опережает Россию в деле борьбы со старостью?
Вон и бывший премьер-министр страны 84-летний Жорж Клемансо, по отчетам наших дипломатов, прошел недавно тайный курс омоложения. Нужно и нашим, кремлевским врачам, научиться этому делу. Денег не жалеть, здоровье дороже любых денег. Нет обезьян – купить, привезти. Создать все условия для работы Санитарного управления Кремля.
А пока срочно попросить господина Сергея Александровича Воронова приехать в Советский Союз, все-таки бывшая его родина, и поправить здоровье нескольким членам ЦК и Политбюро.
Французский врач, по паспорту Самуил Абрамович Воронов, действительно в 1866 году родившийся под Воронежем, ехать в Советскую Россию категорически отказался.
Еще свежа была в памяти доктора пресловутая «черта оседлости», которая вполне могла повториться, а Воронов на дух не переносил дремучую, ничем неискоренимую ненависть большей части русского населения к «жидам».
Нет, пока в Россию ни ногой, ни за какие деньги!

***
Дорогие мои, вот здесь я, совсем ненадолго, прерву повествование о мечтателе скрестить человека с обезьяной – профессоре Илье Ивановиче Иванове. Прерву потому, что вся дальнейшая работа нашего «Красного Франкенштейна» зависела теперь от непоколебимого решения доктора Воронова не ехать в Советский Союз. Не ехать!
А раз не ехать – значит, мы должны понять, чем же занимался во Франции Сергей Александрович Воронов – Серж Воронофф, какие чудеса творил он в своей клинике, что привлек к ним внимание даже советских вождей...

Продолжение следует

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход

Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
Чтобы вас не разнесло, старайтесь не есть после шести и не курить возле бензоколонки.
* * *
Пожалуйста, потерпите буквально 5 минуточек. С любовью, регистратура.
* * *
В связи с угрозой тер.акта кал на анализ принимается только в прозрачной посуде.
* * *
– Чудовище! Я пришел с тобой сразиться с тобой и освободить принцессу!
– Но я и есть принцесса!
– М-да, неудобно получилось...


Читать еще :) ...