Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

- Какая у вас картошка! Чем вы ее удобряли?
- А! Чем только не удобряли - растет, зараза!
* * *
Вечер. У Центрального телеграфа стоит дерево, а в его кроне качается на ветру лампочка, разбрасывая сквозь листву свет. Пьяный остановился, долго смотрел на лампочку и говорит: «Ну, Мичурин, ну дает, не ожидал...»
* * *
Сегодня Маруся Дуборезова подарила своему мужу Васе огромное телесное наслаждение. Она разрешила ему перенести перекопку огорода на завтра.


Читать еще :) ...

Адвокат

Автор: 

Я имею обыкновение лично говорить с клиентами о деле и остаюсь с ними наедине, чтобы не смущать их; при этом я всегда становлюсь как бы в положение противной стороны, чтобы лучше ознакомиться с делом, и даю клиенту все время, необходимое ему для ознакомления меня с делом. Затем, отпустив клиента, я поочередно ставлю себя на место то противной стороны, то судьи.
Цицерон
Николай Сергеевич не считал себя набожным человеком: никогда не молился, потому как не знал ни одной молитвы, посещал церковь как говорится, раз в год по обещанию, чтобы поставить свечки за упокой родителей, родственников и за здравие своей семьи.



Родился Николай Сергеевич в 1948 году, когда религия не приветствовалась, тем не менее, он интересовался архитектурой монастырей, церквей и соборов. Иногда они с женой посещали храмы, наслаждаясь их величием и красотой, восхищаясь их настенной живописью. Они мечтали посмотреть Свято-Троицкий собор в городе Муроме, на левом берегу реки Оки, возведенный в 1643 году, и Пизанский собор – кафедральный собор Пизы, строительство которого было начато в 1063 году.
Николай Сергеевич закончил юридический факультет Ленинградского университета с красным дипломом, а в середине 90-х зарегистрировал свою юридическую контору под названием «Адвокат», стал успешным бизнесменом и зарабатывал большие деньги. Будучи очень приветливым и доброжелательным человеком, Николай Сергеевич был некрасив собой: с лысоватой головой, маленького роста, на его круглом лице выделялся крупный нос, при улыбке обнажались неровные зубы. Правда, он был не лишен обаяния: большие выразительные бархатные карие глаза при разговоре светились каким-то теплым, ласковым сиянием. Клиенты любили его, так как он хорошо знал свое дело и был прекрасным оратором. Еще он обладал чувством юмора и любил подшучивать над собой, говоря: «Мал золотник, да дорог. Велика Федора, да дура».

Коллегия адвокатов, которую он возглавлял, имела отличную репутацию, и неудивительно, что почти все дела, которые вели адвокаты компании, заканчивались успешно. При входе в офис можно было увидеть на стене плакат с надписью: «Основа работы адвоката – справедливость, законность и защита». Коллектив был дружный, и каждый готов был помочь друг другу. Николай Сергеевич любил повторять высказывание американского актера Вуди Харрельсона: «Адвокаты – вот лучшие актеры. И лучшие драмы разворачиваются не в театре, а в здании суда. Ведь разница между исполнением монолога перед зрителями и исполнением перед присяжными настолько мала, что почти незаметна. Причем хорошие адвокаты играют намного лучше, чем хорошие актеры». Он говорил сотрудникам:
– Мы должны... нет, не должны, а просто обязаны быть такими лучшими актерами и суметь убедить судей в своей правоте! А еще мы должны всегда помнить, что стрела, пущенная в невинного, есть бумеранг.
Сотрудники трудились с большим усердием, потому как работы у всех было, как говорится, невпроворот.
– Надо же, от клиентов отбоя нет, такое впечатление, что только мы в этом городе и работаем! Даже в отпуск не уйти, а ведь так хочется: лето на носу, – улыбаясь, произнес Максим, молодой, симпатичный, хорошо знающий свое дело адвокат.
– Дорогой мой, как гласит мудрая народная пословица, «Земля слухами полнится», а это значит, молва о нашей компании идет хорошая, а посему смею утверждать, что репутация у нас замечательная.

Юристы адвокатской компании занимались как гражданскими делами, так и уголовными, и зачастую, благодаря высокой квалификации и умелому подходу к ведению дела, многие дела прекращались на стадии предварительного следствия за отсутствием состава преступления. Нередко Николаю Сергеевичу и его коллегам приходилось сталкиваться с невероятно трудными делами, да оно и понятно – такие дела требовали выдающихся адвокатов. Был случай, когда женщина оговорила себя, пытаясь выгородить сына, который занимался сбытом наркотиков, а в другом деле Николай Сергеевич сумел доказать невиновность мужчины, который, спасая от тюрьмы любимую девушку, хотел взять вину на себя. B одном уголовном деле все доказательства складывались против обвиняемого, но на самом деле – роковое стечение обстоятельств, а человек был невиновен. Конечно, это исключительный случай, но, тем не менее, такое бывает. Николаю Сергеевичу после кропотливой работы удалось найти доказательства невиновности подсудимого и убедить судью и присяжных вынести оправдательный договор. В общем, о нем можно было сказать: «Адвокат от Бога».
– Ну, Вы, Николай Сергеевич, даете! Прямо чудеса из чудес! Как Вам это удается?
Николай Сергеевич с присущей ему доброжелательностью, подняв указательный палец кверху, смеясь, ответил словами Георгия Александровa: «Талантливый адвокат возведет защитную стену, которую не перемахнут ни обвинители, ни судьи».
– А еще приведу тебе, мой дорогой коллега, слова писателя Леонида Сухорукова: «Факты – упрямая вещь, но не с хорошими адвокатами».
– Поучительные высказывания, а как насчет этой цитаты по поводу адвокатов? – засмеявшись, парировал молодой адвокат, зная, что Сергей Николаевич понимает юмор: – «Хороший адвокат изучает законы, а умный приглашает судью на обед».
Сергей Николаевич расхохотался:
– Ну, ты молодец, остроумник, рассмешил до слез, давно я так не смеялся, учту твой совет!
Поскольку Николай Сергеевич был по уши загружен работой, домой приходил поздно, частенько приходилось работать и в выходные, но жена и дочь относились с понимаем. Он был добытчиком в семье, обеспечивая своим женщинам достойную жизнь. Его жена Светлана, симпатичная стройная блондинка с голубыми глазами работала на полставки медсестрой. Она гордилась положением своего мужа и его отношением к ней, чувствовала его любовь и заботу. У них было много общих интересов: любили по выходным посещать театры, кинотеатры, музеи, интересовались живописью, были общительными и доброжелательными, очень любили природу и свою уютную, со вкусом оформленную квартиру. Николай и Светлана гордились своей 20-летней дочерью, умницей Алиной, студенткой медицинского института, с которой их тесно связывали отношения не только родителей и детей, но и теплые дружеские отношения.

Алина, очень привлекательная сероглазая девушка с густыми вьющимися русыми волосами, мечтала стать онкохирургом. Занималась она усердно, просиживая все вечера напролет за штудированием учебных пособий, смотрела научные фильмы по медицине и сдавала экзамены в институте только на хорошо и отлично. Родителям нравилась ее целеустремленность, но Алине казалось немного странным, что у ее хорошенькой дочери нет поклонника.
«А может, он и есть, только мы об этом ничего не знаем, – рассуждала она про себя. – Нет, она бы обязательно поделилась, да и когда ей: вся в учебе».
B субботу Алина долго крутилась перед зеркалом: примеряла наряды (а их у нее было, как говорится, пруд пруди), накладывала макияж.
– Куда это ты, красавица, намылилась сегодня, уж не на свидание ли?
– Могу ответить на твое любопытство, папочка: попал как раз в точку! Встречаюсь с молодым человеком, и мы идем на концерт. Так что буду поздно.
– Ну, поздно так поздно! Дело молодое, можно и погулять. Только скажи хоть имя кавалера.
– Станислав, – ответила Алина.
– Ты позвони, как только закончится концерт, чтоб мы приблизительно знали, во сколько тебя ждать.
– Нет вопросов, папуля, конечно позвоню.
– О’кэй, счастливо погулять!

С этого дня Алину как будто подменили: лицо радостно светилось, она просто порхала от счастья. Девушка по-прежнему усердно занималась, но по выходным находила время на свидания. Прошел месяц, и Светлана решила расспросить дочь о ее молодом человеке. Как-то вечером она подошла к Aлине и сказала:
– Алиночка, отвлекись на пять минут от занятий, хочу с тобой поговорить.
– Хорошо, только, пожалуйста, минут через двадцать.
– Годится, жду тебя на кухне, будем чаевничать.
За чаем Светлана спросила дочь:
– Алиночка, я вижу, что ты вся сияешь от счастья, понимаю, что твой молодой человек тебе очень нравится, ну и, конечно же, мне хочется узнать о нем больше, нежели его имя. Кстати, имя у него славянское, красивое, – Станислав, что означает славнейший.
– Мамуля, ты права, нравится, и, кажется, я влюбилась.
– А он?
– Говорит, что любит и у него серьезные намерения. Мамочка, Слава очень хороший: умный, тактичный, обходительный, из интеллигентной семьи. А еще отличный хирург! Он работает в больнице и читает лекции в институте. Слава высокий, у него красивая спортивная фигура. В общем, потом сами убедитесь.
– А сколько ему лет?
– Тридцать один.
– Ну, по тому как ты о нем отзываешься, девонька, он у тебя самый что ни на есть лучший. Смотри не перехвали! Aлиночка, прости за нескромный вопрос, ты уже взрослая, но если я правильно оценила ситуацию, у вас не только платонические отношения.
– Да, мама.
Вечером Светлана поделилась новостью с мужем. Николай принял новость спокойно.
– Ну, что ж, женушка, я так полагаю, что быть свадьбе скоро! А это значит, что не за горами и бабушкой с дедушкой будем, – многозначительно улыбнувшись, промолвил супруг.
Ничего не сказав жене, Николай Сергеевич решил навести по своим каналам справки о молодом человеке дочери. Конечно, он верил дочери, но, по его соображениям и исходя из богатой адвокатской практики, посчитал, что лучше перебдеть, чем недобдеть. Новости оказались не из приятных: молодой человек женат и у него пятилетняя дочь. Николай Сергеевич размышлял: «Либо Aлина знала и боялась нам это поведать, либо она в неведении». Ни то, ни другое его не успокаивало.

Придя домой, он рассказал все жене. Светлана очень расстроилась: она понимала, что дочь полюбила и, если не знает правды о молодом человеке, а скорей всего так оно и было, то для нее такая новость будет как гром среди ясного неба. Алина говорила о его серьезных отношениях к ней, а значит, она не знала. Им было жалко дочь: первая любовь и такая жестокая неправда. Aлина была очень чувственной, доверчивой. Сергей и Светлана понимали, что новость будет ударом для дочери, но, тем не менее, решили с ней поговорить, пока отношения не зашли слишком далеко. За ужином отец спросил:
– Aлиночка, а ты нам все рассказала о своем молодом человеке или что-то недоговорила?
– Да нет, мне скрывать нечего, а что?
– Да в общем, ничего особенного не случилось, но я тут узнал неприятную для нас всех новость о твоем молодом человеке, только, пожалуйста, не нервничай, в жизни всякое бывает.
– Ну, не тяни, папа, говори.
– У твоего Славы есть семья: жена и ребенок.
– Что, ты это серьезно? Откуда вы знаете? – растерянно спросила Aлина. – Неужели это правда?
– Правда, доченька, правда, спроси его сама, думаю у него не хватит смелости соврать тебе, – сказала мать. – И ты не переживай, на твой век кавалеров хватит, не принимай близко к сердцу.
– Вот именно, – обняв расстроенную дочь, промолвил отец. – Какая же жизнь без огорчений и разочарований? Ведь как народная мудрость гласит: «Жизнь прожить – не поле перейти». Будет еще и на твоей улице праздник! Ну-ну, не раскисай.

Aлина не обиделась на отца за его разыскную работу, а была в душе очень благодарна его заботе о ней. Она понимала: он очень любит ее и хочет, чтобы она была счастлива.
Как ни успокаивали Алину родители, но она очень переживала. Когда встретила в институте Станислава, взяв себя в руки, подошла и тихо сказала:
– Я все знаю: про жену и ребенка. Больше нам не о чем говорить.
– Если можешь, прости, – не стал оправдываться он.
Его слова напомнили Aлинe строчки из песни на стихи Льва Ошанина:
Если любишь – найди,
Если хочешь – приди,
Этот день не пройдет без следа.
Если ж нету любви,
Ты меня не зови,
Все равно не найдешь никогда.
Aлина справилась с переживаниями, старалась не показывать, что у нее на сердце кошки скребут, ни в институте, ни дома, но только она знала, как тяжело ей это давалось. «Время лечит любые раны», – повторяла про себя. Учеба, сессия, подруги, иногда походы с друзьями в кино и театры – и Алина позабыла свои невзгоды. Молодая, эффектная и к тому же умная девушка пользовалась вниманием и успехом у противоположного пола и, разумеется, гордилась этим. Она снова радовалась жизни и была счастлива!
Как-то, будучи в очень хорошем настроении, она подошла к отцу и с улыбкой сказала:
– А все-таки, папа, у тебя замечательная профессия – адвокат: тот, кто заступается, оказывает помощь. Ты часто слышишь от людей «спасибо», вот и я тебе очень благодарна за то, что открыл мне, доверчивой дурочке, глаза. «Спасибо», – улыбаясь и целуя отца, сказала Aлина.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии