Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

Один богатый человек за сто фунтов купил картину у английского художника Уильяма Тёрнера. Позже он узнал, что эту картину художник рисовал всего два часа. Богач рассердился и подал на Тёрнера в суд за обман. Судья спросил художника:
– Скажите, сколько времени вы работали над этой картиной?
– Всю жизнь и ещё два часа, – ответил Тёрнер.
* * *
- Официант, всем шампанского за мой счёт!
- Марк Абрамович, но вы здесь один.


Читать еще :) ...

ГОМО САПИЕНС! КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Автор: 

ГЛАВА 11.
ВЕЛИКАЯ ЭПОХА ‘’ШАРИКОВЫХ’’

Что ж, жизнь и деяния русского гения ветеринарии и ‘’Мичурина от зоологии’’ профессора Ильи Ивановича Иванова достойно вписались в историю развития человечества. Вот только тайна ухода его из жизни всё-таки остаётся странной и во многом загадочной. Делаем скидку — времена были такие: сотни тысяч людей — врачи, писатели, учёные, инженеры странным образом, внезапно и бесследно исчезали в никуда в стране коммунистического завтра.
- Есть человек - есть проблема! Нет человека — нет и проблемы! - так, кажется, говаривал товарищ Сталин, с хитрой улыбкой смакуя ароматный табачок своей вересковой трубочки.


***
Ну, а как же сложилась судьба другого русского гения от медицины, французского подданного Сергея Александровича Воронова?
Конец его жизни был чем-то похож на снежную лавину, которая в одночасье смела всю его мировую славу, он был шумно свергнут со своего Олимпа - трона всесильного кудесника, дарующего людям молодость.
Те, кто недавно писал о нём хвалебные статьи — теперь топтали его ногами, смешивали с грязью и называли жуликом и шарлатаном от науки.
Что же случилось, почему Сергей Александрович был вынужден прекратить все свои смелые операции по омоложению организма мужчин и женщин?
Надо помнить, что это были 20-30-е годы прошлого века, когда генетика ещё не докопалась до глубинных тайн клетки и нашей наследственности. Воронов не дошёл тогда до понимания, что улучшая работу одного органа, усиливая, например, половые функции человека, - он, отнюдь, не улучшает работу других — сердца, лёгких, почек. Они продолжают стареть естественным путём.
Почувствовав прилив потенции, человек порой использовал это на всю катушку, чтобы не упустить момент. Так и произошло с одним очень богатым и очень известным пациентом Воронова. Всего через два года после пересадки ему обезьяньих яичек, он оказался в челноке Харона, т.е. - отбыл на тот свет. Воронов знал — умер этот аристократ Е.Л. от своей половой и алкогольной невоздержанности, от белой горячи. А ведь предупреждал его — во всём нужна мера! Но поди переубеди родственников почившего и проплаченных нужными людьми журналистов?!
Вскоре скончался от порока сердца ещё один клиент знаменитого врача.
И закрутилось - недруги и завистники Воронова, адвокаты, почуявшие хорошую денежную наживу, все они буквально вцепились в него мёртвой хваткой стервятников, вчиняли непомерные иски о потере здоровья.
Воронов болезненно переживал своё падение, несколько лет находился в тяжелейшей депрессии. Но всё-таки вышел из неё, в третий раз женился на румынской красавице Герти, австрийской подданной, которая была моложе его на 49 лет.
Воронов был, конечно же, большим почитателем женского пола. Но не менял жён по прихоти своей страсти. Первая его супруга — Маргарет Барб — была известной поэтессой, поклонницей ордена Розенкрейцеров — людей, свободных от фальшивых идей и предрассудков. Казалось бы прочный брак всё-таки распался.
Эвелин Боствик - вторая жена Воронова - была дочерью американского нефтяного миллионера. Она страстно влюбилась в доктора, стала его преданной помощницей. Чтобы выйти за него замуж, пошла на тяжёлый развод с мужем — графом, но скончалась через три года после этого от рака.
С Герти Воронов прожил 15 лет. Умер он в Швейцарской Лозанне в 1951, в возрасте 85 лет.
Кончина его, как и у И.И. Иванова, тоже связана с тайной.
Последние годы жизни Воронова очень беспокоили боли в груди, постоянные головные спазмы. Оторвавшийся тромб закупорил поступление в мозг крови, после чего последовала смерть. Но многие газеты злорадно сообщили, что умер доктор от другого — от сифилиса, который он, якобы, подхватил от своих обезьян.
Считается, что прах Сергея Александровича был переправлен в Ниццу и там захоронен на Русском кладбище. Однако, могилы его там нет. Нет фамилии Воронова и в архивных книгах всех Швейцарских кладбищ.
Место последнего пристанища великого хирурга до сих пор так и не найдено...
А что же его дела, его научное и практическое наследие?
Оно не забыто, не кануло в лету. Создатель таких направлений в медицине, как клеточная терапия и гормональная теория старения, был не одинок в желании использовать половые гормоны для омоложения.
К этой проблеме, но с другой стороны, подходили химики и фармацевты.
Ещё в 1923 году немецкий химик Адольф Бутенанд, переработав 25 тысяч литров собранной мочи, получил 15 миллиграммов гормона ‘’молодости’’ – тестостерона. Всего 15 миллиграммов из 25 тонн! Титанический труд!
Бутенанд справедливо посчитал, что такой метод слишком дорогой и трудоёмкий, и через 12 лет непосильного напряжения сил и знаний всех специалистов огромной фармацевтической компании ‘’Шеринг’’ в Берлине, учёный вывел структуру нужного гормона и получил тестостерон из обычного жира — холестерина, как это делает сам организм человека.

В последние годы, когда врачи и учёные разработали новые методики омоложения и борьбы со старостью с помощью косметической хирургии, гормонов и стволовых клеток, имя Сергея Александровича Воронова, как автора первых успешных операций в этой области, стало возвращаться в большую науку.
В 2008 году и в России издана, наконец, лучшая, по мнению врачей, книга С.А. Воронова ‘’От кретина к гению’’ о наследственности человека и секретах щитовидной железы.
А в списке самых знаменитых жителей Лозанны имя Воронова всегда стояло и стоит рядом с именами мировых знаменитостей - писателя Жоржа Сименона, хореографа Мориса Бежара, ювелира Карла Фаберже…

***
Во всех этих историях, изложенных мною выше, нет ещё одного человека, без которого наше повествование, полагаю, не может обойтись.
Известные писатели разных стран создали немало фантастических романов, повестей и рассказов, основанных на уникальных, фантастических работах Воронова и Иванова.
Но среди них есть один, который, используя эти достижения пионеров науки, сатирически препарируя действительность, вскрыл глубинные корни явления, страшного по силе разрушения всех норм морали и нравственности.
Это явление, свойственное только советскому строю, - рождение «эпохи Шариковых».
Итак, продолжим наше повествование.

***
Врач и писатель Михаил Афанасьевич Булгаков во всех своих ранних и поздних произведениях однозначно не признаёт благотворными плоды Октябрьской революции 1917 года, и считает приход к власти большевиков катастрофой.
Будучи врачом Белой армии, в 1919 году он публикует статью «Грядущие перспективы», из которой чётко явствовало, что перспективы у новой России - самые что ни на есть неважные.
Он не покинул Россию, но и не стал пролетарским писателем, не стал конформистом и не продал свой талант за привилегии и льготы. Он был вне этого — вне катастрофы и писал о том, что действительно видел и чувствовал вокруг.
Что ж, власть это запомнит и не простит. Всё будет у Михаила Булгакова в полной мере: небольшой период славы, а за ним - безденежье, безработица, долгое литературное забвение.
Весной 1925 года по заказу журнала ‘’Недра’’, где ранее были опубликованы его произведения ‘’Дьяволиада’’ и ‘’Роковые яйца’’, писатель заканчивает новую повесть ‘’Собачье сердце’’. С большим успехом он прочитал её на литературном собрании московских писателей ‘’Никитские субботники’’.
На этих чтениях был писатель - тайный агент ГПУ, который доносил своему начальству:
‘’ Такая вещь, прочитанная Булгаковым, намного, в сто, в тысячу раз опаснее безвредных стишков на собраниях Всероссийского Союза Поэтов. Вся вещь написана во враждебных, дышащих бесконечным презрением к Совстрою тонах и отрицает все его достижения. Это острый памфлет на современность. Есть верный, строгий страж у Советской власти - Главлит. И если моё мнение не разойдётся с его — то эта книга света не увидит.’’
Так и произошло — не увидела. Доносу был дан немедленный ход. На квартиру Булгакова нагрянули с обыском, изъяли не только все машинописные копии ‘’Собачьего сердца’’, но и личные дневники писателя…
Надо отдать должное ‘’Буревестнику революции’’ – М. Горькому, - он сделал всё, чтобы чекисты вернули автору рукопись повести. Эта ‘’литературная бомба’’ для советской власти была такой сокрушительной силы, что опубликовать её решились только при Генсеке Горбачёве, в 1987 году, через 47 после ухода из жизни самого писателя. Через 47 лет!
Буквально через год после первой публикацией книги в журнале ‘’Знамя’’, на экраны страны вышел и фильм ленинградского режиссёра В. Бортко с одноимённым названием ‘’Собачье сердце’’. Улицы городов, посёлков и деревень были пусты, когда его показывали по Первому каналу телевидения.
Да, это было время эйфории от начавшейся, наконец, Перестройки, время надежд на отмену гегемонии партийного монстра - КПСС со всеми его базисами и надстройками. Народ, конечно, был поражён пронзительной, жуткой правдой о том обществе, которое построил и в котором жил.
Один из главных героев повести и, естественно, фильма профессор Преображенский — выдающийся хирург, живя в 20-е годы в советской Москве, строит свою жизнь, исходя из постулата, что ‘’разруха не в клозетах, а в головах’’. Он размышляет о происходящем в стране на простых, житейских примерах: - Ведь стоял же Калабуховский дом до революции, и никто не воровал калош. И лежали ковры в парадном, и лестница была чистой, в цветах. Но пришли другие люди, и в один прекрасный день 1917 года пропали все калоши, пальто, самовар у швейцара. Вот тут-то и началась разруха… -
Правда и при советской власти профессору неплохо живётся. Большие деньги он делает на человеческих пороках, омолаживая ‘’кобелирующих’’ граждан и гражданок.
- Я вставлю Вам яичники обезьяны, - говорит он 55-летней даме, у которой бурный, поздний роман с неким богатым господином.
Веры в Бога у Филиппа Филипповича Преображенского нет и в помине, есть лишь непоколебимая вера в человеческий разум. И он задумывает небывалый эксперимент — пересаживает человеческий гипофиз и семенные железы от погибшего в пьяной драке дебошира и хулигана Клима Чугункина приблудной собаке по кличке Шарик.
(Не правда ли — как всё это знакомо, опыты Сергея Александровича Воронова и Ильи Ивановича Иванова в одной повести, на сегодняшнем слэнге - ‘’в одном флаконе’’.)

***
Результаты операции Преображенского превзошли все ожидания. У Шарика вытянулись конечности, выпала шерсть, сформировалась речь. По Москве поползли слухи о чудесах, происходящих в квартире профессора. Но самому Филиппу Филипповичу вскоре пришлось пожалеть о содеянном.
Несчастный пёс Шарик становится гражданином Шариковым, к которому от Клима Чугункина перешли все пороки и пагубные привычки. Однако, это совсем не мешает ему адаптироваться в новом советском обществе и даже стать большой фигурой - начальником подотдела очистки Москвы от бродячих животных.
Булгаков погружает нас в страшную пучину деградации и опустошения, где всё строится по пролетарскому закону: - Кто был ничем — тот станет всем! -
Эти ‘’никто’’ живут в Калабухинском доме и именно благодаря им наступает ‘’разруха’’. Они не занимаются делом, а только поют в хоре домового комитета. В этом мире перестают действовать нормы и законы поведения. Подстрекаемый председателем домкома Швондером, что Шариков истинный пролетарий, и ему всё позволено — новоиспечённый ‘’гомо cоветикус’’ пишет донос на своего создателя, требует от него выделить жилплощадь, угрожает пистолетом и превращает жизнь профессора Преображенского и обитателей его квартиры в кошмар.
Шарикову невдомёк, что всё в квартире Преображенского нажито знаниями и трудом профессора.
Благородная идея ‘’равенства и братства’’ превратилась у большевиков в примитивную уравниловку и откровенный грабёж, и убеждение Шарикова в своём классовом превосходстве вызывает взрыв негодования Филиппа Филипповича и его помощника доктора Борменталя:
- Вы стоите на самой низшей ступени развития, и вы в присутствии двух людей с университетским образованием позволяете себе подавать какие-то советы космического масштаба и космической же глупости о том, как всё поделить?!..-
Профессору ничего не остаётся, как признать свой эксперимент по созданию ‘’нового’’ человека неудавшимся и вернуть Шарикова в первоначальное состояние…

***
Кто же он на самом деле, этот искусный хирург-преобразователь Филипп Филиппович Преображенский? Кто из конкретных людей стал прототипом этого образа?
Исследователи литературного наследия Булгакова не пришли к единому мнению. Одни говорят, что это некий слепок с дяди писателя — Николая Покровского, который сам был прекрасным хирургом и работал в Московской клинике известного профессора В.Ф. Снегирёва. А, быть может, это и сам Снегирёв — именно у него, как и у Филиппа Филиповича Преображенского, была манера напевать любимые парафразы во время раздумий и операций.
Я же ближе к тем немногим исследователям, которые полагают, что Булгаков был на стороне мощного противостояния советской власти Нобелевского лауреата, физиолога Ивана Петровича Павлова, и именно его независимость и знания воплощены в образе Филиппа Филипповича.
Павлов всегда смело высказывался о кровавых делах большевиков, писал критические письма советским руководителям, безжалостно громил партийных чиновников, ничего не понимавших в науке.
Когда в высшей школе началась грязная компания по изгнанию их стен вузов детей священнослужителей, Павлов заявил, что если они не имеют права учиться, то и он — сын попа, не может там преподавать. И в знак протеста уволился.
Иван Петрович объяснял свои действия так:
- Революция меня застала почти в 70 лет. А в меня засело как-то твёрдое убеждение, что срок деятельной человеческой жизни именно 70 лет. И поэтому я открыто и смело критиковал революцию. Я говорил себе: ‘’Чёрт с ними! Пусть расстреляют. Всё равно жизнь кончена, но я сделаю то, что требует от меня моё достоинство.’’
Чекисты не раз устраивали повальные обыски в квартире академика, конфисковали все семейные золотые вещи, включая медали и награды за научные достижения. Арестовывали — бывало и такое, но расстрелять не посмели — Павлов был почётным членом многих Академий мира.

Зная о тяжёлом материальном положении учёного, невозможности плодотворной работы, Международный Красный Крест обратился лично к Ленину с просьбой — разрешить Павлову выехать в Швецию, где он сможет в спокойной обстановке продолжать свои великие исследования.
Кремль отказал. Но Павлову всё-таки были возвращены все конфискованные награды и назначен усиленный паёк. Совнаркому также было поручено создать учёному необходимые условия для исследовательской деятельности. Это спасло академика и от голода, и от расправы. Он, волею судьбы, стал своего рода неприкосновенным, что дало ему возможность защищать от произвола науку, жизнь и свободу своих сотрудников и коллег по Академии Наук.
Много схожего у Ивана Петровича Павлова и профессора Преображенского: и внешность, и опыты на собаках, и отношение к революции и власти.
Тем не менее, это всё-таки собирательный образ учёного старой школы, который при любых обстоятельствах поступает так, как от него требует его достоинство.
И главное - не видел ли Булгаков за полным провалом напряжения всех знаний и умения Преображенского закономерной гибели всего, что большевики пытались создать в новом ‘’бесклассовом’’ обществе?!
История подтвердила — видел! С грохотом развалился построенный на крови и рабской покорности холопов политический и военный монстр — СССР, все братья и сёстры — союзные республики - разбежались от Москвы, как от чумы, по своим национальным квартиркам.
Да вот беда, ветер свободы быcтро утих, а ‘’шариковы’’ и им подобные никуда не исчезли.

Страшной силы правдивую повесть написал Михаил Афанасьевич Булгаков в далёком 1925 году, подводя некие итоги семилетнего правления большевиков…
Страшна эта повесть и для нынешней власти. Если уже по жалобам церковных мракобесов изымаются из библиотек ‘’крамольные’’ стихи для детей Пушкина — значит, скоро доберутся и до Булгакова. Непременно доберутся — ‘’шариковы’’ в России бессмертны. Это, к величайшей беде, была и есть, сверху и донизу, рабски покорная исполнительная опора власти...

А пока не горят ещё в библиотеках и на церковных дворах книги Булгакова - давайте понаслаждаемся частичкой крылатых фраз и афоризмов героев ‘’Cобачьего сердца’’:
- Господа все в Париже! (Шариков)
- Мы в университетах не обучались! (Шариков)
- Не читайте до обеда советских газет! (профессор Преображенский)
- Вначале каждый вечер пение, затем в сортирах замёрзнут трубы, потом лопнет паровое отопление и так далее! (Профессор Преображенский)
- Неприличными словами не выражаться! (доктор Борменталь)
- Чисто, как в трамвае! (Шариков)
- Успевает всюду тот, кто никуда не торопится. (профессор Преображенский)
- Взять всё, да и поделить! Мы в квартирах по 15 комнат с ванными не жили. Только пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет право! (Шариков)
- Что, Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры? Где-нибудь у Карла Маркса сказано, что второй подъезд дома на Пречистенке нужно забить досками, а ходить кругом через чёрный ход?! (профессор Преображенский)
- Дворники из всех пролетариев — самая гнусная мразь! (Шариков)
- Те мои пациенты, которых я заставлял читать ‘’Правду’’, обязательно теряли в весе, у них наблюдались пониженные коленные рефлексы, был скверный аппетит и угнетённое состояние. (профессор Преображенский)
- Это уже, извиняюсь Филипп Филиппович! Сами знаете, человеку без документов строго воспрещается существовать. Где это видано, чтобы человек проживал непрописанным в Москве. ( Шариков)
- Я за раздел труда! В Большом пусть поют, я буду оперировать. И очень хорошо! И никаких разрух. ( профессор Преображенский)

***
Мой вам совет, друзья - читайте Булгакова! Как можно чаще. Очень промывает мозговое вещество от всякого рода шлаков. Очень!


Продолжение следует.


Уважаемые читатели!
Многие из вас спрашивают: будет ли материал «Гомо сапиенс! Кто следующий?» опубликован автором в виде отдельной книги.
Сообщаем: не только будет, но эта хорошо иллюстрированная книга уже вышла в свет в издательстве «Просветитель».
Желающие приобрести это издание
могут направить чек на 15 долларов
(в эту сумму входят почтовые расходы) по адресу:
Igor Voytenko, PO BOX 340201, Tampa Fl 33694
За эту же сумму Вы можете заказать и другую книгу автора –
«Новая Земля. Объект 700. ЮЯ.»
Это историческое эссе о том, как советская власть навечно выселила с островов Новой Земли ее коренной ненецкий народ и построила на Архипелаге самый большой в мире ядерный полигон размером в 15 000 раз больше известного американского полигона Бикини.
При заказе книг не забудьте сообщить свой адрес, телефон и Email.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии