КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


КОНТРАКТ

Автор: 

Маленький эстрадный  оркестр давал завершающий турне концерт по сибирским городкам и посёлкам.

Как только затихли последние звуки песни «Ямщик, не гони лошадей» в исполнении солиста труппы Миши, слушатели Актового Зала Районного Центра тепло зааплодировали музыкантам и исполнителям. Миша в спешке запихнул свою гитару в футляр и поспешил к автобусу, везущему их в гостиницу.

- Ну, куда ты торопишсья, - съязвил друг Макс, сосед по комнате в гостинице, - ведь тебя автобус раньше к Вале не повезёт.

- Ой, не терпится, ужас как я соскучился по ней, - нетерпеливо ответил Миша.

- Так быстро? Ты же был с ней с самого утра почти до начала концерта, - заметил Макс и добавил прононсом для усиления эффекта, - и так каждый день.

- Вот не поверишь, я её так хочу, что у меня кожа болит. У меня зуд от желания.

- Почему не пойму? У тебя всегда одно место болит, с причиной или без, - со смехом сказал Макс.

- Послушай, Макс, клянусь тебе, эта баба, ну, какая она баба, эта девчонка - совсем другое дело, - задумчиво заговорил Миша, - вот я посмотрю на неё, и всё моё нутро, вся моя сущность клокочет, гудит, я получаю огромный заряд бодрости и желания.

- Я что-то не понимаю, разве не происходит то же самое с тобой каждый раз, когда ты обнаруживаешь новую юбку? - иронически ответил Макс. - Это же нормальное состояние, такое бывает со многими.

- Поверь мне, - опять искренне ответил Миша, - с ней всё это в десять, нет, во сто раз сильнее.

- И что же ты собираешься делать с этой девушкой – рецептом для беды?

- У меня есть идея взять её с собой, - сказал Миша.

- Ну, не перегибай палку, позабавился и хватит. Встретишь другую девушку, позабудешь о ней. Не первый же раз, Миша. Да и к тому посмотри, сколько тебе лет, и сколько ей? Старик, тебе за сорок, а она вчера сдала экзамен на аттестат зрелости.

- Ты просто не понимаешь, дело не в возрасте, - снисходительно ответил Миша.

- Неужели ты влюбился на этот раз? – спросил иронически Макс и добавил, - ну, это значит, что её хватит больше, чем на неделю.

Со словами «Гораздо дольше», Миша вслед за Максом вышел из автобуса, и оба поспешили в гостиницу.

Войдя в номер, Миша тут же кинулся на Валю, которая клубком лежала на его кровати и стал гладить её. В ответ сонная Валя потянулась, замурлыкала и, сообразив, что она в объятиях Мишы, ойкнула от радости и кинулась обнимать и лихорадочно целовать его.

Вошедший Макс только улыбнулся, и с юмором сказал:

- Ну, я уйду, побуду с ребятами, а то вы со своим «банг-банг»-ом всю ночь не дадите мне спать.

- Не дадим, не дадим, - возбуждённо хохоча, дуэтом ответили Миша и Валя.

Как только Макс закрыл дверь за собой, они начали свой «банг-банг», и продолжали до утра. Их прервал Макс, чтобы предупредить Мишу об облаве милиции на шлюх. Он дал ключи одноместного номера Вале и отвёл её туда, предупредив, что она певица гастролирующей труппы, если что.

Через полчаса всё стихло, милиция покинула гостиницу, а Валя вернулась к Мише, который долго не мог прийти в себя.

- Ты испугался за меня? – спросила Валя.

- Ты знаешь, десять лет тому назад меня посадили в тюрьму за совращение несовершеннолетних девушек, - подавленно сказал Миша.

- А как ты совращал их, так же как меня? – со смешком спросила Валя.

- Да не было никакого совращения, - пренебрежительно сказал Миша, - просто я был хорошей мишенью и козлом отпущения. Поэтому было бы очень плохо, если бы меня поймали с тобой. Тебя бы отпустили, а мне была бы хана. Твоя нога оказалась хорошей и ты, отогнав зло, сумела защитить нас обоих.

- Да, Макс хороший друг. Много их у тебя?

- Много, много.

- А подруг, подруг, сколько их у тебя? – спросила Валя, постепенно стараясь, как бы незаметно, полезть под него.

- Одна подруга у меня, одна. А кто, догадайся сама.

С этими словами Миша обнял её, и они ещё раз «бангнули».

Утром Миша проснулся от чего-то мокрого на подушке. Он отодвинулся, но услышав всхлипывание Вали, открыл глаза и сонно посмотрел на неё.

- Что с тобой, тебе больно?

- Ага, - плача, сказала Валя.

- А что болит?, - встревоженно спросил Миша.

- Вот что болит, - рыдая, она положила руку на сердце.

- То есть, как это болит? – привстав и кладя руку на её сердце, Миша посмотрел на неё.

- Ну, неужели ты не понимаешь?- всхлипнула Валя, сердито оттолкнув его руку со своей груди. - Вот твои концерты завершились, сегодня-завтра ты уедешь домой, и исчезнешь из моей жизни. А я этого не перенесу, я люблю тебя. Почему, ты думаешь, после нашей случайной, но приятной встречи на вечере с вашими любительницами музыки, я вот уже больше месяца путешествую с вашей труппой. Я не выдержу расставания.

- И не надо, - очень спокойно сказал Миша, - ты тоже мне очень нравишься, поэтому я решил взять тебя со мной в Москву. Если будет новое концертное турне, ты поедешь с нами.

Валя даже привстала в кровати и с тут же появившейся улыбкой с детской наивностью дополнила мысли Миши:

- А если нет, я могу подать в какой-нибудь московский ВУЗ и попробовать поступить туда, как раз после окончания школы будет хорошо. Правда хорошо, как ты думаешь? – возбуждённая своей идеей, с восхищением спросила Валя.

- Посмотрим, посмотрим, потратим мои заработанные деньги, а потом посмотрим, - без энтузиазма сказал Миша.

Новых гастролей не оказалось, в ВУЗ подавать было поздно, и Миша с Валей устроились в подмосковной даче одного из его друзей.

Скоро деньги кончились, и настало время ехать обратно домой. Он выслал домой телеграмму с просьбой послать ему деньги на авиационный билет. Несмотря на протест младшего сына Давида и его жены Марины, родители послали ему требуемую сумму.

- Перестаньте баловать его. Не надо посылать этому кретину деньги на билет! Это не первый раз, - заметил родителям Давид вечером во время ужина.

Да, это был не первый раз, когда Миша, старший сын, возвращался домой из своего Бог знает какого-то турне, из  какой-то части огромной страны. Поэтому в доме не было особого ажиотажа по поводу его возвращения домой с пустыми руками и карманами.

Но весь дом замер от шока, когда он вошёл в дом, держа за руку  молодую девушку.

- Ты что, перешёл на детсадовский возраст? – саркастически спросил Давид.

- Да ты что, она закончила среднюю школу в этом году, - возразил Миша.

- Она  что, певица, музыкантша, акробат, или …

Миша не ответил.

- Ну, ясно, она из категории  «или», - добавила Марина.

- А где ты встретился с нею? – продолжал допрашивать Давид.

- Она очень хорошая, скромная девушка, - ответил Миша. – Нам очень хорошо вместе.

Младший брат иронически улыбнулся:

- Миша, тебе сорок с гаком, у тебя мозги ещё остались или нет?

- Зависть тебя гложет, - спокойно, с победоносной улыбкой, озаряющее его лицо, ответил Миша. – Ты же знаком с моим принципом иметь дело только с молодыми девушками.

- Знаю, принцип общения с дурочками, мозги которых ещё находятся в утробном состоянии. А как собираешься жить дальше? - спросил Давид.

- Не беспокойся, не за твой счёт. Найду работу, я человек умелый, за мной не постоит. За нас не беспокойся, твоими иждивенцами не станем, - ответил Миша.

- Рад, что гордость говорит в тебе, но это же не первый раз, когда ты взваливаешься на плечи бедных стариков.

В поисках  работы Миша уходил из дому рано утром и возвращался поздно вечером. А когда Валя выразила недовольство по поводу своего одиночества, он забрал её с собой. Но мотание по городу весь день оказалось занятием утомительным для молодой девушки не потому, что достопримечательности города были невзрачными и скучными.  На самом деле Миша ходил к разным людям и обсуждал возможности и перспективы для работы. В результате Миша не только не обращал на неё внимания, но она, бывая у чужих людей, была лишена своих обычных удобств, что утомляло её больше, чем ходьба по городу на высоких шпильках.

Она отказалась пойти  с ним в очередной раз.

- Как ты выдерживаешь такой темп? Я гораздо моложе тебя и то не могу угнаться за тобою, - удивляясь, отпустила она его.

Потребовалось несколько дней, чтобы она пришла в себя.

- А когда мы поищем что-нибудь для меня?

Миша проигнорировал её вопрос. Но когда он продолжал игнорировать этот же её вопрос в течении нескольких дней подряд, она оделась однажды утром и после его ухода пошла искать работу, что привело Мишу в ярость.

- Какую работу ты искала? Работа на дорогах не валяется! Такая молодая и красивая, ищущая любую работу на улице, у мужчин вызывает определённые мысли.

- Ты что, если я пошла с тобой, то ты считаешь, что я пойду с любым? Ты что, принимаешь меня за шлюху?

- Не смей спорить со мной на эту тему, - крикнул Миша. – Когда время наступит, я найду тебе работу. Поняла? Так что сиди дома и никуда не рвись.

Успокоившись, он мягко обратился к ней:

- Ты потерпи ещё немножко, и всё будет хорошо. Вот увидишь, я устроюсь на работу, и всё будет по-другому. У нас всё будет хорошо, и весь этот кошмар окажется миражом.

И чмокнув её в сжатые от злости губы, сказал:

- Ну, улыбнись, пожелай мне удачи и успокойся, пожалуйста.

Через несколько дней Валя спросила:

- Сколько ты меня будешь держать наседкой?

- Сколько потребуется, - был его ответ.

- И сколько я могу терпеть такое отношение?

- Да, согласен с тобой, это мучение, но эти жертвы приносятся алтарю будущего нашего блага и счастья. Терпи, казак, атаманом будешь.

- Кстати, если до сих пор ты не заметил, то я не казачка, так что ты меня ерундой не корми.

- Это была шутка, - попытался смягчить её Миша.

- А я безо всяких шуток тебе говорю, что долго не вытерплю. Так что, торопись, найди работу и начинай развлекать меня, как ты обещал мне, иначе я тебя съем, - зло ответила она.

- Не шути с такими делами. Я обещал и сдержу своё слово, нам будет очень хорошо, - успокоил её Миша, - потерпи моя красавица, поддержи меня. Подбодри меня, как ты делала в начале нашего знакомства.

И опять, нежно поцеловав её, собрался уйти, но остановился у калитки и предложил ей:

- Знаешь, мне предстоит встреча только с одним человеком, поехали, проведёшь день со мной, может быть, пойдём в кино, или ещё что, там сообразим.

- Вот это да, это мой Миша, - крикнула она радостно и пошла переодеваться.

Из разговоров  при встрече Миши с человеком она поняла только слова «бар», «варьете» и «кабаре», о чём спросила Мишу, который ответил ей коротко:

- Намечается работа, я же говорю тебе, что я ищу работу.

- А, - коротко ответила она в недоумении, - и ... как скоро?

- Да не души же, - сердито сказал Миша и промолчал.

- Да, сам не знаешь. Ясно, - добавила она.

Ночью, после бурной близости, она подумала вслух:

- Почему нельзя так каждый день?

- Не надо жаловаться, ты же каждую ночь требуешь и получаешь свою долю. Бурнее, как сегодня, не выдержишь, - коротко ответил Миша.

Валя посмеялась над ним:

- И ты смеешь сравнить мою энергию с твоей? Да ты же знаешь, я могу съесть тебя, проглотить и даже кости не выплюнуть. Ты не убедился до сих пор в этом? Не этим я привлекла тебя?

Но она, на самом деле, не выдержав напряжения будней, превратилась в комок нервов с ежедневными скандалами в доме.

Вскоре стали слышны разговоры на повышенных тонах и плач не только утром, во время завтрака, и вечером, за обедом, но и ночью, из их спальни.

Её плач и слёзы протеста Миша останавливал одним выражением:

- Подожди ещё немножко, вот-вот я найду работу, и тогда всё изменится.

Всё изменилось в миг, когда мать сказала Мише, что Валя искала уксусную эссенцию.

- А зачем ей уксусная кислота? – удивился Миша и, сообразив, замер и побледнел от испуга.

Мать посоветовала отправить её домой. Зная своего сына хорошо, она обещала помочь ему с билетом.

Миша нашёл совет матери действенным и уговаривал Валю в течении следующих двух дней, что будет гораздо лучше для них обоих, если она поедет обратно домой и будет ждать там его телеграммы с сообщением прилететь обратно к нему.

- Ну, а как ты думаешь, я могу так долго ждать? – спросила слабым голосом она.

Услышав её вопрос, Миша внутренне обрадовался, поняв, что он скоро избавится от неё.

- Ну, я же всё время говорю об этом, о работе, как только найду работу.

- Ты правду говоришь, не обманешь меня? – спросила она, вытирая свои слезы.

- Ты что меня терзаешь, я же тебя люблю. Если бы ты только знала, как трудно мне расстаться с тобой, – сказал он серьёзно и добавил обиженно: – Ты за кого меня принимаешь?

Обещание сохранить их любовь и позвать её обратно были ключевыми для неё, и на третий день он посадил её в самолёт.

С аэропорта он поехал на встречу с другом музыкантом.

- А где твоя красавица? - спросил друг.

- Избавился, отправил домой, - спокойно ответил Миша.

- Правильно сделал, зачем тебе она была нужна, ты же себя знаешь, она была бы для тебя помехой и обузой потом. Ты же знаешь себя, она не первая женщина, которая через месяц- другой надоедает тебе, - заключил друг.

- Что могу сказать, я влюбчивый, и двигаюсь только вперёд для новых ощущений. Никогда не стою на одном месте, н назад не смотрю, - объяснил Миша.

- Но ты чуть на себя хомут не надел. Дружище, будь осторожнее.

- Ну, ты же меня знаешь, для меня хомут - не помеха.

Они договорились встретиться ещё с двумя музыкантами и начать разрабатывать репертуар и расписание репетиций.

Вечером семья собралась за столом, и в воздухе витало очевидное облегчение. Они смеялись и шутили. Отметили её невиновность в данных обстоятельствах, и отметили безответственность Миши. На вопрос младшего брата, где он её нашёл, Миша чистосердечно ответил:

- Ну, как вам объяснить, среди девушек и женщин, окружающих и сопровождающих нас во время наших гастролей, она была самой красивой и скромной. Она ездила всюду, куда мы ездили, фактически только с целью ... побывать со мной. Я не смог просто так расстаться с ней.

- Конечно, твоё благородное поведение достойно похвалы, но ты подумал, чего ей будет стоить твоё благородство?

Миша молчал.

- Да, она красивая, ничего не скажешь, но красивую шлюху за её скромность не приводят домой в качестве жены. Надеюсь, что в следующий раз поступишь поумнее, - заметил Давид.

- Обязательно, я спрошу твоего совета, не все имеют такую, холодную, расчётливую голову, - саркастически ответил Миша.

-  Было бы неплохо, а то твои эксперименты нам очень дорого обходятся.

- Ты не раскошелился, - ответил Миша.

- Это просто  вопрос времени, - ехидно отметил младший.

Однажды Миша принёс хорошую новость. Все обрадовались тому, что он открывает мастерскую по ремонту обуви.

- Когда? – спросила мать.

- Когда я дам в лапу, - ответил Миша.

Думали, что у него есть деньги на взятку, но миф скоро был рассеян, когда через два дня он подошёл к Давиду просить деньги.

- Да ты не бойся, я их тебе верну. Через неделю мы сыграем на богатой свадьбе.

И через две недели Миша вернул часть денег.

Жизнь вернулась в своё русло, и обыденность опять стала нормой их жизни.

Миша стал поздно приходить домой, а иногда и вовсе не ночевал дома. Мать попросила Давида зайти к нему в будку и поговорить с Мишей.

- Мама, он же не ребёнок, - отпарировал Давид просьбу матери

Но тем не менее он как-то зашёл к нему. И совсем не удивился, увидев нескольких молодых парней и девиц, безалаберно сидящих у него в тесноте и ведущих пустой разговор. Не придал особого значения их присутствию и в следующий раз, но когда один из парней предложил Давиду тоже придти на вечер-встречу с девушками из турбазы, Давид заметил, как Миша резко посмотрел на парня, который похлопав ресницами, сказал:

- Ну, ты же тратишь, Миша, пусть твой брат тоже поест, попьёт с нами, да и повеселится с девицами.

- Он женат, - резко сказал Миша и попросил своих друзей уйти.

Оставшись наедине, Давид спросил:

- Послушай, Миша, что же происходит? Неужели ты содержишь этих лоботрясов, чтобы они тебе подставляли девиц?

Миша промолчал и сосредоточился на работе, а когда он поставил пару туфель с новыми каблуками на полку, посмотрел на брата:

- Знаешь, ты не очень далёк от истины, я с Максом репетирую у них на турбазе и иногда выступаем там с номерами во время концерта. И да, бывают девицы в их группе, которые без всяких осложнений лезут ко мне. Я тебе скажу честно, я не против воспользоваться этим преимуществом. Но самое интересное в моей работе в этой будке по ремонту обуви – это поведение людей, ну, скорее женщин, заходящих сюда по делу и … ведущих беседу, чтобы время скоротать.

- И что странного в том, что женщина мило беседует с тобой,  пока ты чинишь её шпильки?

Миша улыбнулся.

- Знаешь, ты мой брат, и я люблю тебя не только поэтому, но и за то, что хоть ты и дипломированный умный, но страшно наивный. У тебя не хватает жизненной грязи. Дорогой ты мой, в жизни не всё так чисто, как ты хотел бы представить.

- Мишенька, я тоже тебя люблю, но болезненной любовью за ошибки, которые тебя находят, и из-за чего мы все страдаем. Но почему мы вдруг начали объясняться в любви?

- Понимаешь, многие женщины и девушки, студентки из окрестностных Вузов, приходят и сидят передо мной и, расставив широко ноги, выставляют мне на показ свои … нижние прелести. Так что, ты мне не говори, что они забыли одеть трусы. Такие женщины не просят особого приглашения, понимаешь, они сами себя предлагают.  Просто тяни руку и собирай урожай. Так что, дорогой ты мой, ты меня больным не называй, ты просто не знаешь, сколько людей вокруг молчаливо страдают разными болезнями. Конечно, об этом вам лекции не читали, так что, оставь  свою гордость и учись этому у меня.

Ночью Давид сказал жене, что было в будке Миши, и закончил свой рассказ словами:

- Ни грамма ума не прибавил, чуть не погубил Валю. Не знаю, чем он думает.

- Ты прекрасно знаешь, чем, или ты хочешь, чтобы я подсказала тебе?

Но Давид не посмел говорить матери правду.

Однажды, зимним вечером, они хлебали горячий суп и с каждым фырканьем шутили о «красоте» зимы и её «прелестях».

- Зима оказалась неожиданно суровой в этом году, смотри и угля нам не хватит, - заметила мать семьи, пожилая женщина около семидесяти лет.- Как ты думаешь, мы потянем до весны? – обратилась она к своему мужу, главе семьи.

Отец ел молча, и ответил, когда заметил, что все пристально смотрят на него.

- Не то что до весны, с такими холодами до конца января не дотянем, - тихо сказал он.

- А почему ты у нас сегодня такой тихий? – спросила мать.

Отец опять медлил ответить.

- Как ты себя чувствуешь, папа? – спросил Миша.

- Да всё хорошо, только дважды подскользнулся  и упал сегодня по дороге домой, - посмеиваясь, сказал отец.

- Да, зимой везде скользко. Будь осторожен, папа, - успокоил Миша.

- Старик, ты нам  всем нужен, - заметила мать. – Кто нам покупки будет делать и кто нам принесёт уголь? Да, кстати, сколько нам надо? – вдруг поинтересовалась мать.

Семейный совет решил, что нужно купить две тонны угля, чем займётся отец.

- А тебе не трудно будет, папа? - спросил младший сын, Давид.

- А с чего мне будет трудно?

- Ну, как, всё таки ты работаешь, да и дополнительная нагрузка наваливается на тебя. Это большая работа, - объяснил Миша.

- Я ещё крепкий, - сказал отец и, ехидно улыбаясь, добавил, - Я не понимаю людей, которые говорят, что устают от работы. Как можно уставать от работы?

- А ты не устаёшь, папа? Вон сколько спишь после твоей ночной смены, - заметил Давид.

-  Сынок, ты у нас образованный, ты должен знать, что сон нужен всем.

Мать ухаживала за своим мужем, за давно не раз разведённым Мишей, за Давидом с его семьёй. Все они жили  в одном доме. Молодая невестка Марина, естественно, была неопытна в делах по уходу за новорожденным, и во многом зависела от свекрови, охотно показывающей ей своё умение «правильно» купать, пеленать, кормить младенца и другие материнские секреты, идущие на пользу растущему организму ребёнка.

Хотя все работали и старались делить, по возможности, домашние заботы, больше всего уставали женщины - старушка, мать дома и молодая, жена Давида.

Нередко старушка благородно посылала невестку обратно к ребёнку, когда Марина проявляла готовность помочь старушке в ведении домашних дел, в уборке, стирке, в кухне.

- Иди к ребёнку, - говорила она.

- Он спит, мама, давайте я чем-нибудь помогу, - предлагала Марина.

- Ты тоже ложись и отдохни, доченька, ты тоже очень устаёшь, не легко ходить на работу и растить ребёнка, особенно грудного. Сейчас вам очень туго, не то, что было, когда Нина работала у вас. Всем было тогда хорошо. Она хорошо ухаживала за ребёнком, да и вообще, она была хорошей женщиной. Жаль, что мы потеряли её услуги.

- Да, она была хороша, и нам всем было хорошо с ней, но она была ужасно неряшливой и грязной, - сердито вставила Марина. – Было бы нам всем хорошо, если бы мы могли найти какую-нибудь нормальную женщину по уходу за доченькой.

Некоторое время тому назад им всем было легче со служанкой Ниной у младшего сына, помогающей молодым ухаживать за новорожденной и с ведением хозяйства.

- Я не могу понять, как человек может опуститься до такой степени нечистоплотности, - вслух поразмыслила Марина.

Свекровь заметила с лёгкой улыбкой:

- Ты не всё видела, - и её лицо замерло в гримасе отвращения.

- Да и не надо было видеть всю эту мерзость, достаточно было то, что я увидела у моего ребёнка. Целый день мучили бедненькую, очищая её голову от вшей. Я была готова убить эту грязнулю Нину!

- Ну, а так, она была добродушной, хорошей и преданной  девушкой, а если добавишь, что хорошо пела и танцевала, то получится весёлая девушка, с которой не только не скучно, но приятно провести время.

- Да просто она была безмозглой дурой с не чистой рукой. Вон цепочка и кольцо исчезли из дома, – пожаловалась Марина.

- Ну, какая бы она ни была, она исчезла из нашей жизни, - с грустью заметила свекровь.

- И слава богу, а то чёрт знает, что ещё могла натворить.

Через минуту молчания свекровь спросила:

- А что ещё она могла натворить?

- Ну, подумай, у нас молодой, интересный холостяк, а она - вертихвостка, что она потеряла бы? – намекнула невестка, подмигивая свекрови.

Свекровь, не задумываясь, тут же ответила:

- Ты знаешь, я очень наблюдательна и умею быстро анализировать всякие сигналы вокруг меня. Она тщетно старалась охмурить его, но мой старший был безразличен. Она всё время с широкой, приглашающей улыбкой обращалась к нему. Но, я заметила, что он был вежлив с ней и держал её на расстоянии. Почему, не могу понять, она не плохо выглядит, тонкая, фигура такая с талией, а как танцует, дьяволица. Как он мог сторониться её? Не пойму, кого я родила.

Каждый вечер они садились ужинать вокруг большого стола и выслушивали рассказ отца о прогрессе дела покупки угля. Пока были установлены цена и место, откуда надо купить. Было подано заявление на три тонны  и было рекомендовано запасаться терпением из-за нехватки угля.

Через две недели ожидания стало известно, что угля ещё не привезли, и что отец семьи ведёт себя очень странно, мало говорит, мало двигается и большей частью смотрит в одну точку.

- Отцу трудно справиться с доставкой угля, – заметила мать сыновьям.

- Ну, что ты хочешь, мама, хоть он и крепкий, но он пожилой человек. Нам бы быть такими здоровыми в таком возрасте.

На вопрос, хорошо ли он чувствует себя, отец ответил, что утомительно без дела торчать целый  день у склада. Отец, как обычно, вечером, перед уходом на работу, отдыхал, лёжа на кровати. Вставал после нескольких часов, ужинал и уходил на работу в ночную смену.

Наконец, уголь привезли, и нужно было перенести все в подвал дома, чем отец занялся немедленно. Но три тонны угля перевести в подвал двумя вёдрами было нелёгко.

Старик таскал уголь домой до позднего вечера, когда приехавшие с работы сыновья присоединились к нему и стали ему помогать. Поздно ночью перестали и все пошли домой..

- На сегодня хватит, завтра я перетащу остаток домой, там мало осталось, - сказал отец.

Перевозка угля физически вышибла из сил всех, и потребовалось несколько дней, чтобы они пришли в себя.

Был полдень, когда отец  вернулся с покупками  из продуктовых магазинов, поел и, по совету жены, лёг на кровать отдохнуть.

- Да, я лягу и немножко отдохну.  По дороге домой подскользнулся и упал, так голова закружилась. Проклятые дороги так замёрзли, что надо быть очень осторожным и ходить очень внимательно, а то кости переломаешь.

Вся семья была в зале и готовилась к ужину, и мать стала звать отца к столу. Заметив, что отец задерживается, Давид подошёл к нему и потрогал его со словами:

- Папа, вставай, пора кушать, все за столом ждут тебя.

Старик открыл глаза и пытался несколько раз подняться, но тщетно.

- Папа, вставай, еда на столе, пора кушать, мы все голодные.

Через несколько неудачных попыток подняться, он стал смеяться странным образом, на что Давид сделал замечание:

-Ну, папа, хватит дурачиться, давай, вставай.

Старик со смехом, напоминающий жалобный плач, еле выдавил из себя:

- Да не могу подняться, сынок, помоги мне.

Давид резко повернулся в сторону отца, настороженный шепелявостью его речи, и со страхом посмотрел на него. Вид барахтающегося на кровати отца с искривлённым ртом бросил его в жар, и он попросил отца полежать и не двигаться.

- Плохи дела, мама, у папы инсульт. Я вызываю скорую помощь, - сказал Давид и, набрав номер, стал говорить по телефону с оператором.

Все растерянно посмотрели друг на друга, стараясь понять смысл услышанного.

- Папа, лежи, не двигайся, не беспокойся, всё будет хорошо.

Паника усиливалась стонами старушки-матери, одновременно бьющей себя по коленям.

- Как же мы будем без него? – говорила мать.

- Мама, о чём ты говоришь, он же не умирает? Теперешние антибиотики чудеса творят, так что скоро всё будет в порядке! – заверил Давид.

- Дай Бог, чтобы ты был прав, сынок, а то ... он основа нашего дома.

Мать была не далека от истины.  Отец означал уход за домом, за огородом, покупку продовольственных товаров и множество других вещей, наличие которых молодые воспринимали, как воздух и воду, которые везде в изобилии, так что не приходилось особо думать о них.

Давид поехал с отцом в больницу, ждал, пока его перевели в палату и взяли кровь для анализа. Он вернулся домой уже под утро, где мать ждала его на лестнице. На шум их разговора Миша вышёл с сонным выражением на лице, и засыпал его вопросами:

- Ну, что, ну, как он? В какую больницу его отвезли?

- Все идите спать, очень поздно, будем молиться, чтобы повторного инсульта не было у него. Завтра зайдём к нему и поговорим с врачами.

Договорились, что Миша пойдёт в больницу утром, а Давид вечером.

Через неделю старику стало легче, его состоояние стало стабильным. Он мог сидеть в постели, смотреть сосредоточенно, вести беседу, но бросался в плач каждый раз по мелочам, и приходилось успокаивать его. Ещё через неделю старика поставили на ноги и стали его заново учить ходить с полностью парализованной правой стороной, но держа в здоровой руке палку. Для него она была магической. Началось трудное для старика время учёния ходить. Каждый удачный его шаг приносил радость всем, а каждое падение вызывало слёзы у него. Вся семья со страхом ожидала его возвращения домой. Но у старушки матери были свои взгляды на происходящее.

- Не беспокойтесь, это испытание, посланное Богом нам, но я крепка и я возьму всю заботу по уходу за отцом на себя.

Вот и наступил со страхом ожидаемый день его возвращения домой.

Первая неделя была похожа на своеобразный праздник победы жизни над смертью. Быстро по соседству прошла новость о возвращении выжившего от инсульта старика, и многие соседи и родственники навещали поздравить старика и его семью с выздоровлением.

Старик большей частью лежал в постели и в определённые часы вставал для упражнения по ходьбе, которое хоть и было коротким, но истощало его силы, и он утомлённо падал на кровать.  Навестивший его местный врач прописал физиотерапевтические упражнения для улучшения его возможности ходить самостоятельно. После нескольких положенных посещений техника-физиотерапефта было указано, что было бы полезно для старика, если бы он продолжал физиотерапию под руководством специалиста для закрепления уже достигнутых успехов по балансировке и ходьбе. Потребность использовать услуги специалиста стало началом новых проблем.

Пока искали специалиста по физиотерапии, старушка-мать взялась помочь мужу.

- Мама, ты не сможешь, - возразили дети.

- А что они делают? Вытягивают и массируют его пальцы, ногу, а потом его заставляют ходить. Так что, ради него я всё сделаю.

- Мама, это требует силы, ты не выдержишь, ты сама свалишься.

- Не будьте детьми, я справлюсь с этим. Главное для него умение ходить, поставить его на ноги, - увереннно ответила мать.

Мать сдержала своё слово, но было заметно, что она стала медлительна, и стало ясно, что следовало облегчить её положение.

Благо, Миша нашёл сестру - физиотерапевта, которая и взялась за упражнения и лечение старика три раза в неделю.

Три раза в неделю оказалось дороговато, посещения сестры сократились, и, в конце концов, свелась на нет. Нужда  в ней, на самом деле, исчезла благодаря успехам старика по восстановлению своего баланса и умению ходить устойчиво. Единственную проблему представляли ухабистые тропинки в огороде и дороги вокруг дома. Благодаря его старательности или, может, его здоровья, старик сравнительно быстро встал на ноги. Хоть его шаги были немножко шаткими, но чем больше он ходил вокруг, тем крепче становились его шаги и устойчивее его движения.

Радость сравнительно свободно передвигаться вернулась к нему, вместе с этим принеся домой весёлое настроение и смех, что особенно проявлялось во время ужина, когда семья собиралась вокруг обеденного стола.

Миша работал в будке по починке обуви с утра до вечера, а вечерами он играл и пел в ресторане одной из лучших гостиниц города. Заработок от обоих мест он охотно тратил на организацию и открытие первого в городе ночного клуба, которое странным образом было доверено ему городскими властями.

- Поздравляю, - сказал Давид, узнав об оказанном ему доверии, - но учти, что ты им нужен до поры до времени.

- И что произойдёт потом, может быть, ты накаркаешь мне это тоже? – иронически спросил Миша.

- Да, я предскажу, и в своё время ты меня поблагодаришь за предупреждение. Дорогой мой брат, мы не принадлежим к миру сильных.

- Что ты хочешь сказать? - переспросил Миша, прикидывая, что не понимает мысли брата.

Миша, возможно, понимал, что в будущем у него отберут руководство музыкальной группы ночного клуба, но ему доставляло огромное удовольствие быть первым организатором музыкальной группы и сцены для первого ночного бара города. Хотя и было парадоксально, но ради этого чувства он не жалел своих денег на оформление сцены.

- Что бы там ни было, это будет моим детищем, - гордо сказал он брату.

- Я рад за тебя, и, конечно, желаю тебе успеха, но пойми меня правильно. Попробуй закрепить свой тыл, найти хороших и могучих покровителей себе.

Разговор братьев хоть и выявлял неприятную правду, но был полезным, дающим старшему брату идею быть серьёзным и осторожным в выборе строительных материалов для художественного оформления сцены, подбора музыкантов и исполнителей в музыкальную труппу ночного бара.

В будке у Миши сидела его подруга, с которой он шутил и смеялся о вместе проведённой вчерашней ночи.

- Ну, ты меня удивляешь своей ночной энергией. Я же знала более молодых, но ты, ты совсем другой.

- В каком смысле, - сладко улыбаясь, спросил Миша, надеясь, что она будет хвалить его постельные манеры и качество.

- Да всё, всё, Ты какой-то щедрый и обильный. Ну, я наелась и чёрной икры, и шашлыка из осетрины, и все эти шоколады. А столько коньяка, зачем?

- Лишнее не мешает, - оправдал свои расходы Миша.

- Ну, давай, приходи сегодня, я буду ждать, - сказала она. - Я приглашу ребят из турбазы, повеселимся. Ты не останешься ночевать у меня?

- Посмотрим, - сказал Миша и у него рот остался открытым от удивления, когда Нина, бывшая нянька его племянницы, вошла в будку.

- Ну, вот, тебя передаю в руки этой красивой молодой женщины, - сказала подруга Миши, - я пошла, у меня дела. Я буду ждать, договорились?

- Договорились,  если смогу, я зайду к тебе, а там посмотрим, - сказал Миша.

- Если нет, не надо, - сказала она, - я загляну к тебе на днях.

- Не пропадай, а то ты меня знаешь …

И, повернувшись к Нине, сказал:

- Я рад видеть тебя, Нина, как ты меня нашла?

- Да случайно, увидела тебя в будке и заглянула, - сказала Нина.

- Ну, как у тебя дела? Надеюсь, всё в порядке.

- Ну, не так хороши, как твои. Вон я вижу, порожним не ходишь. Одна уходит, другая заходит.

- Это клиенты, - коротко ответил Миша.

- Чем она лучше меня? – вдруг спросила Нина.

- Ты что, не с той ноги встала сегодня? При чём тут ты, причём тут она?

- При том, Миша, что одним везёт в жизни, а другим, как бы они не старались, всё боком выходит, - сказала Нина.

- А что случилось? – ради вежливости поинтересовался Миша.

- Да ничего особенного, - сказала она, - ну, хотя возьми вот эту женщину.  Почему со всякими женщинами ты встречаешься, а со мной не хочешь, - и звонко засмеялась.

Миша посмотрел на неё и мягко с улыбкой сказал:

- Ты хорошая, Ниночка, а они не хорошие, испорченные.

- Ну, я тоже могу быть испорченной, испорть меня, - и опять расхохоталась.

После выражения удивления и радости о встрече, стали вести пустяковую беседу о том, о сём.

- Заходи, - сказал он на прощание.

- О, поверь мне, я зайду, боюсь, что я надоем тебе.

Он забыл о ней, как только она ушла, и, когда через несколько дней она опять появилась, он не удивился. Он не удивился даже тогда, когда она спросила:

- Ну, как идут дела в твоём баре?

- Ну, как видишь, хорошо. Это бойкое место, не жалуюсь.

Она посмотрела на него улыбающимися глазами и повторила вопрос:

- Как идут дела в твоём баре? Ты же знаешь, о чём я говорю.

Он невинно улыбнулся и спросил:

- Какой бар, о чём ты говоришь?

- Не надо, не притворяйся, я к тебе всегда хорошо отношусь и желаю тебе успеха.

- Спасибо за добрые чувства и пожелания, - вежливо ответил он. – А как твои дела? Ты ушла от нас, и мы тебя больше не видим.

- Да так, никак, обхожусь случайными заработками.

- Понимаешь, ты не очень серьёзная, ведь прозевала работу у моего брата. Мой брат и его жена очень занятые люди, ты могла жить и жить у них, но ты опростоволосилась. Но бог с этим. Ты постарайся найти постоянную работу.

- Ищу, не так легко найти.

- Ну, ты же умеешь шить, не так ли, вот иди в портнихи.

- Я вижу, что ты меня хорошо знаешь, но кое-что уже забыл обо мне. Пригласи меня куда-нибудь, и я тебе напомню, - с улыбкой сказала она.

Он тоже улыбнулся и посмотрел на неё.

- Ты что, на свидание напрашиваешься? – с усмешкой спросил он.

- И да, и нет, - бодро ответила она.

- На твой «да» мой ответ будет «нет», и ты знаешь это.

- Как мне не знать, когда открытым текстом я себя предлагала тебе в те хорошие времена, а ты не замечал меня.

- Тогда давай не затрагивать эту область «хочу, не хочу».

- Но, я знаю, что я не только привлекаю многих мужчин, но и многие пристают ко мне. Почему ты … безразличен …

Он весело посмотрел на неё и серьёзно сказал:

- Ты старушка.

У Нины рот остался открытым, а глаза полетели на лоб. А когда пришла в себя, она стала безудержно хохотать.

- А что так смешно? – неуверенно спросил он.

- Ты, старый хрыч, тебе почти пятьдесят, ты в два раза старше меня, и ты меня называешь старушкой? Хорошо насмешил, - смеясь и вытирая свои слёзы веселья, сказала Нина.

- Успокойся, дело не в возрасте, а в душе. Возраст моих любовниц не превосходит восемнадцать. Так что, не обижайся на меня, ты не принадлежишь моему кругу женщин. А ты … хорошая для других, и я рад за тебя.

- Да, просто ты – мужчина со странным, но оригинальным вкусом. И что тебе дают эти безмозглые дурочки?

Он посмотрел на неё и с улыбкой добавил:

- То, что ты предлагаешь. Мне их мозги не нужны.

Они помолчали. Вдруг он посмотрел на неё и спросил:

- Послушай, Нина, я думаю, что ты не зря споришь со мной и проявляешь интерес ко мне. Под видом интереса к моей личности, ты преследуешь какие-то другие цели. Нина, скажи правду, что у тебя вертится на языке?

Нина посмотрела на него задумчиво, подперла щеку рукой и, улыбаясь, заговорила:

- Ты прав и не прав. Во-первых, ты мне нравишься и, не скрою, я бы хотела, чтобы наши отношения были лучше. Но, как говорят, насильно мил не будешь.

Она промолчала опять и посмотрела в сторону.

- Во-вторых? - спросил Миша.

- Мне нужна твоя помощь, - сказала она.

- Деньги нужны, Нина? Много не могу, но кое-что подкину.

- Мне не твои деньги нужны, я хочу их заработать.

- Не понимаю, при чём тут я?

- Помоги мне устроиться на работу, - сказала она.

Он ответил не задумываясь:

- Среди моих клиентов есть влиятельные люди, я спрошу у них, но ты понимаешь, это будет неквалифицированная работа. Кстати, подожди, нам нужна посудомойка. Хочешь, я поговорю.

- Нет, не хочу, - холодно ответила она.

Он сконфуженно посмотрел на неё.

- Ты не можешь предложить мне ничего другого?

Он нахмуренно посмотрел на неё.

- Или не хочешь? – нажала Нина.

- Послушай, Нина,  скоро моё терпение лопнет, не могу понять, что же ты хочешь от меня? – раздраженно спросил он в растерянности.

На его напряжённый голос она ответила почти криком.

- Прими меня на работу у себя, ты знаешь, что я очень хорошо танцую и пою.

- Ну и что, что ты веселила нас и наших гостей. Пойми же, за деньги люди захотят гораздо больше, чем домашнее развлечение, - спокойно сказал он.

- А тебе известно, что я почти что закончила курс по восточным танцам? Так что не какая-то хохотушка выйдет на твою сцену развлекать посетителей бара.

Он посмотрел на неё, взвешивая её мысли.

- Знаешь, у нас танцы не включены, но мне нравится мысль о танце живота, включить бы такой номер во время музыкальной паузы оркестра. Мне нравится твоя мысль.

Нина, широко улыбаясь, с радостью вопросительно посмотрела на него.

- Ну, - спросила она, не выдержав его паузы.

Он с удивлением посмотрел на Нину и повторил её вопрос:

- Ну, что ну? Ты, пойми же, я завален многими проблемами, и среди них пока нет задачи найти танцовщицу. Так что, ты меня прости, я не могу помочь тебе в этом, по крайней мере, в настоящее время. Но я посмотрю, если кто-нибудь попросит …

- Да не надо меня посылать подальше от тебя! Неужели ты не понимаешь, что я хочу? – раздражённо сказала она.

- Не надо, Нина, мы не раз говорили об этом. Зачем всё время возвращаться к этому?

Успокоившись, она сказала:

- Ты пожалеешь об этом. А что касается того, всё равно я потяну тебя на себя. Ты увидишь!

И звонко смеясь, она встала.

- Заходи почесать языком, - мирно попрощался он.

Вечером, за ужином, он рассказал домашним о Нине, что вызвало противоречивые реакции. Старик обрадовался, услышав её имя.

- Нина хорошая женщина, радостная, весёлая. А как поёт и танцует, прямо любо смотреть, как она крутит свои … двигается во время танца, - заметил он шепелявым языком.

- Ну, если забыть кое-что, - вставил Давид, - то она оставила на меня приятное впечатление. Она была лёгкая на подъем, такая, худенькая с зажигательными голубыми глазами, улыбчивая, и моё впечатление было, что легко с ней. Её присутствие не было тягостным для меня, было уютно рядом с нею. За столько время проживания с нами она не создала ни одной проблемы, ну, кроме, все мы знаем, того знаменитого, одного случая, что до сих пор не укладывается в голове.

При последних своих словах Давид заметил пронзительный взгляд жены, Марины.

- Я не знала, что ты влюблён в неё, - с язвительной улыбкой заметила она.

- Ну, я знаю, что мой брат слабак, дай ему юбку, и он влюбится в неё, - пошутил Миша.

- Это ты себя описываешь, что ли? – вступилась в защиту Давида Марина. – У него, как видишь, очень тонкий вкус. Не мешало бы тебе научиться у него тонкостям любви.

- Тогда я умру от скуки: работа, дом, жена.

- А так, работа, суки, иногда дом – это сверх наслаждение, просто прелесть, правда? - саркастически заметила Марина.

Миша посмотрел с улыбкой на невестку и заметил:

- Это вопрос вкуса и, тем более, я не хотел бы обсуждать такие вопросы с вами, с женщиной. Вот мой брат меня понимает. Может быть, при тебе он будет отрицать это, но я - живое осуществление мечты любого мужчины.

- Не надо всех мужчин бросать в общую кучу грязных развратников. Ну, быть может, ты найдёшь настоящее счастье, когда избавишься от своей дурацкой теории.

- Да, и женюсь на женщине вроде вшивой Нины, - с сарказмом отметил Миша.

- Выбор за тобой. А что, хоть я и зла на неё, но если хорошенько её помыть, и она … Да зачем я тебе морочу голову, ты, наверное, не упустил возможность помять её под собой, - заметила Марина.

- Действительно? – с изумлением спросил Давид.

- Да ладно, ребята, я могу принимать критику, но, пожалуйста, без оскорблений, ведь у меня есть  вкус, - как бы обиженно заметил старший.

- Ну, да, как мы забыли об этом, ведь любая шестнадцатилетняя дура, согласная лечь под тобою, попадает в список твоих красоток, - муж с женой заметили с издёвкой.

- Ну, скажем так, не больше восемнадцати, - подправил Миша.

Родители всегда мало участвовали в обсуждениях молодых, но на этот раз мать, выйдя из комнаты, заметила:

- Сынок, рано или поздно тебе надо жениться и приобрести семью. Мне тебя жаль, вон тебе сколько лет и ты ещё не определён, скитаешься как бездомная собака.

Все посмеялись, и Марина добавила:

- Лучше мамы никто не опишет тебя.

Каждый раз, когда они собирались вокруг стола, разговаривали о текущих событиях и делах, шутя, смеялись над Мишей, который, в свою очередь, называл жизнь брата и его жены монашеской.

- Только такой эгоист, как ты, оскорбит преданность любящих душ, - вступала в защиту Марина. – Впрочем, не удивительно, потому что при всём изобилии женщин в твоей жизни, ты, на самом деле, не знаешь, что такое настоящая любовь.

С наступлением весны старик возобновил свои прогулки вокруг дома. Благодаря его умению легко балансировать, его хромая походка была довольно устойчивой, что приносило душевное спокойствие за его безопасность.

Несколько месяцев без особых инцидентов с ним придали ему смелость и уверенность, и он стал ходить со своего огорода в соседский, посидеть и поболтать со своим старым другом.

Но однажды покой был нарушен криками соседки, которая нашла его лежащим в огороде среди грядок с цветами, пытавшегося встать на ноги. Старик барахтался, пытаясь подняться без паники. Соседка в отчаянии попыталась помочь, но тщетно, что привело её в панику и она стала кричать во всю глотку на помощь. Выбежавшая на шум жена с помощью соседки привела его домой и уложила в постель, где он уснул.  Проснувшись через час, он сказал, что споткнулся.

- А голова не закружилась? – исходя из опыта прошлого, спросила его жена.

- Не знаю, не помню, я нашёл себя на  земле, а потом пытался встать на ноги.

Скоро вернулась с работы Марина, и, узнав о падении свёкра, тут же вызвала скорую помощь.

- Мама, у него повысилось давление. Дай бог, чтобы у него не повторился инсульт. Теперь, мама, я поеду со скорой, а ты посмотри за ребёнком.

- Нет, нет, нет, я поеду с ним, я позабочусь о нём, а ты оставайся со своим ребёнком, - сразу ответила старушка.

- Я понимаю твою готовность помочь ему, но не сейчас, мама.  Боюсь, у тебя будет много времени заниматься этим. А сейчас я поеду устроить его в больницу, а ты молись вместе со мной за его скорейшее выздоровление.

Так и сделали, а на следующий день ребята отвезли мать в больницу поухаживать за отцом.

В конце недели врачи больницы попросили ребят забрать домой старушку, если они не хотят иметь двух больных вместо одного.

- Старушка на пределе своих сил, заберите её домой и пусть доктор осмотрит её, - посоветовал дежурный врач.

Пока отца лечили в больнице от повторного инсульта, маму стали лечить витаминами от утомления, что вернуло старушке силы, и она стала более активной.

Со стариком всё обошлось сравнительно хорошо, его поставили обратно на ноги, что означало уйма проблем для домашних с центральным вопросом: Кто? Кто возьмёт заботу больного на себя?

-  Я, - сказала мать, - я крепкая, - и её решительность, разрядив напряжение в доме, сгладила складки со лбов молодых.

Молодые были заняты своими делами. Миша был занят по горло своими делами с ночным баром, и он редко бывал вечером с семьёй за столом за ужином.

Давид и Марина, работая, с трудом успевали заботиться о ребёнке и вести домашние дела.

Марина в последнее время стала  жаловаться на то, что некоторые запахи стали её раздражать. Её потянуло к солениям свекрови, которые она раньше не могла терпеть.

Радостной улыбкой свекровь поставила диагноз:

- Поздравляю, правильно поступаете, что делаете один за другим.

- Мама, о чём вы?

- Очень хорошо, это дело молодое, и я рада, что вы не теряете времени. Дом не дом, если там дети не бегают и не шумят.

Давид посмотрел на жену с радостью и спросил:

- Да? Сколько уже времени, а почему ничего не говорила?

- Да погодите, сама не знаю, а вы уже поздравляете и в ладоши хлопаете, только до меня не доходит, с чем? Правда, у меня задержка, но …

Но прошло несколько недель и она убедилась, что беременная. Когда она пожаловалась мужу о его «ошибке», он успокоил её:

- Не надо считать будущего нашего ребёнка  ошибкой. Мы его встретим с распростёртыми руками и с радостью.

-  Да, да, да, еле-еле успеваем ухаживать за одной девчонкой, а как будем …?

- Где один ребёнок, там и два. Да ты не беспокойся, дай бог здоровье отцу, мать сумеет ухаживать за ребёнком.

Марина серьёзно посмотрела на своего мужа.

- Я понимаю, что они твои родители,  - сказала она, - но не будь таким оптимистом.                Посмотри на папашу, смотри как он страдает. Дай Бог, чтобы они не создавали нам дополнительные нагрузки. Вот за что мы должны молиться.

Марина не ошиблась. Некоторое время родители не стали проблемой ни для кого, в доме царила занятость обычными делами, жаловались на усталость и нехватку времени.

Но не более месяца продолжался семейный покой. Состояние старушки стало ухудшаться, и её нужно было удалить от семейных дел.

Опять главный вопрос встал перед семьёй: Кто будет ухаживать за стариком?

Неотлагательная нужда привела в дом физиотерапевтическую сестру, которая требовала немало денег для своих услуг.

Появление Нины в будке Миши было оценено как знак спасения от Бога.

- Ты не представляешь, как я рад видеть тебя, - сказал приветливо Миша. – Это не просто слова вежливости, на самом деле, ты понятия не имеешь, как я рад видеть тебя.

Нина радостно посмотрела на него.

- Неужели ты поменял своё мнение и хочешь встречаться со мной?

- Не только встречаться, но чтобы ты всегда была рядом, - шутливо сказал Миша.

- Прекрасно, - радостно с улыбкой ответила Нина, - я же сказала ты изменишь своё мнение и захочешь меня.

Миша холодно посмотрел на неё поверх своих очков.

- Ты о чём? У меня есть деловое предложение. Приходи жить к нам и ухаживать за отцом.

Она вопросительно посмотрела на него.

- За деньги, конечно, - успокоил её Миша.

- Буду, только бесплатно, - твёрдо и серьёзно сказала она.

Миша растерянно посмотрел на неё.

- Как это бесплатно, я не шучу, - сказал он.

- Я тоже не шучу. Я войду в ваш дом только как твоя жена.

- Ну, ладно, не валяй дурака, я же вполне серьёзно.

- Миша, я, действительно, не шучу, - сказала Нина, смотря на Мишу с сияющими от улыбки голубыми глазами.

- Ты что, с ума сошла?  - с негодованием  посмотрел на неё Миша. – Что за штуки?

- Это знак сверху, это предзнаменование. Бог открывает нам дверь для счастья, не зря говорят, пути господни неисповедимы. Подумай, я загляну к тебе завтра, - сказала Нина и ушла.

Миша сообщил домашним  о Нине и её условиях.

- А что, хоть и безмозглая, но она  будет тебе хорошей женой, - высказалась мать.

Марина с Давидом включились с похвалой:

- Она интересная, тонкая, хорошо поёт и танцует, да и умеет веселиться. Когда она вокруг, скучно не бывает. Своей простотой она, приоткрывая дверь веселью, выметает скуку из дома.

- Так почему же вы выгнали её как из пушки подальше от себя? - возразил им Миша.

- Ну, ты же знаешь, мы не могли ставить под угрозу благосостояние нашего ребёнка.

- А меня под Нинин каток можно пустить! – возмутился Миша.

Никто не ответил.

- Миша, если есть другой выход, то …, - вмешался Давид.

- Какие вы все лицемеры! Да нет, подонки.

- Хорошо, Миша, скажи, как нам быть, когда денег не хватает на физиотерапевта. Не нас, а ты знаешь, кого надо считать подонком. Она, извините, нас всех взяла за яйца, - сказала Марина.- Конечно, можно кричать от возмущения и назвать её подонком, если это поможет делу. Но практически это ничего не даст, ни на йоту мы не двинемся вперёд, так что, Мишенька, ты – наш козёл отпущения.

- Но почему-то только на мою голову падает вся эта лавина, - жалобно сказал Миша от чувства безвыходности, и тут же почему-то у него появилась радостная улыбка.

На следующий день Нина заглянула к нему в мастерскую, и задала только один вопрос:

- Ну, ты женишься на мне?

Миша посмотрел на неё и долго молчал.

- Так ты берёшь меня в жёны или нет? – крикнула она.

- Ты видишь молоток, что я держу в руках? Так я врежу тебе этим молотком, только мокрое место останется от тебя. А моя дура-мать ещё хвалит тебя. Ты понимаешь, какая тут петрушка? Одна Ненка встречает в глухой глуши тундры геолога, и спрашивает: «Насиловать будешь? Смотри, видишь этих соболей, я им прямо в глаз попадаю. Так что, насиловать будешь!»

Нина растерянно посмотрела на него.

- При чём тут ненка, геолог? – недоумённо сказала она.

- Так, - серьёзно сказал Миша, - ты выходишь замуж за меня при одном условии. И ты будешь жить у нас как моя жена. Но ты знаешь, что я занят многими делами: я играю и пою в ресторане, и верчусь как белка в колесе, и работаю как лошадь для создания  ночного клуба.  Поэтому не будет ни каких вопросов типа, почему опоздал, почему дома не ночевал, и так далее. Понятно?

- Чёрта с два. Ты хочешь обращаться со мной как со своей шлюхой? Погулял и до свидания? Нет, не получится.

- Ты же сама просишься, никто тебя не заставляет, - сказал Миша.

- Я хочу стать твоей женой, ты понял? Твоей женой! И поэтому только через загс, зарегистрируемся, со свидетелями, с подписями. Всё как положено.

Миша жалостливо посмотрел на неё и покачал головой.

- Или ты всегда такая наивная, или ты непробиваемо тупая. По-моему, - и Миша, в недоумении покачав голову., добавил, - конечно, мы пойдём в загс.

Лицо Мишы застыло на секунду, и вдруг какой-то блеск появился в его глазах, что озарил его лицо улыбкой. Какие мысли озарили его лицо, Нина так и не поняла? В ответ его сакраментальной улыбке, принятое Ниной как признак радости, проявленное Мишей, Нина испустила радостный крик победы.

- Как хорошо, что ты тоже рад, что мы поженимся. Я  так…

Но Нина не смогла продолжить, Миша поторопился прервать её:

- Ну, у нас разные подходы к этому. Я, ничего не теряя, приобретаю многое. Главное, ты будешь заботиться о моих родителях.

Нина, посмотрев на него с застывшей улыбкой, смущённо смеясь, сказала:

- Не понимаю, о чём ты говоришь, но я рада, что ты соглашаешься со мной. Ты понятия не имеешь, как тебе повезёт со мной, как хорошо будет тебе. У меня очень много хороших качеств, которые, к сожалению, не были замечены, когда некоторое время я побыла с вами.

Она посмотрела на Мишу со сверкающими глазами и добавила:

- Я знаю, что для тебя очень важна постель с женщиной. Я гарантирую тебе все прелести, так что смотри, не сходи с ума.

Миша безразлично посмотрел на неё.

- Что, ты сомневаешься? – вмешалась  Нина, - не сомневайся, я знаю себя.

- Ты понятия не имеешь, что мне нужно для полного счастья. Не обижайся на меня, когда ты узнаешь это, - холодно добавил Миша.

- Я знаю! Красивая, горячая домохозяйка. Я! Я тебе нужна!  - со звонким хохотом сказала Нина.

- Дорогая, ни на минуту не забывай, что за уход за моим отцом я пущу тебя спать со мной в качестве моей жены.

- Ураааа, - хлопая в ладоши,  крикнула Нина, - я стану твоей женой! Какая я по счёту? Не первая, не вторая, не … Пятая, я стану твоей пятой женой.

Миша, покачав головой, сказал:

- И всё таки ты большая, красивая дура.

- Прекрасно, ты считай меня дурочкой, но посмотри, что я приобретаю.

- Ну, хорошо, сегодня у меня дела, ты сходи к нам домой, я поздно приду. Мы скоро зарегистрируемся.

И колесо счастья завертелось в семье. Всё стало на свои места. Смех, шутки, и юмор стали нормой семьи.

- Живот у тебя уже виден, - однажды заметила Нина  при беседе с Мариной.

- А как у тебя дела? – спросила та в порядке вежливости.

- Да ничего, я ещё порожняя, - ответила Нина и, подумав, добавила, - а когда Миша бывает дома? Мы редко …

- Не говори глупости, для этого и один раз хватит, - ответила Марина, - главное не предохраняйся, и всё произойдёт. Ты очень хочешь иметь ребёнка?

- Конечно, я не цыплёнок, мне вон сколько лет, мне пора иметь хоть одного ребёнка, но с таким мужем, которого нужно … ловить, приманить в постель, и суметь потянуть его на себя … Трудно надеяться, что я скоро забеременею.

Но старик ввёл поправки в их семейную идиллию. Он пошёл гулять, и … поздно заметили его отсутствие. Его обнаружили на зелёных грядках их огорода. Всё завертелось вместе с колёсами машины скорой помощи.

Нина и её услуги по уходу за стариком с момента, как его уложили в палату, стали незаменимыми для физического и морального удобства всей семьи и особенно для старика, получившего очередной инсульт.

Две недели Нина провела у постели старика в больнице и ухаживала за ним, благодаря чему старик опять сумел посмеяться смерти в лицо. Его почти полный паралич левой половины и почти нечленораздельная речь рассматривалась семьёй как божье благославление, а тяжесть его тела только чувствовала Нина, которая легко справлялась благодаря своей молодости, а может быть и благодаря призу, который она получила как аванс.

Нина стала опорой не только для старика при его ходьбе и его движении вокруг, но и  покоя, спокойствия и семейного счастья. Её «танцевальные» упражнения в обнимку со стариком восстановили смех и юмор в доме.

Нина стала узлом, укрепляющим, казалось бы, ослабевающие связи членов семьи. У всех теперь было время заниматься своими делами.

- Нина, у нас кончается кофе, сходи в магазин.

- Нина, надо сходить в аптеку за лекарствами.

- Нина,  «рыбак» приехал,  с багажника машины сигу продаёт, сходи и купи одну большую, или две средние. Вот деньги, да не забудь сходить и в овощной магазин за зеленью.

Какое бы ни было поручение, Нина безропотно выполняла как лёгкий ветерок. Она была рада осознать, что становится нужной для поддержки семьи точкой опоры.

Она то ли не замечала, то ли не хотела заметить главное для неё отсутствующее звено – Миша. На вопрос Марины о её отношениях с Мишей, Нина отвечала:

- У меня есть семья, о которой я забочусь и которая меня любит и уважает. У меня есть то, что я долго искала и, наконец, нашла. А Миша рано или поздно придёт домой, он же очень занят. Главное то, что он мой, - заключила она.

Выражая беспокойство по поводу его многодневных отсутствий из дома, Марина посоветовала:

- Ну, смотри, будь немножко … более требовательной.

- Не могу, боюсь сломать то, на что я напросилась. Знаю, что мои отношения с ним  хрупкие, и моё молчание может закрепить их. Хочу его привязать к себе, но не насильно. Хочу, чтобы он сам протянул свою шею, чтобы я могла надеть на него ошейник.

В один из своих редких появлений в доме Миша привёз сигу. Поручили Нине обработку и жарку рыбы.

- Миша, а как чистят рыбу? – спросила она.

- А как ты себя чистишь, мылом? Так, помой сначала рыбу мылом, а потом всё остальное, - ответил Миша серьёзно.

Заметив, что Нина, нерешительно посмотрела по сторонам, держа рыбу и мыло, Миша тихо произнёс:

- Какая дура!

- А почему издеваешься над нею? – заметила Марина.

Нина подошла к Марине и спросила:

- Скажи, он издевается надо мною, правда?

- Ну, он шутит любя, - смягчила Марина.

- Ну да, не говори мне, что твой муж тоже тебя так любит. Моя дорогая, он понятия не имеет о любви, - печально заметила Нина.

- А как ты объяснишь столько женщин, столько жён … и ты, замыкающая эту линию, ему отдающихся женщин?

- Он хорош в постели, этого у него не отнимешь.

- Ну, вот тебе и ответ, не все ли женщины хотят такого мужика? – с усмешкой заметила Марина.

- Да, когда я работала у тебя, я охотно пустила бы этого жеребца резвиться в моем поле, но я не его блядь, а жена. На одной постели семья не строится, и к тому же каждый раз, когда он дома, жалуется на усталость.

- Ну, он на самом деле много работает, - в его защиту вступила Марина.

- Поживём, увидим. Пока ни рыба, ни мясо,  - заключила Нина.

- Ну, Нина, у тебя нет основания жаловаться, ты сама вызвала этот огонь на себя. Так что, хлебни результат своей же идеи в действии.

Так и жили они, Нина и Миша. Она мечтала о нежном и любящем муже в лице Миши, а Миша игнорировал её. Присутствие Миши и сравнительная его близость питали в Нине надежду на успех её намеченных планов захватить его и запутать в своей паутине да так, что он попросит её пощадить его и спасти его своей любовью. Весь её внутренний мир подвергался колебаниям, душа сжималась и клокотала от грусти и радости на фоне полного безразличия Миши.

Нина советовалась в вопросах «ловушек» с Мариной, которая поддерживала её коротким замечанием:

- Мечтать не плохо. Хорошо, когда мечты осуществляются. А как у тебя в этой области?

- Всё равно ему некуда деваться, он будет моим, - уверенно ответила Нина.

- Ну, надейся, но не теряй трезвость, не забывай с кем имеешь дело. Забудешь, обожжёшься. Он сжёг не одну «женщину» дотла до тебя. Смотри, чтобы ты не стала очередной.

- Я не из тех его дур, - сказала Нина уверенно.

- Ну и слепая дура ты, - подумала Марина, но вслух сказала, - хорошо надеяться, но помни, неплохо взять зонтик с собой в пасмурную погоду.

- Причём тут дождь и зонтик, - возмущённо сказала  Нина, фыркнув.

Марина с жалостью посмотрела на Нину.

Нина не теряла надежды и бывала всегда в хорошем расположении духа, часто громко смеялась и бывала вся внимание ко всем.

Нина была знакома с Мишиной способностью игнорировать всех и всё, что не входило в его непосредственный круг интересов, поэтому она надеялась, что в данном случае она входила  в круг его интересов, что в её переводе означало, что он должен её ублажать.

Всем было ясно, что пребывание Нины дома был периодом брожения его отношения к Нине, и всем был известен ожидаемый и известный результат.

Поэтому не было странным, когда однажды ночью она, закатив ему скандал, истерически кричала.

- Ты подлец и негодяй, ты сволочь и чёрствый, ты …

- Перестаньте кричать, вы детей разбудили, - сердито постучалась в их дверь Марина.

- Не я кричу, вот эта дура кричит, как сумасшедшая. Чем я заслуживаю такие скандалы? Каждый раз, когда я прихожу домой, она закатывает мне скандалы, - спокойно сказал Миша и добавил, - растолкуй ей, что я могу и не ночевать дома.

- Ты мне кто, муж? Так исполняй  … будь мужчиной.

Марина попросила её выйти в кухню поговорить.

- Нина, так не делают. Ты насильно и, размахивая перед его носом удостоверением о браке, милой не будешь. Ты лучше лаской и нежностью замани его к себе. Постарайся в других условиях встречаться с ним, сходи с ним в кино, просто неси ему обед, закрой мастерскую на обеденный перерыв, беседуй с ним.

И они договорились, что в субботу, когда все дома, Нина понесёт ему обед, а остальное – как подвернётся. Нина так и поступила, взяла остатки вчерашнего обеда, пожарила картошку с луком, что Миша обожал, села в автобус и через полчаса была в будке Миши на центральной улице города. Но была страшно разочарована, когда увидела друга Миши в будке.

Друг успокоил её, сообщив, что Миша скоро вернётся.  Наступившее молчание нарушил друг:

- Ну, Нина, как жизнь, он тебя обижает или обожает?

- Жизнь не очень сладкая в данный момент. Надо бороться за счастье, - ответила Нина и посмотрела на него.

- Это прекрасно, если вы знаете, что надо делать. А вы знаете как?

- А вы, вы знаете? Помогите мне советом, - попросила Нина.

- Понимаете, я бы начал давать регулярные и стандартные советы, но они и работают, и не работают с этим парнем. Он загадка, которую я не могу разгадать.

Нина покачала головой.

- Непонятно? – спросил друг, - добро пожаловать в наш клуб, озадаченных личностью Миши.

Нина не выдержав неопределённость его мыслей, почти с раздражением спросила:

- Ты можешь по-человечески объяснить, говорить понятным языком?

- Понимаешь, Нина, без ущерба моей скромности, я скажу, что я , как мужчина, более интересный экземпляр. Я высокий, статный, приятной внешности, с привлекательной улыбкой, физический развитый ...

- Ну, Миша не лыком шит, он имеет свою красоту, свою привлекательность! – решительно ответила Нина.

- Да, но не забудь, по одёжке встречают. Но, тем не менее, все женщины, которые его узнают, не могут отстать от него.  Что за магнетизм у него, нам, мужикам, непонятно. Может быть, ты мне объяснишь?

Нина с довольной улыбкой заметила:

- Единственное, что я могу сказать, это - я понимаю тех его женщин и я одна из них. Это дьявол, от которого я с ума схожу и боюсь, что он меня с ума сведёт.

Нина оставила еду в будке и поехала обратно домой.

- Ну, если не везёт, так не везёт. А я невезучая, так что не надо удивляться. Как мне заманить его в постель, чтобы он рычал от удовольствия? – спросила Нина Марину по возвращению домой.

- Знаешь, попробуй от противного, то есть, начинай игнорировать его, не поднимай никакие вопросы, пришёл - не пришёл, ушёл - не ушёл, ночевал - не ночевал. И вообще, полное игнорирование. При этом не забывай, что имеешь дело с кобелём, так что принимай позы, вызывающие его естественный интерес к самке. Попробуй, по-моему, он заинтересуется тобою. Удачи тебе, - посоветовала Марина.

Но случилось, что Миша не приходил домой три дня подряд.

- Ну, что ты скажешь на это, - саркастически и подавленно сказала Нина.

- Сегодня у меня короткий день, - сказала Марина, и обещала заглянуть к нему на работу.

Миша был в своей будке и работал.

- Как дела, Миша, у тебя всё в порядке? - спросила она.

- Всё идёт прекрасно, - скаазал он, - для клуба дорогостоящий товар поступил, хранение которого я не мог доверить сторожам и мне пришлось спать в баре. А сейчас всё установлено и я приеду домой.

- Хорошо, но ты знаешь, что произойдёт, если все мы ей надоедим, и она решит бросить всё на нас. Я не хочу давать тебе  какие-либо советы, но ты единственная нить, привязывающая её с отцом. Без твоей ласки эта нить может оборваться.

Миша посмотрел на неё и пробормотал что-то о приобретении семьи, дома и громко добавил:

- Да, невероятный случай ласкового телёнка, ради отца ... надо пойти на жертвы.

Следующее утро, когда Миша начал говорить, что у него много дел и что он ...., Нина тут же оборвала его и мягко сказала:

- Не надо, Мишенька, отчитываться как ребёнок, мы знаем, что ты занятый человек. Дай Бог тебе удачи! Когда закончишь свои дела, тогда и приходи домой.

У Миши появилась приятная улыбка. А когда на следующее утро он хотел что-то сказать, Нина погладила его подбородок и, покачав головой,  мягко сказала:

- Удачи тебе, дорогой.

В доме установилась тишина, редко нарушаемая страстными ночными стонами и вздохами Нины.

Только Нина чувствовала, как старик становится тяжелее, как он теряет равновесие, но на её замечание домашние реагировали по-разному.

- Просто устаёшь, поэтому тебе лучше спать ночью, спать и восстанавливать свои силы.

- Дело не во мне, я тебе говорю, старик теряет силы.

- Ты не беременная? - с улыбкой спросила Марина.

- Хотелось бы, но откровенно говоря, со стариком в моих руках, мы все пострадаем. Так что, хочу и одновременно не хочу забеременеть сейчас. Миша сейчас более внимателен ко мне.

Хотя  Миша продолжал пропадать  днями и неделями, но никто больше не обращал внимание на его отсутствие. В центре был старик, изменения в котором  домашние принимали как знак приближения неизбежного.

Наступил момент, когда старику стало трудно вставать с постели и совершать свои прогулки. А когда старик беспробудно стал спать, ребята забили тревогу и пригласили самого «профессора» больницы, который не только взял большие деньги за свой визит, но и назначил огромную ударную дозу пенициллина старику.

Только благодаря замечанию сердобольной медсестры, делающей уколы старику два раза в день и заметившей охлаждение пальцев его ног, тревожить уколами умирающего старика перестали.

- Он умирает, - холодно сказала она, - дайте ему умереть спокойно, долго не протянет, - посоветовала она.

Никто не пошёл на работу в этот день, и все стали по очереди дежурить у отца. Когда оба брата вышли  из спальни отца со слезами в глазах, слова «Папа умер» были лишними. С воплями женщины кинулись в комнату и бросились на старика. Громче всех кричала и плакала Нина.

После нескольких часов истощающих криков и слёз, наступило долгое молчание. Около полуночи Давид сказал Мише:

- Давай обсудим предстоящие дела и скоординируем наши действия.

Всё необходимое было сделано и старика похоронили в сопровождении друзей и плачущих родственников. Вечером, после панихиды, во время обсуждения посещения могилы отца на следующий день, Миша сообщил, что из кладбища сразу уедет по делам, и попросил брата и Марину позаботиться о маме и Нине. Нина тут же резко среагировала:

- Не беспокойся о нас, я позабочусь о ней.

Когда женщины готовились к семидневным поминкам, Нина выглядела озабоченной и немножко растерянной.

- Что происходит, Нина, что с тобой? – спросила Марина.

- У меня не было месячных.

- Не беспокойся, так бывает от волнения и переживания. Ты смотри, через что мы все проходим, и особенно ты. Не зря же ты плакала громче всех. Но, на всякий случай, сходи к врачу.

Несмотря на Мишины нерегулярные появления дома под предлогом занятости вопросами Ночного Клуба, он появился не только на седьмой день, но и на сорок. Нина подошла к нему прямо на кладбище и шепнула ему в ухо:

- Так редко бываешь дома, что не могла сказать тебе об этом в постели.

- Потерпит, сейчас не время и не место, - ответил он сухо.

- А почему тебя не интересует, что я хочу тебе сказать? Ведь у нас есть что-то общее, - обиженно спросила Нина.

- К твоему сожалению, нас связывающее звено находится под двумя метрами земли, - указывая пальцем на могилу отца, еле заметной усмешкой ответил Миша.

- Какой ты подлец, всё-таки, ты рад смерти своего отца, что ли?

- Ты глупости не говори, - крикнул Миша.

Марина подошла и резко сказала обоим:

- Мы на кладбище, скандалы не устраивайте здесь. Всё, что надо обсудить, обсудим дома.

- А ты спроси его, он домой придёт сегодня? - резко сказала Нина.

Марина посмотрела на него:

- Ну?

- Да, да, да, - ответил Миша.

Маленькая группа посетителей кладбища поехала домой, где накрытый стол ожидал скорбящих для начала панихиды, которая практически превратилась в собрание семьи для обсуждения текущих и предстоящих дел семьи.

- Как ни странно, смерть отца ознаменовал и начало нового периода в нашей жизни, - начал Давид. - Мы получаем новую кооперативную квартиру и скоро переедем туда, что означает, что существующая как единая семья распадается на две части.

- И что ты хочешь этим сказать?  Вы будете жить там, а мы – здесь? И в чём особенность? – безразлично спросил  Миша.

- Есть вопросы, требующие решения, - вмешалась Марина, - мы предлагаем маме пойти с нами, а она не хочет.

- Нет, мы втроем будем жить здесь, - вмешалась мать , - Нина будет нуждаться в моей помощи скоро.

Миша не среагировал. Вдруг старушка начала:

- Сынок, ты должен приходить домой ночевать, потому что Нина может нуждаться в помощи со своей беременностью, а я могу не справиться.

Это прозвучало как взрыв бомбы.

- Как это, беременная? – удивился он. - Ты же говорила ... , дрянь ты такая, хочешь обманным путём меня привязать к себе?

- Что значит обманным? – воскликнула Нина, - кретин, ты же мой муж, и забеременела я от тебя.

- Не надо кидаться на неё, Миша, у всех бывают «ошибки», - вмешалась Марина. - Наш второй ребёнок тебе пример. Ты думаешь, мы планировали сейчас иметь ребёнка? Но, что поделаешь, так получилось.

- Сама заварила кашу, сама и расхлёбывай, - крикнул Миша на Нину.

Мать, видимо, не понимая, какая перестрелка идёт, вмешалась:

- Сынок, ты же опять отцом станешь.

- Да, да, мама, это хорошо, - ответил матери Миша с улыбкой. – Я достану деньги на аборт, - серьёзно обратился он к Нине.

- Ребёнок не только твой, но и мой, - ответила Нина на это предложение.

- Ну и прекрасно, решение твоё. Терпи беременность, рожай, воспитывай своего ребёнка, а я умываю свои руки, - радостно ответил Миша.

- И, всё таки, ты ужас, действительно, - в слезах сказала Нина.

- Нет, нет, и тысячу раз нет! – крикнул Миша. – Ты помнишь, как я тебя предупреждал? Но ты, подлая, схватив меня за яйца, настаивала: «Нет, женись на мне». И я женился ради отца. Ты сама отказалась от денег, ты сама захотела меня потянуть на себя. Ну, и что, получила, получила мой хрен! А теперь ты хочешь получить то, что приложено к нему? Нет, моя дорогая, в нашем договоре это не было обговорено. Ты знала на что идёшь с самого начала. Есть хорошие мужья, есть плохие, и ты заранее знала, что я – плохой муж. Я выполнил условия контракта, я тебе дал дом, семью, заботы, и секс. А теперь главная причина всего этого исчезла, тебе больше не надо заботиться о больном, умирающем отце, так зачем ты мне нужна?  Условия контракта исчезли, исчезли и обязанности. Так что ты мне сейчас ребёнком не угрожай, этого не было в договоре.

- Именно, кретин, этого никто не ожидал, но получилось так, что новым пунктом нашего контракта стало появление ребёнка, - в сердцах крикнула Нина, чувствуя, что земля уходит из-под её ног.

- Наш контракт аннулирован, Нина, и строй свою дальнейшую жизнь вокруг этого- заключил Миша.

Было ясно, что Нина аборта не хотела, да и никто не рекомендовал ей этого. Появление ребёнка дало бы Нине много преимуществ.

- Понимаешь, Миша, ты, как несерьёзный и безответственный человек, видишь в случившемся несчастьи способ уйти от ответственности. Контракт или не контракт, существует моральная ответственность отца перед ничем невиновным чадом. Но эти моральные нормы для тебя пустые места. Есть многое другое, что потребует если не сиюминутного решения, то в будущем, и твоё размахивание Контракт-Монтрактом не поможет, и прятать голову в песок тоже не поможет. Так что, ты готовься и строй свою жизнь вокруг этих проблем, - заметила Марина.

- Меня ничего не волнует и ничего не интересует, - коротко и решительно ответил Миша.

Всем было понятно, что он говорил правду. Это было всё, на что он был способен.

Предложил отложить эти разговоры и пойти спать.

- Нина, мы обсудим с тобой твоё положение. Ты увидишь, всё для тебя будет хорошо! – успокоил Давид Нину.

В эту ночь Миша спал на диване в зале, а утром,  после завтрака ушёл и исчез на несколько недель.

Нине нашли работу, и она жила со свекровью, которая не только делила компанию с Ниной, но и вкладывала свою пенсию в общий «семейный» бюджет.

Через три месяца Миша появился в доме у младшего брата с просьбой помочь ему с деньгами для ускоренного развода с Ниной.

- В твоём Контракте не было такого пункта, - съязвил Давид и, зная хорошо своего брата, предложил условия:

- Ничего плохого нет в том, если растянуть резинку на шесть месяцев. Это даже хорошо, время будет  Нине рожать и дать ребёнку твоё «отчество». Ты должен согласиться дать ей половину дома. Только после этого ты можешь пользоваться своей «свободой» и позабавить себя своей очередной любовницей. Сколько лет твоей новой, пятнадцать?

Миша с улыбкой сказал: «Восемнадцать».

- Ну, не боюсь повториться, но ситуация подходящая. Они тебя находят, или ты их?

- А почему ты удивляешься? – спросил Миша.

- Ну, понимаешь, ты многоразвитый, много ремесл знаешь, музыкант, и теперь занят делом открытия первого ночного бара в городе. Вот личность! А ведь всё это на поверхности, у тебя нет глубины.

- Ну, столько перелистал в мою пользу, ведь ты не потянешь со мной, - с гордостью ответив, Миша победоносно посмотрел на своего брата.

Давид просто улыбнулся и сказал:

- Давай, я популярно объясню тебе на понятном для тебя языке. В морях очень часто бывают нефтяные пятна, которые иногда распространяются на многие километры, но нефтяное покрытие бывает настолько тонким, плёночным, что никто не думает выкачивать нефть из таких мест. Знаешь почему? Нет? Ну что, подумай, для разнообразия, хоть иногда шевели не твоим ..., а своими мозгами.

Помолчав немножко, Миша спросил:

- Так, когда ты мне дашь деньги?


- Ближе к разводу, когда всё в пользу Нины будет определено. Я думаю, что ты не возразишь против нашего решения дать наиболее возможное Нине на благо её и её ребёнка. Я думаю, что ты согласишься, что это мизерная расплата за все страдания и переживания, которые ты причинял многим женщинам вокруг себя. Не бойся, мы поговорим с ней, чтобы она не настаивала на алиментах и деньги за ребёнка. Мы поможем, её братья помогут, да и ты время от времени купишь платьице или штаны ребёнку.

Миша ушёл в хорошем настроении.

А Нина, услышав всё это, только одно сказала:

- Поверьте, я тоже хочу, чтобы всё быстрее разрешилось.

Успокоив Нину о положительном исходе развода, Давид и Марина попросили:

- Пока что ничего не предпринимай, и скажи твоим братьям, чтобы не ставить разделительную перегородку для раздела дома,  а то это плохо отразится на маме. Всему своё время, - успокоили они Нину.

Взяв с неё обещание, Давид и Марина подготовили мать-старушку об ожидаемом разделе дома.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход

Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
Жена входит в ванную и видит: на весах стоит муж и втягивает живот.
- Думаешь, это поможет?
- Конечно! Как я иначе увижу цифры?
* * *
Приходит муж с работы домой, усталый. Говорит жене:
- Кто бы ни звонил, меня дома нет.
Раздается звонок... Жена берет трубку и говорит:
- Муж дома!
Муж срывается с кресла и кричит:
- Ты что дура, я тебе сказал: меня нет!
Жена отвечает:
- Не волнуйся, это мне звонили.


Читать еще :) ...