КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


ЛЮБИМАЯ ИГРА

Автор: 

Я познакомился с Инной на курсах по повышению квалификации. В большой аудитории присутствовало двадцать пять участников, которые сидели вразброс. На третий день я заметил, что Инна сидит рядом со мной. Почему-то она сразу стала обращаться со мной на «ты» и попросила того же самого от меня. Слушали лекции, задавали вопросы, обсуждали, а иногда Инна что-то переспрашивала у меня. А во время перерывов она всегда находила нечто такое, что требовало моё участие.

- Ты не знаешь, где тут можно водички попить? Покажи, пожалуйста.

- Тебе в буфет не надо? Пойдём, поищем.

После занятий мы расходились по нашим общежитиям, которые находились недалеко друг от друга.

Через несколько дней стало ясно, что мы все получим удостоверение об успешном прохождении курса, отчего спало напряжение и мы почувствовали легче на душе. Это в переводе на поведение означало больше развлечений. У нас образовалась маленькая группа, которая организовывала все мероприятия.

В ресторанах Инна танцевала со всеми мужчинами, от радости сияющие лица которых, несомненно, выражали их радостное настроение.

Все сходились в одном, что Инна - просто прелесть. Всем было приятно общаться с нею.

Во время одного из занятий она  придвинула листок бумаги ко мне с записью о том, что в Доме Офицеров показывают «Леди Гамильтон» на английском, в ответ на что моя запись гласила: «Пропустить нельзя. Фильм не дублирован на русский. Хочешь пойти с ребятами?» В ответ она отрицательно покачала свою голову и ткнула меня  пальцем. Я перевёл её жест: «С тобой, вдвоем», и мне было приятно.

Мы зашли в кинозал, сели рядом и начали смотреть фильм. Через несколько минут я начал петь ей дифирамбы, похвалив её красоту, нежность, тактичность, гордый вид и её весёлость.

- И вообще, с тобой и вокруг тебя всё кажется очень просто.

Пока я, нагнувшись к её уху, «пел» ей дифирамбы, она всю дорогу улыбалась и, время от времени поворачиваясь лицом ко мне, кивала головой и говорила что-то невнятное. А приблизившись к ней, я коснулся её уха губами, и прошептал:

- Разве ты не согласна со мной? Что ты скажешь на это?

- Мне кажется, что ты стараешься сказать что-то, так скажи мне в правое ухо. Ты понимаешь, я не слышу на левое ухо, сядь, пожалуйста, справа от меня.

Господи, неужели она глухая на левое ухо! Я выложил всего себя, чтобы охмурить её, а она «скажи в правое ухо». А ведь до сих пор нельзя было заметить что-либо подобное у неё. Конечно, у меня пропало всякое желание говорить и из вежливости сказал, что я жевал резинку. Я сел рядом справа и молчал до конца сеанса.

По окончании кинофильма я заметил, что фильм-то всё ещё не был дублирован на русский и крутили только на английском.

- И без титров, - заметила она.

- Ну да, поэтому я ничего не понял, - сказал я с улыбкой.

После очередного занятия Инна попросила уделить ей некоторое время, на что я согласился.

- Хорошо, вечером я приду к тебе, - сказала она.

Она появилась к семи часам. Увидев её, все мои «друзья», с которыми я разделял комнату, один за другим нашли причины удалиться. Инна с улыбкой заметила, что в данном случае негласное, но известное общежитейское правило не следует применять, так как мы должны уходить.

- А куда? – спросил я.

- Да так, пойдём в какое-нибудь кафе, мне надо поговорить с тобой, мне не очень хорошо на душе. Мне нужен человек, который сможет бесстрастно выслушать меня и дать совет, если потребуется. Так я подумала, что ты «мой лучший друг».

А «новость» была - её развод с мужем, о котором он сообщил ей по телефону. Она была подавлена и искала плечо поплакать.

- Ну, это гром в ясную погоду или стояло на повестке дня?

- Понимаешь, он капитан … военного карабля и … ну редко бывает на суше. А я, как видишь, общительный человек с большим кругом друзей. Люди склонны к сплетням … Был забавный случай, когда он как-то заехал ко мне на один день из-за какой-то неполадки на их подлодке и был вызван обратно срочно в середине ночи. Так этот эпизод мои «хорошие» соседи потом подали ему, что якобы это был мой любовник, который ушёл от меня под утро.

Я молча слушал и смотрел на её тонкие черты лица, зеленоватые глаза, мокрые, тонковатые губы, чуточку кривляющиеся в углу рта, и поймал себя на том, что я оцениваю её с ног до головы только с одной точки зрения, а именно, была бы она хорошей любовницей или нет? У меня не было сомнений в её виновности. Да и при всём желании такая  женщина не смогла бы остаться верной мужу, играющему в кошки-мышки с американцами в глубинах океанов и всплывающему на поверхность в зависимости от капризов командования.

- Послушай, Инночка, я не твой муж, и мы ведём откровенный разговор. Ты просто скажи мне правду, оставляла следы?

- То есть, какие следы? – спросила она и тут же сообразив, продолжила, - я никогда в компрометирующие меня отношения не входила и  никогда за дровами глубоко в лес не ходила.

- Ну, так или иначе, есть вещественные доказательства или нет, можно судить о таких вещах и по другим признакам. Есть тончайшие ньюансы, которые пары узнают тут же или замечают их отсутствие.

- Я не думаю, что у него могли быть какие-либо сомнения по поводу ослабления моей страсти.

- Но, послушай, Инна, при столь долгом отсутствии мужа приходится приспосабливаться, и после несколько дней страсть притупляется. Вот он и думает, что ты не соскучилась по нём по понятным причинам.

Инна не сдержалась и залилась хохотом.

- Я ничего смешного не сказал, - сказал я с обидой.

- Просто мне смешно от идеи, что я могу быть холодной.

Я посмотрел на неё в недоумении и понял, что, видимо, она горячая женщина, чтобы не сказать очень. Да,такая - мечта любого мужчины, постольку, поскольку такая - не его жена. Я знал женщин, готовых пойти с любым мужчиной, лишь бы предложили. Сам лично отказался провести ночь с одной такой, боясь сам не зная чего. И вот я смотрю на Инночку и думаю, если бы все горячие женщины имели вот такой облик, мне было бы не страшно провести не только одну ночь в её горячих объятиях. Я очнулся от моих мыслей, когда Инна неоднократно спросила :

- Что с тобой, ты меня слушаешь или нет?

Я извинился.

- Так, что ты думаешь, что мне делать?

Я опять посмотрел на Инночку и понял, что она есть то, что мужчины обычно называют «лакомый кусочек», и я бы лично был бы не против помять постельное бельё с ней. Но, к сожалению, это прозвучит грубо и оскорбительно для неё, если я выражу свою мысль вслух. Да я и не думаю, чтобы она не знала о своей силе над мужчинами. Конечно, что за глупости, любая женщина с полумозгами обладает интуитивным пониманием своей сексуальности и прекрасно понимает, какую сексуальную бурю она поднимает у мужчин. Любая женщина,  сомневающаяся в своих чарах, наведёт скуку и депрессию на мужчин. Такая женщина достойна уважения, но флиртующие мужчины захотят держаться подальше от них, потому что они способны только на серьёзные отношения, а флирт не для них.

- Алло, дома есть кто? – повышая голос, удивлённо спросила Инна.

- Инночка, когда ты в последний раз посмотрела на себя в зеркало? – наконец, сказал я.

- Неужели я такая страшная? – ответила она вопросом.

- Ну, если напрашиваешься на комплимент, то ты добьёшься его. Ты выглядишь прекрасно, ты такая тонкая, изящная, и я даже не сомневаюсь, что немало мужчин захотят держать тебя в своих объятиях и не захотят отпускать далеко от себя. Ты, короче, женщина желанная, – сказал я.

- В каком смысле? – допытывалась она.

- Ты молодая, красивая, ты в расцвете своей молодости и многие мужчины захотят иметь такую жену, как ты. Его развод с тобой – это его потеря. Не горюй, ты найдёшь более достойного для себя.

Она широко улыбнулась с выражением удовлетворённости, написанном по всему её лицу.

- Гм, говоришь есть длинная очередь за моим хвостом? Что-то никого не вижу. Алло, где вы? – с улыбкой тихонько крикнула она.

- Перестань дурить, ты единственная, которая тут же заметит этих мужчин за собой.

- А ты, ты бы женился на мне? – вдруг выпалила она. И громко смеясь, добавила. – Извини, пожалуйста, о присутствующих не говорят. Я знаю, ты мне очень нравишься и я нравлюсь тебе, давай на этом и остановимся. Ну что, я на этапе «Король умер», доживу до времени, когда я смогу сказать «Да здравствует король». - А пока все «князья» у твоих ног. Пользуйся свободой, наслаждайся жизнью, пока опять не поставят тебя в рамки.

Я радостно посмотрел на неё.

- Ну, что, новая мысль? Поделись.

- Понимаешь, вот я смотрю уже на тебя совсем другими глазами. Ты свободна и я могу смело подойти к тебе с намерением завести шашни. Так что, это уже одно преимущество, которым снабжает тебя твой развод.

- Никогда не чувствовала недостаток в друзьях до замужества, после и надеюсь, что не почувствую одиночества после развода. Просто неприятно, что нечаянно я причинила неприятность, а может быть, и боль человеку.

Мы встали. Я попробовал улучшить её минорное настроение, выражая надежду  на лучшие времена в скором будущем для неё. Она сказала, что только меня посвятила в свои личные проблемы, хотя не понимает почему.

Её изливание души как будто сблизило нас. Я бы не сказал, что мы стали вести себя как-то по другому, но у меня появилось какое-то тепло по отношению к ней. Подумав, я заключил, что это было основано на жалости. Но её подавленность не продолжалась долго. Со следующего дня она вела себя так свободно, что нельзя было узнать в ней ту женщину, которая недавно переживала горечь развода с мужем. «Сильная», подумал я, и она выросла в моих глазах.

Мы продолжали ходить на лекции, занимались, встречались. Я никогда не переходил границы дозволенного, хотя не могу сказать, что я был бы против быть в интимных отношениях с нею, но, учитывая травму, через которую она проходит, я не захотел бы причинить ей больше неприятностей. Но вопреки моим прогнозам, она стала проявлять какое-то внимание ко мне.

- А ты не хочешь пойти со мной?

- Давай, посиди рядом со мной, я занял место для тебя.

- Я думала, что ты придёшь ко мне вечером, и мы пойдём куда-нибудь вдвоём.

Пару раз она позвонила мне утром в субботу и попросила зайти к ней, она хочет видеть меня. Выяснялось, что хотела пойти позавтракать со мной.

Однажды, после занятий, она прошептала:

- Послушай, пойдём ко мне.

На мой вопросительный взгляд она ответила:

- Хочу посидеть с тобой у себя, отдохнуть, поговорить, и … побыть с тобой.

Я опять посмотрел на неё нерешительно. Её загадочная улыбка вызвала во мне радость и тревогу одновременно. Я посмотрел оценивающе на неё и подумал, хочу ли я её? В миг я понял, что я могу быть с нею. И стал думать о том, что не был достаточно активным, а она всё время посылала мне сигналы. Мне как-то стало неловко, что я оказался кретином настолько, что «бедная» взяла инициативу в свои руки. Радость и ожидаемая сладость были омрачены обстоятельствами общежития. Как можно заниматься такими делами в условиях общежития! Мы, ребята, имели неписаный код поведения и мы все подчинялись этому правилу.  А как же у неё? Она ведь живёт с четырьмя другими студентками.

- А может быть будет лучше, если пойдём ко мне, ребята у меня понятливые, - сказал я.

Она как-будто прочла мои мысли и успокоила меня:

- Не беспокойся, всё будет хорошо.

И мы пошли к ней. Женщины в комнате были кто в чём: полуголые, в халатах, в бигудях. Как только я появился, у всех оказались дела и они разбежались кто куда. Через несколько минут все ушли и Инночка подошла к двери и закрыла на замок.

– Не хочу, чтобы мешали, - сказала Инна и, сев на свою кровать и похлопав рукой, пригласила меня посидеть рядом с ней, что я и сделал.

- А что мы собираемся делать? – наивно спросил я.

- То, что мы собираемся делать, чем занимаются взрослые. Зачем притворяешься наивным?  - упрекнула она меня.

Вроде бы всё делалось для «этого», но когда настал момент, наступила какая-то неловкость. Я стал смотреть по сторонам, как-будто никогда не видел стены. А на самом деле я избегал её взгляда, и, когда, наконец, посмел посмотреть на неё, она с иронией в глазах смотрела на меня со смущенной улыбкой, сутулясь немножко, и как бы играя своими ладонями.

- Ну и погода была сегодня, - почему-то сказал я.

- Не говори, - ответила она, выпрямляясь, невольно выставила свои груди вперёд, делая при этом глубокий вдох и выдох, выдавая своё волнение.

Я понял, что как мужчина, я должен взять инициативу в свои руки. Не могу же я ждать, чтобы она сделала первый шаг. И, смело протянув свою руку,  я коснулся её плеча и, слегка притянув её к себе, прижал её к моей груди. Не почувствовав сопротивления, я посмотрел с нежной улыбкой ей в глаза и протянул другую руку и обнял её. Я погладил её спину, а через секунду другая рука стала медленно, но уверенно скользить вниз, к её грудям. Ещё не касаясь груди, я сделал лёгкую попытку уложить её. Вот тут я почувствовал сопротивление, но так как я не ожидал этого, моё усилие превратилось в движение, которым я схватил её грудь. В попытке удержать себя, я невольно сжал свою ладонь.

Был ли я готов к её взрыву, последовавшему за моим невинным прикосновением к её груди? Она освободилась от моих объятий, отпрянула назад, отбросила мои руки, сурово посмотрев на меня, резко и грубовато сказала:

- Ах, вот оно что! А я, дура, подумала, что Вы совсем другой, не такой, как все остальные. Вам точно также, как всем мужчинам, скорее надо дойти до моих трусов. Как Вам не стыдно! Человек испытывает момент слабости, а Вы тут-как-тут, как бы поскорее воспользоваться моментом. Я же прильнула к Вам, потому что почувствовала, что Вы способны дать немножко тепла и согреть мою израненную душу, ведь я так нуждаюсь в поддержке именно в эти дни, в эту минуту. Я, должна Вам сказать, глубоко разочаровалась в Вас.

Единственное, что я успел сказать было:

- Кажется с первого дня мы были на «ты». А что стало с нашим «ты»? И почему перешли на «Вы»? Ведь можно отчитывать, стоя на платформе «ты».

- Да как я могу позволить себе говорить с хамом на «ты»? Нет, это была моя грубейшая ошибка довериться Вам и подпустить близко. Вы же не понимаете хорошее отношение женщины к Вам. Кто-то говорил мне, что дружбы между мужчиной и женщиной не может быть, а я не хочу верить этому, и вот уже который раз я страдаю из-за моей доверчивости.

Я смотрел на неё и не верил ни своим глазам, ни ушам. Челюсть у меня отвисла, и я только хотел вставить слово, но вместо слов выходили какие-то нечленораздельные звуки, напоминающие баранье блеяние. Наконец, я пришёл в себя от начального шока, встал, попросил прощения и сказал, что мне кое-куда надо.

- Куда? Не надо уходить, выслушайте меня до конца.

- Инночка, поверьте мне, Вы больше, чем достаточно сказали. А мне, действительно, после такой клизмы в туалет хочется.

И я вышел спокойно из комнаты. Она вышла со мной, держа мою руку.

- Мне на самом деле нужно идти туда. Вот, подержите мой портфель в залог моего возвращения.

Она провела меня до выходной двери общежития и остановилась у дерева.

- Давай постоим здесь немножко, - сказала она.

- Зачем?

Она посмотрела на меня со своими сверкающими улыбкой глазами и сказала:

- Обними и поцелуй меня, пожалуйста, - вдруг она сказала.

Я нервно захохотал.

- Вы знаете, у меня есть друг, жена которого отказывает ему в нежности дома, но стоит им быть в лифте, как она зажигается страстью и начинает прижиматься и облизываться. Так муж её предлагает устроить спальню в лифте.

Но Инна сделала вид, что не поняла намёка.

- Я прошу тебя, - умоляла она.

Я повернулся и направился в сторону трамвайной остановки. Она последовала за мной.

- Провожу до остановки.

Долго мы стояли молча.

- Ну, не обижайся, пожалуйста, я просто не была в настроении, я обещаю в следующий раз у нас всё будет в порядке.

Я стал неудержно хохотать до степени неприличия.

- А что такое смешное я сказала,? – удивилась она.

Я рассказал случай с моим другом, который не захотел бы во второй раз быть со своей девушкой. А когда я спросил, был ли он хотя бы раз с ней, то он сказал, что первый раз тоже не захотел.

- Нет, нет, нет, я серьёзно тебе говорю, - поспешила она заверить меня.

- Инночка, дело не в тебе. Неважно сколько ты меня захочешь в дальнейшем, у тебя был один шанс переспать со мной, и ты не смогла правильно воспользоваться им. Неважно, сколько ты будешь умолять, я с тобой не смогу быть. Сколько бы ты не пыталась, у тебя со мной ничего не получится. В моей деревне только один раз кричат «Волк». Я знаю свою цену и, к тому же, я достаточно гордый, чтобы не глотать второй раз эту горькую пилюлю.

Я сел в трамвай и поехал к себе.

Мы, как обычно, встречались на курсах и вели себя как обычно. Но некоторые ребята заметили, что  в моих отношениях с ней произошла рокировка. Я как-будто смотрел в воду, когда изложил ей свою теорию о наших отношениях. Она неоднократно просила проводить её в комнату, но я был непоколебим.

- Сейчас не могу, в другой раз, - обещал я.

- Но каждый раз ты говоришь «в другой раз», - жаловалась она.

- Ну, Инночка, Вы же знаете, что это просто форма обещания ничего. Вам хорошо известно, что другого раза для Вас нет!

Наши встречи и долгие разговоры в коридорах, на улице, перед входом то моего, то её общежития не остались не замеченными друзьями по курсу. Один из них за чашкой кофе стал задавать меткие вопросы. Я откровенно рассказал ему о случившемся между нами. Бедняга чуть не поперхнулся, чем вызвал моё любопытство.

Он, захлебываясь от смеха,  еле-еле сумел рассказать аналогичную историю с ним и с одним другим парнем, причём это не было в общежитии, а специально поехали за город в гостиницу.

- И что ты думаешь, она сделала то же самое и со мной, и с ним. Причём она его так искусно «обработала», что тот испортил мою обедню тоже. Мы не остались на ночь, все выехали вечером того же дня. Так что ты легко отделался.

Я почувствовал определённое облегчение после этого рассказа и стал относиться к  Инне, я бы сказал, с определённой долей уважения за умение вносить юмор в свои отношения с мужчинами.

Я стал более приветливым и изменил моё мнение о ней.

На прощание она попросила встретиться, и я согласился, будучи уверенным, что она не попытается вновь повторить свою шутку со мной. Мы позавтракали  и мило беседовали.

- Инночка, могу я дать тебе совет?

- Пожалуйста.

- Прими к сведению на будущее, что некоторые мужчины реагируют более агрессивно на женские «шутки». По-видимому, ты ещё не наткнулась на буйных.

Она весело посмотрела на меня:

- Ну, посмотри на себя, я же почувствовала, что ты ягнёнок.

Я понял её, но тем не менее сказал:

- Людям свойственно ошибаться.

- У женщины есть чутьё на такие вещи, поверь мне, но тебе трудно понять, потому что ты мужчина. Пойми, дурачок, ты мне страшно нравишься!

Она опять посмотрела на меня глазами полными весёлой шаловливости.

- Ну, что, встряхнём стариной? Давай, забудь обиду и подари мне на память незабываемые картины нескольких часов любви и страсти. Я тебя хочу, сейчас хочу.

Она шепнула последние свои слова и нежно погладила мою руку. Признаюсь, она так нежно потрогала, что у меня моментально потемнело в глазах, а когда я увидел её искрящиеся, весёлые глаза, я отрезвел и тоже с улыбкой сказал:

- Не, не, не, нет. Инночка, остановись, ты, по-моему, опять входишь в игру, со мной твой номер больше не пройдёт  Однако, спасибо тебе за тёплые чувства. Признаюсь, в какой-то момент я подумал, что ты была искренней.

На прощание мы обнялись и во время поцелуя она шепнула мне в ухо:

- Я на самом деле хотела тебя. Жаль, что ты не будешь в моей «галерее». Мы расстаёемся в хорошем настроении, и я надеюсь, что, возможно, в будущем, если судьбе будет угодно, мы встретимся опять и всё может сложиться совсем по-другому.

Да, в определённом смысле мне нравится её дух игрока. До последнего мгновения она верна своему стилю игрока. Хочет внушить мне, что я совершил ошибку. Но, как принято говорить, она, упав с лошади, продолжает кричать: «Ачу, ачу».

Другие материалы в этой категории: « ЦАЦА, или «ВЫ ДУРАК, ЮРА» Хор Турецкого »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход

Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

Пока что единственный способ, которым мне удается менять мир вокруг себя – это толстеть и все больше искривлять пространство-время своей массой.
* * *
– Ты договоришься.
– Да, я умею договариваться.
* * *
Если вы добрый, чуткий, честный, порядочный, щедрый человек, готовьтесь: все вами будут пользоваться всю жизнь.
* * *
В каждом супермаркете должна быть игровая комната для мужчин.


Читать еще :) ...