В ПОИСКАХ УНЕСЕННЫХ ВРЕМЕНЕМ

Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

Один богатый человек за сто фунтов купил картину у английского художника Уильяма Тёрнера. Позже он узнал, что эту картину художник рисовал всего два часа. Богач рассердился и подал на Тёрнера в суд за обман. Судья спросил художника:
– Скажите, сколько времени вы работали над этой картиной?
– Всю жизнь и ещё два часа, – ответил Тёрнер.
* * *
- Официант, всем шампанского за мой счёт!
- Марк Абрамович, но вы здесь один.


Читать еще :) ...

В ПОИСКАХ УНЕСЕННЫХ ВРЕМЕНЕМ

Автор: 

К 70-ЛЕТИЮ ВОССТАНИЯ В ВАРШАВСКОМ ГЕТТО

«Мы просто решили выбрать то, как нам умереть, вот и все …».

Симха РОТТЕН, участник восстания в Варшавском гетто

«Моя несметная родня,

Я слышу, как из каждой ямы,

Вы окликаете меня».

Илья Эренбург

Холокост… Холокост…Эта вечная, неисчерпаемая тема…Шесть миллионов жертв стучат нам в сердца, и каждая жертва имеет святое право на память… Хоть, древний мудрец Платон и сказал «Время уносит все…», но мы в долгу перед этим «все»: перед этим временем, перед этими жертвами. И нужно сделать так, чтобы сохранить вечную память о них во всех последующих поколениях.

Мне часто задают один и тот же вопрос, почему евреи - жертвы Холокоста, совершенно не сопротивлялись и, словно, послушное стадо, брели под охраной эсесовцев в гетто, концлагеря, в железнодорожные составы для отправки на «фабрики смерти», в газовые камеры, чтобы там быть уничтоженными заживо. Почему? Да, это вопрос вопросов…Мы не раз видели кинодокументы, фотографии, на которых унылая толпа обреченных, с детьми, стариками, какими-то пожитками «вползает» в ворота концлагерей. Если всмотреться в лица этих людей, то становится очевидным, что в них еще теплится слабая надежда на чудо. Эти люди пока живы, они чувствуют, что  неотвратимо приближается роковой час, но… надежда все же умирает последней.

Конечно, нужно иметь в виду, что эти кино- и фотодокументы сделаны  гитлеровцами, чтобы еще больше унизить обреченных. Конечно, сотрудники Геббельса не делали съемок восстаний обреченных, а тем более, убитых ими палачей.

А вооруженная борьба все же имела место, не говоря о том, что более 30 тысяч евреев сражались в партизанских отрядах, а более 500 тысяч - в рядах Красной Армии!

Чтобы показать мужественную борьбу обреченных на смерть, я хочу рассказать о самом крупном восстании евреев, происшедшем весной и летом 1943 года в Варшавском гетто. Мы, зачастую, плохо знаем подлинную историю, но, зато, находимся в плену многочисленных мифов, которые подменяют суть истории. Из отдельных лоскутков неправды лжеученые искусно ткут огромное одеяло исторической лжи. Истории еврейских гетто Второй мировой войны еще ждут глубокого исследования…


Во всех захваченных гитлеровцами европейских государствах фашистская администрация сразу же устанавливала особые правила для евреев. Уже в октябре 1939 года все евреи на оккупированных территориях должны были носить на одежде опознавательный знак - желтую звезду Давида. В конце 1939 года все евреи Польши были переселены в гетто, изолированные районы для проживания, отделенные от остального населения городов. Всем евреям, обнаруженным вне территории гетто, грозила немедленная смертная казнь. Евреи были вне закона, и личная судьба каждого решалась в гестапо.

На площади в 4 квадратных километра было сосредоточено 500 тысяч варшавских евреев. Они жили в невероятной скученности по 3-5 семей в одной комнате. Всех мужчин в возрасте от 14 до 60 лет ежедневно отправляли под охраной на физические работы в гетто и за его пределами. Но люди быстро, как известно, приспосабливаются и начинают…жить. Жизнь всегда пробивается, несмотря ни на что… Так было и в гетто.

Люди забывали о горе, несчастьях, постоянно грозящей смерти. Они жили…Жили, как могли…Проводились музыкальные вечера, тем паче среди узников гетто было много музыкантов, никогда не расстававшихся со своими музыкальными инструментами, артистов театров и цирка; работали еврейские школы-хедеры; даже любители спорта находили возможность им заниматься. Открывались небольшие кафе и мелкие лавочки…Врачи оказывали помощь больным, действовали группы социальной поддержки. Зачастую, всем этим руководил юденрат (административный орган еврейского самоуправления). Во главе варшавского юденрата стоял уважаемый в городе Адам Черняков.

Но все это было не послабление со стороны гитлеровцев в их политике по отношению к евреям. Это была коварная, целенаправленная политика дезориентации евреев, отправленных в гетто… Пусть оно не пугает их на первом этапе, пусть они успокоятся и придут к выводу: ничего «сверхъестественного» не происходит, жить можно…Пусть страх и чрезмерная взволнованность отступят - так легче управлять большой массой людей, скученно проживающей на небольшой площади…

Гитлеровцы, по мере создания в специальных концлагерях газовых камер для уничтожения, в первую очередь, евреев, ужесточают режим: ликвидируют все связи и контакты с остальной, «арийской» частью города. Перекрывают все возможные пути поставок в гетто продовольствия и всего необходимого. Одновременно начинают «селекцию» - отбор для отправки в газовые камеры. Гитлеровцы заменяют охрану гетто из нестроевых и пожилых немецких солдат на добровольцев-эсесовцев из Украины, Литвы, Латвии.


Дело дошло и до Варшавского гетто. Гестапо требует от юденрата ежедневной отправки в Треблинку 6000 человек. Глава юденрата Адам Черняков понял суть дела - началось массовое уничтожение евреев. Он не хотел в этом участвовать и покончил жизнь  самоубийством. (До средины октября 1942 года из Варшавского гетто было отправлено в газовые камеры 310 000 евреев). С быстротой молнии по гетто распространилась тревожная и страшная весть: все узники будут уничтожены.

Среди узников были евреи с различными политическими взглядами,  принадлежащие к разным политическим партиям и группам. Взгляды, зачастую, были прямо противоположными или враждебно-непримиримыми. Среди них били представители Польской рабочей партии (коммунисты), левые сионисты, вынашивающие идею создания на Святой Земле еврейского государства по типу советской республики, и другие. Они создают в гетто общую, объединенную военную Еврейскую боевую организацию, во главе которой стал Мордехай Анелевич, а его ближайшими помощниками стали Мордехай Тененбаум и Ицхак Цукерман. В ее составе было до 500 боевиков. Своей главной задачей они считали борьбу с гитлеровцами и их пособниками совместно с просоветской польской подпольной организацией Гвардия Людова.

Второй крупной подпольной организацией в гетто был Еврейский воинский союз – насчитывала она до 500 боевиков. Они ставили главной задачей вырваться из гетто, уйти в леса и там развернуть партизанскую борьбу с оккупантами. Основную массу этой группы составили бывшие военнослужащие Войска Польского

Третьей обособленной организацией был Бунд - Еврейская социалистическая  рабочая партия, возникшая еще в конце 19 века. Они были на позиции вооруженной борьбы в гетто, но не хотели блокироваться ни с кем. В их рядах было 200 человек.

В марте 1943 года создается еще одна боевая организация - Антифашистский блок, в которую входило до 500 бойцов.

Польское правительство в изгнании (Лондон) создало на территории Польши специальную организацию «Жегота». Она должна была установить связь с евреями гетто, оказывать им возможную помощь и поддержку, организовать выдачу новых паспортов на польские фамилии с целью их спасения. Всего эта организация успела выдать до 75 тысяч новых паспортов, в том числе, около 10 тысяч в Варшаве. Кроме того, она установила связь между правительственным военизированным подпольем в стране - Армией Краевой - с Еврейским боевым союзом с целью оказания помощи оружием и боеприпасами для развертывания вооруженной борьбы. Но помощь оружием была символична. Так, Армия Краева передала в гетто 70 пистолетов, 1 пулемет, 1 автомат, 50 гранат и тысячу патронов.


Огромнейшая заслуга «Жеготы» - это спасение еврейских детей. Дети были первой жертвой войн и особенно Холокоста. Официальная статистика говорит о 6 миллионах жертв этой чудовищной мельницы смерти. И в этом количестве жертв полтора миллиона - дети. В годы войны Ирена Сендлерова работала в социально-санитарной службе Варшавы и, по долгу службы и зову сердца, посещала гетто. Гитлеровцы панически боялись эпидемий и, несмотря на строжайшие запреты посещения гетто, разрешали это делать санитарно-медицинским работникам. Ирена, пользуясь этим, проносила в гетто медикаменты, пищу, одежду.

Вскоре она становится членом подпольной организации «Жегота». Там, для конспирации, ей дали имя Иоланта. Когда началось «промышленное» уничтожение евреев в гетто, а это произошло после создания сети газовых камер и организации в ряде концлагерей «фабрик смерти», туда, вместе с родителями, отправлялись и дети. Реализовывался чудовищный план бесноватого фюрера - «окончательное решение еврейского вопроса».

Вот тогда у Ирены («Иоланты») родилась идея спасения еврейских детей. Но одной реализовывать эту идею было трудно, и она привлекает к этой опасной работе своих подруг-полек, работавших вместе с ней в гетто. Кроме того, она сообщает о своей идее в штаб организации «Жегота». Вместе с подругами был разработан специальный план спасения детей. В основу положен животный страх гитлеровцев перед эпидемией.

Медсестры отбирали детей, давали им небольшую дозу снотворного, составляли соответствующий акт о смерти от инфекции и…вывозили из гетто вместе с трупами, иногда в мусорных мешках, в тюках с окровавленными бинтами, простынями из операционных. Например, летом 1942 года, Ирена вывезла маленькую девочку, ставшую ей приемной дочерью Эльжебет.

Иногда малышей выносили по канализационным трубам коллектора. Детей, спасенных из гетто, распределяли по проверенным польским семьям, а также устраивали в приюты, монастыри. Обычно детям давали новые имена и фамилии.

Монахини спасли более 500 еврейских детей! Многие польские семьи приходили на помощь группе Ирены, принимая в семью малышей. Охотно прятали детей в зоопарке (!). А два польских артиста, Александр Зельверович и Войцех Жукавских, спрятали сорок малышей.

Но не всегда все проходило гладко. Все участники спасения детей постоянно рисковали жизнью. Однажды кто-то донес в гестапо, что в одном из женских монастырей Варшавы скрывают еврейских детей. Заплечных дел мастера, кровавые палачи гестапо пытали всех монашек монастыря и выбрали 8 монахинь для наказания. Они облили их бензином и живьем сожгли.

Но и это не остановило действий медсестер и тех, кто им помогал. Процесс спасения продолжался. Организация «Жегота» в 1943 году спасла и тщательно скрыла четыре тысячи взрослых евреев и две с половиной тысячи детей! А всего за годы войны они спасли 80 тысяч евреев.

Но, несмотря на максимальную осторожность, гестапо вышло на след этой женщины, и 20 октября 1943 года она была арестована. В застенках ее подвергли чудовищным пыткам: были поломаны руки и ноги, все тело было в гематомах, но она никого не выдала. Ее приговорили к расстрелу. И она уже была готова принять смерть. Но… как ни странно это звучит, варшавское подполье выкупило ее у одного из руководителей гестапо. Ее объявили расстрелянной, а варшавское подполье укрыло ее так, что никто не мог не только найти, но и догадаться, где она скрывается.

Ирена вела тайную картотеку всех спасенных и после войны передала ее  руководству «Жеготы», а те, в свою очередь, вели розыск родных и близких детей. В коммунистической Польше ее преследовали за участие в «Жеготе» и связь с Армией Краевой, правительством в изгнании. В 1965 году израильский музей Яд ва-Шем присвоил Ирене высшее звание, которое мог получить не еврей, - Праведник мира. Она была приглашена в Израиль, чтобы высадить на аллее праведников мира свое, именное дерево. Но польское «народное» правительство не дало визы на посещение Израиля! И лишь в 1983 году она смогла посетить Израиль, где была восторженно встречена, и посадила именное дерево на аллее праведников. В 2003 году президент Польши вручил ей высший орден страны - орден Белого орла.

Среди узников Варшавского гетто оказался и великий польский педагог, еврей Януш Корчак. Он попал туда вместе со своими двумястами воспитанниками из еврейского детского дома, приговоренного к отправке с «эшелоном смерти» в газовую камеру Треблинки. И хотя один немецкий офицер предложил ему спастись, учитель категорически отказался. Построив своих воспитанников в колонну по четыре, став во главе ее, маленький старый еврей, обнажив седую голову, пошел сам и повел своих воспитанников в логово смерти….

18-21 января 1943 года, когда гитлеровцы решили отправить в Треблинку дополнительный этап узников, и для новой селекции в гетто вошел отряд эсесовцев, то на них обрушился град пуль, полетели гранаты. Это был первый вооруженный отпор еврейских боевых организаций. Эсесовцы с позором отступили. Но на следующий день пожаловали большим карательным отрядом с бронетехникой. Была отобрана 1000 узников гетто и публично расстреляна. Но селекция и отправка узников в газовые камеры прекратилась. Это была первая победа боевых отрядов гетто. Авторитет их вырос, и в ряды боевиков пришло новое пополнение, причем, среди пришедших было много молодежи и, в том числе, женщин.


АЛЕКСАНДР   КАЙЗЕРМАН,

участник Второй мировой войны.


Флорида, май 2013 года.


Продолжение следует

Александр КАЙЗЕРМАН

Лауреат Литературной премии журнала «Контур»

Другие материалы в этой категории: « Поэтическая Страница ЦАЦА, или «ВЫ ДУРАК, ЮРА» »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии