КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


Сады Надежды. The Hope Gardens

Автор: 

На черном фоне ТИТР: «Конец мая, 2010.»
НАТУРА. ДВОР ФЕРМЫ. ДЕНЬ.
Камера на куст цветущей сирени. Затем зрители видят качели. Простые качели, веревочные, подвешенные на ветвях огромного клена.
Камера двигается дальше вдоль маленьких елочек, с метр высотой, их несколько. Потом на кустик калины, еще невзрослой рябины, потом на мраморный круглый стол, на котором букет сирени, чайник цвета юной зелени, заварной чайник, на котором запечатлен букетик ландышей, и чашка с блюдцем такого же рисунка.
Камера на пожилую женщину, лет 70, сидящую под зонтиком, на котором иллюстрированы газетные выдержки, портреты астронавтов, улыбчивое лицо Юрия Гагарина, портрет Чайковского, обрывки реклам Carnegie Hall черно-белые.



Женщина в белом банном халате отпивает чай из ландышевой чашки. Задумалась. Она как вслушивается в одной ей известную музыку. Вдруг, неожиданно улыбнувшись, отпивая чай, всматривается в рисунки странного зонтика, не замечая накрапывающего дождика. Дождик усиливается, но она не обращает внимания.
Во дворе рядом со cтолом валяется сломанная сенокосилка.
Женщина берет со стола обычные ножницы, и, держа в руках странный зонтик, стрижет колосящуюся траву.
Затем поднимается по ступенькам небольшого крылечка и пытается протиснуться с раскрытым зонтиком в дверь дома, откуда слышны звуки рояля.

Невидимый пианист играет гаммы, арпеджио, упражнения. Затем наступает пауза. Тишина. И вновь звуки музыки. Невидимый пианист играет «Грезы любви» Листа.
Женщина вслушивается в льющиеся звуки. В доме мрачно и бесприютно.

Она поднимается по скрипучей лестнице на второй этаж, оставив зонтик раскрытым у лестницы. Затем мы видим, как она спускается по тем же скрипучим ступеням, тащит в руках электрический обогреватель, похожий на старую батарею с гармошкой. Ищет, куда бы его подключить. И вновь слышны звуки гамм и упражнений невидимого пианиста.
Несколько секунд она вслушивается. Музыка неожиданно обрывается.
Женщина спускается в подвал старого дома и видит лужу и почти переполненное ведро, подставленное под трубу, откуда капает вода.
Камера на вещи, развешанные на гвоздиках – какие-то розовые с бирюзой сарафаны, русские кокошники с лентами, немыслимые шляпки, цилиндры, канотье, старинные пластинки, фрак с белой накрахмаленной рубашкой и черной бабочкой.
Мы видим пластинки: Хорал-литургия С. В. Рахманинова «Всенощная», Ансамбль песни и пляски Советской Армии под управлением Александрова.
На одной из пластинок портрет пианиста красивой внешности. Лист. Рахманинов. Шопен.
Женщина тащит из подвала что-то похожее на перегородку. И устанавливает ее в комнате, откуда были слышны звуки музыки.
Звонит телефон. Она берет трубку.
ЖЕНЩИНА
Да, Галюся?
ГАЛИНА
Ну, как ты добралась? Такая мерзкая погода! Дождь проливной!
ЖЕНЩИНА
Да. Я металась. Никак не могла попасть на этот Megabus. Никто не мог точно сказать… Промокла до нитки... Чемодан, четыре буханки черного русского хлеба для друзей. А в зубах коробка китайских пирожных для…
Женщина слушает, что говорит Галина.
ЖЕНЩИНА
Да. Оксана встретила в Олбани. И вместо объятий и поцелуев – орет «Куда тебя везти?» А я ей «Куда-куда, домой!» – «Куда домой?» – Орет еще громче – «У тебя где дом? Вечные сюрпризы!»
ГАЛИНА
А хлеб?
ЖЕНЩИНА
Взяла.
ГАЛИНА
А пирожные?
ЖЕНЩИНА
Покочевряжилась и взяла. Вот характер… Ведь душа-то у нее добрая… Правда, я когда в последний момент в этот Мегабас вскочила на второй этаж, открыла бутылку с коньяком, сама выпила… Продрогла! И еще там парочку угостила… И провалилась в сон. Так намучилась!
Женщина слушает, что говорит Галина.
ЖЕНЩИНА
Ой, Галя! Крем волшебный получился!
ГАЛИНА
Это тот, что я тебе в рюмочку налила?
ЖЕНЩИНА
Да.
ГАЛИНА
Ну вот, значит получился. …Знаешь, добавь, ну вот малюсенькую, с ноготок, капельку соли.
ЖЕНЩИНА
А если еще добавить нашей Саратожской водички?
ГАЛИНА
ДА!
ЖЕНЩИНА
На этой водичке Elisabeth Arden целую косметическую империю создала.
ГАЛИНА
Кто такая? Не знаю!
ЖЕНЩИНА
Водичка из целебного источника. И глаза лечит, и кожу… А мы вот с тобой могли бы стать богатыми…
ГАЛИНА
Да. На дребедень уходит жизнь. Моя лучшая ученица… Помнишь умирающего лебедя, у станочка я ей поставила… Такая музыкальная, такие поющие линии, такая грациозная… Стоит за прилавком, торгует.
ЖЕНЩИНА
Чем?
ГАЛИНА
Собачками, кошечками, попугайчиками…
ЖЕНЩИНА
А у меня в этом году калина, которую ты посадила, расцвела. Два белых цветочка.
Экран делится на две части и показывает обеих женщин, разговаривающих по телефону.
Обе запели.
ГАЛИНА И ЖЕНЩИНА
(по телефону)
Калина красная, калина вызрела,
Я у залеточки характер вызнала.
Характер вызнала, характер ой какой!
Я не уважила, а он ушел с другой.
ГАЛИНА
А рябина?
ЖЕНЩИНА
Пока нет. У нее такие кудрявые листочки! Снова запели.
ГАЛИНА И ЖЕНЩИНА
Ой, рябина кудрявая, белые цветы,
Ой, рябина рябинушка, сердцу подскажи!
(Вздох) Да…
ГАЛИНА
Ну а как твой сценарий?
ЖЕНЩИНА
Сценарий? Его украли.
ГАЛИНА    
Как?
CUT:
ИНТЕРЬЕР. ДОМ НИНЫ. ДЕНЬ.
Камера на Женщину, что-то пишущую за письменным столом, стоящим у большого окна, через которое видна одинокая старая береза. Дождь льет как из ведра.
Женщина поднимает голову от бумаг. Задумалась. Чему-то улыбается.
На экране возникает Аллея Роз даунтаун Манхэттена.

ТИТР (название фильма): The Hope Gardens. Сады Надежды.
Начальные титры фильма продолжаются. На фоне титров мы видим борзую собаку, бегущую по железнодорожным путям.

НАТУРА. АЛЛЕЯ РОЗ ДАУНТАУН МАНХЭТТЕНЕ. УТРО.
Камера на женщину, стоящую к нам спиной. Она смотрит на тот берег реки Гудзон, откуда приплывали корабли с Iles Island, где была когда-то таможня.
Камера плывет по реке мимо Статуи Свободы, приближается к причалу, где начинаются Сады Надежды.
Камера на название места: The Hope Gardens.
Памятник из бронзы вновь прибывшим эмигрантам, стая голубей, какая-то престарелая полубезумная кормит птиц. Чайки-пиратки не подпускают воробьев. Нагло выхватывают еду и у голубей, и у воробьев.

Камера движется вдоль Аллеи Роз. На одной из садовых скамеек просыпается молодой парень – то ли подгулявший вчера, то ли лишившийся квартиры… Похоже, что так, потому что он просыпается, привычно повязывает черный галстук на белую рубашку, занимается с двумя гантелями. Потом делает небольшую пробежку вокруг памятника вновь прибывшим, берет пиджак и свой портативный чемоданчик, и деловой походкой направляется на биржу.
Камера снова на хрупкую Женщину, всматривающуюся вдаль, как бы в прошлое. Сейчас ей 45 лет.
Рядом с ней стоит корзинка с бутербродами. Зрители еще не видят лица Женщины.
ЖЕНЩИНА
(голос за кадром)
Колокольчики мои, цветики степные,
Что глядите на меня, тёмно-голубые?
И о чем звените вы в день веселый мая,
Средь некошеной травы головой качая…

Народ прибывает с парома, спешит на работу.
ЖЕНЩИНА
(голос за кадром продолжает)
Конь несет меня лихой, а куда – не знаю…

ИНТ. КВАРТИРА НИНЫ. НОЧЬ.
За окном май. Бруклин. Дом довоенный. Квартира на пятом этаже. 105 Buckinghem Road. Здесь живет семья эмигрантов из Советского Союза.
Отец – лет 50, интеллигентной наружности, пианист с великолепным концертным прошлым. Семья из Москвы. Эмигрировала во время Брежнева-Андропова. Олег, так зовут отца, прибыл в Нью-Йорк готовый ко всему – мыть стекла, водить такси… Но ему досталась лучшая участь – его высокий профессионализм, способность к импровизации привели его к новому ремеслу. Он аккомпанирует в балетных компаниях… Скучные балетные классы, он смирился и доволен.

Тревожная ночь. Камера на спящего мужчину. Вот-вот занимается заря. Из второй спальни выходит Дочь, девушка лет 22, Оксана, красивая, славянской внешности.
ОКСАНА
(сонным голосом)
Ну что, еще не пришел?

Камера на Женщину, стоящую у окна. Она тревожно прислушивается к утренним шорохам.
ЖЕНЩИНА
Нет, не пришел.
ОКСАНА
Мам, ну куда он денется… Ложись спать. Мне рано вставать.
Женщина остается у окна. Заря занимается. Пробуждаются птицы, защебетал птичий хор. Через окно пришла белка.
ЖЕНЩИНА
Пришел, Чарли?
Она кормит белку бубликом.
Тихо открывается дверь. На пороге сын Максим, подросток лет 15. Растерян, не ожидал увидеть мать.
МАКСИМ
Мам!
Мать тревожно, с укором, всматривается в лицо сына. Максим целует мать.
МАКСИМ
Мам, иди спать.

Женщина облегченно вздыхает.

НАТУРА. УЛИЦА CHURCH AVENUE, BROOKLYN. УТРО.
Утро следующего дня. Обычный рабочий день. Улица Church Avenue, Brooklyn, где живут в основном черное население и вновь прибывшие эмигранты. Bobby’s Department Store открывается в 9 утра.

Улица живет в своем привычном ритме. Кипит, шумит, гудит, воют сирены. Женщина чувствует себя своей на этой улице. Ее все уже давно знают, и даже любят. Ее приветствуют восхищенно и как бы с благодарностью за то, что она всегда приветлива со всеми, одета нетипично и как бы в диссонанс с окружающей толпой – пестрой, многоликой.
Мексиканец торгует смешными аляповатыми юбками, платьями, кассетами. Индус назойливо предлагает дешевые часы – “One Dollar! One Dollar!“
Женщина идет по Church Avenue одетая с шиком, по-европейски, в шляпке. И к этому привыкли. Пробегает мимо Discount Grocery, где торгуют арабы. Ей приветливо улыбаются, с обожанием машут рукой.
АРАБЫ
(между собой)
Is not she gorgeous?

Женщина несет в руках скрипку. Торопится. Явно проспала. Опаздывает. Неожиданно сломался каблук.

Она забегает к корейцам в сапожную мастерскую.

Пока ей прибивают каблук, ей дают тапочки.

Она забегает в магазин Русский Лес, International Foods, что примостился у самого входа в метро, где торгует цветами еврейский мальчик лет 15, из вновь прибывших беженцев.

Женщина заходит в магазин. Там 3–5 покупателей.

ПОКУПАТЕЛЬНИЦА 1
(продавцу)
У вас есть куры?
ФИМА-ПРОДАВЕЦ
У нас есть все.
ПОКУПАТЕЛЬНИЦА 1
Так они же у вас довоенные!
АРОН
(другой покупатель)
А халвы подсолнечной нету.
МУЖЧИНА-ПОКУПАТЕЛЬ
Здравствуйте, доктор!
ДОКТОР-ЖЕНЩИНА
Здравствуйте, больной…
МУЖЧИНА
А шо, я больной?

Продавец Фима, молодой, но уже с большим пузом. Тут же его дети, Анжелочка и Аврончик.

Из транзистора звучит музыка Вилли Токарева «Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой…», «Люба-Любонька, целую тебя в губоньки…»

У Фимы вид задроченный. Бизнес не идет. Он заискивающе смотрит на покупателей.

Входит Женщина в тапочках и со скрипкой.

ФИМА
Аврончик, шо ты вертишься, как эффект! Дай даме пройти!
Мальчик явно заинтересовался скрипкой. Пытается к ней притронуться.
ЖЕНЩИНА
Кем ты будешь, Аврончик?
АВРОНЧИК
Лоэром!
ЖЕНЩИНА
А ты, Анжелочка?
АНЖЕЛОЧКА
Дохтаром.
Женщина расплатилась за кофе и вышла из магазина.
Покупатели переглядываются между собой. Глядя на «гойку» со скрипочкой, недоумевая.
ПОКУПАТЕЛЬНИЦА 1
Шо она себе думает? (Пожимает плечами)
Делом надо заниматься.
ПОКУПАТЕЛЬНИЦА 2
Сушайте, а как она суда попала?
АРОН
А вы ее мужа видели? Пианист! Красавец!
ПОКУПАТЕЛЬНИЦА 1
А он еврей?
ПОЛНОГРУДАЯ ДАМА
Эта гойка себе такого парня отхватила!
Появилась жена Фимы, Роза, пышная, полногрудая.
ФИМА-ПРОДАВЕЦ
(продолжает)
Да, она гойка, но какая!

Фима блаженно улыбается.
РОЗА
Фима! Ты у меня пойдешь на х..., как только я тебе скажу!

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТОГО ЖЕ ДНЯ.
Время – полдень. Манхэттен.
Пятая авеню живет обычной своей манхэттенской жизнью.
Магазин Gucci. Через служебный вход входит Женщина, здесь ей 40–45 лет, в фартучке, по цвету напоминающему американский флаг, с карманчиками, с рюшечками, легко неся тяжеленную корзину, наполненную сэндвичами.
В подъезде здоровенный швейцар афроамериканского происхождения приветливо расплывается в улыбке.
ШВЕЙЦАР
Hi! How are you, gorgeous?
ЖЕНЩИНА
Thank you, I am fine!

Она входит в старинный бронзовый лифт.
ИНТ. ЛИФТ. ДЕНЬ.
Лифтер – пуэрториканец РОДРИГЕС лет 23. В лифт набивается много народа, в основном служащие этого дома моды и красоты.
Родригес всем широко улыбается и каждому входящему отвешивает угодливый поклон, как у Гольдони в «Слуге двух господ»


Продолжение следует

Другие материалы в этой категории: « НЕНУЖНАЯ ПРАВДА ВСЕГДА ЛИ ДВАЖДЫ ДВА – ЧЕТЫРЕ? »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход

Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
Вчера была медкомиссия. Разговор с психиатром:
– Машину водите?
– Нет.
– Сами не хотите или не дают?
* * *
Молодые выбирают имя своему первенцу. Добрыня, Ярополк, Святогор, Мстислав, Ратибор…
Дед слушал-слушал и говорит:
– А что, Русь в опасности?
* * *
– Золушка собирайся, а то на бал опоздаешь!
– О, насчет бала! Можно мне на этот раз карету из баклажана сделать?
– Это почему?
– Хочу подъехать на фиолетовом Ламборджини, а то желтое такси уже достало!


Читать еще :) ...