КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Марк ВЕРХОВСКИЙ

Марк ВЕРХОВСКИЙ


Он шел неторопливым прогулочным шагом, стремясь растянуть время до назначенной встречи. А спешить ему действительно было некуда. Расстояние в 15 минут надо было покрыть за 45.
Путь от дома в районе площади Фонтанов пролегал по самой жизненной артерии города.
Он неоднократно проходил эту дистанцию за рекордные для себя минуты, никогда не опаздывая к назначенному времени.
Обычно ничего и никого не замечая, он легко пролетал мимо прохожих. Торопясь к любимой, его душа, опережая физиологию, уже парила над ней, и только потом он фиксировал факт своего появления.
Но сегодня у него, как никогда, было время, и он не знал, что с ним делать.

18 лет спустя

Сердце учащенно билось, торопясь обогнать мои спешащие ноги. Подобная аритмия грозила предсказуемыми последствиями, на случай которых я приготовил пару нужных таблеток. Но вот последний поворот... сердце рвется наружу, глаза разъедает солоноватая жидкость, в последнее время так некстати появляющаяся в самый неподходящий момент.
И вот кульминация: передо мной гордо и величественно стоит ОНА. Как будто не было того прощания, долгой 18-летней разлуки. Обнявшись, мы тогда много грустного друг другу поведали.
«Неужели не узнала? – с тревогой подумал я. – Ведь мы расстались приятелями!»
Башня невозмутимо смотрела мимо меня: «ходят тут всякие туристы».

Должен откровенно признаться, что из всех автобусных маршрутов Баку больше всего я симпатизировал маршруту № 39. Я открыл его совсем неожиданно. Это было замечательное открытие на рубеже 60-х годов прошлого столетия.

Уникальность маршрута состояла в том, что с недавних пор (с 1 сентября) он стал связывать меня с двумя необходимыми мне конечными пунктами: моим домом на улице Мухтадыра и площадью у Сабунчинского вокзала. А если точнее – зданием института АЗНЕФТЕХИМ, куда я удачно втиснулся вопреки своему генетическому призванию.

Однако призрак возвращения из учебного отпуска, специально предоставленного для поступления в вуз, в армейские казармы, притупил мое неприятие точных наук. И я, щеголяя на экзаменах мундиром сержанта артиллерии, таки пробился на энергетический факультет этого элитного в Азербайджане учебного заведения.

– Двенадцатый идет сюда,
Беги, албанец, от меня.
– Но пришлый ты ведь, а не я.
О, Рим! Горька судьба твоя!

Утро только забрезжило, но Луций Юлий Максим был уже на ногах. И не только потому, что был центурионом и командовал XII легионом, но прежде всего потому, что был воспитан с детства как будущий легионер, а став одним из лучших полководцев Римской империи, нисколько не изменил своим привычкам. Жесткая дисциплина была основой стратегии побед легионов Римской Империи, находящихся в далеких многомесячных переходах от столицы мира – Великого Рима.
В это непривычно холодное утро, когда клубы тумана, стелясь по земле, создавали мифическую картину расположения лагеря, центурион, закутавшись в плащ, первым делом стал обходить караульные посты. Ведь, что ни говори, а легион впервые находился в самой крайней восточной точке Римской империи – где-то в малоизвестной стране Албании. И внезапное нападение противника при задремавшем часовом было равносильно поражению всей армии.
Опытный военачальник, Луций Максим придавал большое значение караульной службе. Не менее важным делом было обеспечение тылов этой армады воинов. Собственно, в таком походе, все имело первостепенное значение, и задача центуриона заключалась в неукоснительном соблюдении требований «Правил военной службы», разработанной Гаем Юлием Цезарем.

О, царь Давид, помазанник ты Божий!
Великих дел ты много совершил.
В числе их... ты увел жену чужую тоже,
Которую ты силой соблазнил.


Давид привычно проснулся сразу. Сон воина всегда чуток. Он бодро вскочил, вспоминая, какие дела ждyт его неотложного решения. B Иеpусалиме наступал вечеp, время, когдa пик жары ужe спал, и нежная прохлада манила людей на улицу.
Царь вышел на крышу дворца, служившую eму прогулочной площадкой. Он любил эти редкие мгновения тишины и пoкoя, когда не снуют слуги, гонцы и многочисленные родственники. Иерусалим расстилался перед его пристальным взором, который отмечaл все передвижения на площадях и улицax столицы. B такие минуты Давид любил пpедаватьcя воспоминаниям и предугадывать будущее.

В эту песню я влюбился еще в детстве. Наш репродуктор бакинской городской радиосети очень часто передавал эту песню в исполнении знаменитого Сергея Лемешева.
Запоминающаяся мелодия с интригующими словами «Скажите, девушки, подружке вашей», да еще в таком прекрасном исполнении, не могла пройти мимо такого романтика, каким был (и остался!) я. Мне тогда даже в голову не приходило, что песня, оказывается не русского происхождения
Страстная, широко разливающаяся мелодия песни родилась в далеком 1930 году у неаполитанского композитора Родольфо Фальво и стала его самым известным шедевром. Следует отметить, что неаполитанский язык несколько отличается от итальянского, поэтому и существует такое понятие, как «неаполитанская» песня.
Автором же стихов был очень скромный и добродушный поэт и певец-тенор Энцо Фуско – человек с душой тонкой и ранимой.

Великий Соломон был мудр и хитер,
Не зря евреями он долго правил.
Ошибки он с царицей Савской допустить не мог,
И потому устроил ей экзамен.

«Ехать или не ехать?» – бесконечное число раз в последнее время задавала себе вопрос царица, вынашивая цель посетить эту загадочную страну с ее удивительным народом. Но главное желание царицы заключалось даже не в этом намерении, а в остром любопытстве увидеть выдающегося правителя Израильского царства – легендарного царя Соломона.

Ты руку предложил за царствие мое,
Ты погубил наследника-царя.
О, Кир, я скоро отомщу тебе,
Когда в твой череп я налью вина!
(автор М. В.)


Послы остались довольны приемом царицы, удостоившей их встречи, достойной ранга Великого царя, коего они представляли. А потому гордыня и самодовольство посланцев так и выпирали из их богатых одеяний, основным достоинством которых являлись золотые изделия. Они уже предвкушали милости, которыми их осыплют оба государя после удачно выполненной ими миссии.
Важная директива должна была скоро завершиться ответом царицы, в положительности которого никто и не мыслил сомневаться. И, кстати, этот торжественный прием царицы должен был стать началом возвышения их карьеры.

В Пиркули мы с Сориным, младшим научным сотрудником Астрофизического отделения Академии наук Азербайджана, прибыли через 6 часов после старта из резиденции отделения, которое находилось в Баку в бывшей мечети.
Это расположение было символично, ибо на Востоке мечеть всегда дружила с астрономией, в отличие от Запада, где церковь посылала астрономов на костер. Поскольку я трясся в кузове грузовика, то настроение у меня было непраздничное. Однако вместе со мной в кузове прибыли долгожданные продукты питания, и потому ребята астрономического кружка Бакинского дворца пионеров при виде такого сюрприза объявили этот день праздником святого Марка и Днем всенародного гуляния.

Но он скрывал от всей земли,
что у него рога росли...


Низами Гянджеви. Поэма «Искандернаме»

Обычно спокойный и законопослушный город пришел в неописуемое волнение. Женщины всех возрастов высыпали на улицы столицы, чтобы обсудить огромной важности новость, свалившуюся на жителей сообщениями глашатаев царского дворца.
Правительница города и его окрестностей Нушаба носила гордый титул «царицы женщин», ставшей в дальнейшем художественным образом предводительницы амазонок – Фалестрией.
Однако в намерение автора не входит освещение темы легендарных приключений амазонок, весьма насыщенной в средствах информации. Необходимо мужественно признать, что амазонки существовали не от хорошей жизни. Очевидно, первая половина человечества так довела свою вторую половину, что, в конце концов, последние решили поменяться ролями. Став амазонками, они испили свою горькую чашу до дна, в результате чего опять вернулись ко вторым ролям.
Я воспользуюсь моментом, чтобы кратчайшим путем привести читателя к данной географической местности и к историческому отрезку времени описываемых событий.

страница

ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ





Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
Чё хандришь?
— Настроения нет
— Взвешивалась, да?
* * *
Все ждали, что в 21 веке самым грозным оружием станет световой меч, а им оказался компактный аннигилятор действительности –
изобретенный еще в 20 веке пульт ТВ.
* * *
Сам себя не лайкнешь – сидишь как обдизлайканный!
* * *

Читать еще :) ...