Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

* * *
Авраам родил Исаака. Исаак родил Иакова… А потом какая-то фигня случилась, и рожать стали женщины.
* * *
Общаются католический священник с раввином:
- Вот вы, ребе, раввин, раввином и останетесь. А я могу стать епископом!
- А потом?
- А потом кардиналом.
- А потом?
- Ну если на то будет Божья воля - папой!
- А дальше?
- Ну не Богом же.
- Ну не знаю. Вот один НАШ мальчик таки смог пробиться!


Читать еще :) ...

Игорь ВОЙТЕНКО

Игорь ВОЙТЕНКО


ГЛАВА 10.
НА ЧЕМ «ПРОКОЛОЛСЯ» ПРОФЕССОР ИВАНОВ

Маршрут Иванова в Африку давно проработан: сначала поездом в Париж. Здесь запланированы встречи с сотрудниками Пастеровского института, закупка некоторых препаратов и специально изготовленных, особо прочных сетей для отлова животных. Потом дорога в Марсель, оттуда пароходом во Французскую Гвинею – генерал-губернатор уже оповещен о прибытии из Красной России ученого, которого знает весь мир...

Прибыли, довольно удобно разместились в одном из домиков Пастеровской тропической станции. На дружеском приеме у губернатора Илью Ивановича очень интересовал вопрос об отношении негров к высшим приматам, ведь они фактически тысячелетия живут бок о бок. Во Франции от друзей, живших в Гвинее, он много слышал о похищении женщин местных племен самцами-гориллами.

ГЛАВА 9.
ПУСТЬ ПОГИБНУТ ВСЕ! ГАЗА НЕ ЖАЛЕТЬ!

Итак, прекрасно понимая, на какую приманку можно взять советскую власть и поймать золотую рыбку – получить необходимые деньги на свою экспедицию в Африку, – профессор Илья Иванович Иванов плотно садится за подготовку своего плана грядущего.

Разделов много. Медицине нужны обезьяны? В первую очередь в кремлевскую клинику для омоложения? Будут в неограниченном количестве! Даже человекообразные. Это я вам, как опытный ветеринар, вполне обеспечу.
А с искусственным осеменением мы всю Европу и Америку завалим этим дорогим живым товаром. Вон как цены на обезьян взлетели! Есть вероятность – скоро переловят их всех в Африканских джунглях. А мы тут как тут – у нас уже развитое советское обезьяноводство!

ГЛАВА 8. КАК ЕГИПЕТСКИЕ ЕВНУХИ ПОМОГЛИ НАУКЕ

12 июня 1920 года все крупные парижские вечерние газеты вышли с сенсационными заголовками: «Доктор Воронов обещает нам вечную молодость!», «Обезьяна спасет человека от старости!», «Первая операция по омоложению свершилась!», «140 лет жизни – не предел!».
Да, именно с этого дня на французского хирурга Сергея Александровича Воронова обрушилась всемирная слава! К ней он шел долго, но уверенно – медицина была его страстью.
Из России Сергей уехал в юности, ибо по законам империи после реального училища не мог поступить в гимназию. А без гимназии нет пути к высшему образованию. Зато во Франции, после сдачи экзамена по языку, в возрасте 17 лет он был зачислен в Сорбоннский государственный университет, где все студенты обучались бесплатно. Да, да – абсолютно бесплатно, независимо от того, из какой страны прибыл.

ГЛАВА 7. ЗАДУМКИ «КРАСНОГО ФРАНКЕНШТЕЙНА»

Илья Иванович Иванов вернулся в Россию на пике своей мировой научной славы.
И именно в это время новоиспеченного профессора и уже доктора наук пригласил в Асканию-Нова Фридрих Фальц-Фейн, предоставив ему деньги и все необходимые условия для продолжения опытов по скрещиванию животных.
Для начала Илья Иванович резко увеличил в имении поголовье лошадей Пржевальского до такой степени, что их начали поставлять в зоопарки европейских стран и в Америку, а впоследствии, по просьбе Монгольского правительства, небольшое стадо тарпанов отправилось отсюда на прародину, в пустыню Гоби, для восстановления в природе этого редчайшего вида копытных. Поголовье ценных пород овец в Аскании-Нова тоже росло «не по дням, а по часам».

ГЛАВА 6. ЧУДЕСА АСКАНИИ-НОВА

Нет, друзья мои, с Леонидом Александровичем Фирсовым мы отнюдь не расстались в предыдущей главе. Наоборот, узнав от него кое-что о жизни и значимости для науки шимпанзе, мы подходим к самой интригующей истории.
Связана она впрямую с основанием Сухумского питомника обезьян, с которым доктор Фирсов тесно сотрудничал и хорошо знал весь его научный персонал…
Итак, однажды мы с Леонидом Александровичем вдвоем коротали ночное время на Обезьяньем острове во время очередного суточного дежурства. Все шимпанзе после проливного дождя уже давно крепко посапывали в своих гнездах на деревьях, а мы, как и положено исследователям их суточного режима, бодрствовали, укрывшись от влаги и холода армейскими плащами.

ГЛАВА 5. ЛАБОРАТОРНЫЙ ДВОЙНИК ЧЕЛОВЕКА

Вернемся к истории с новым сердечным лекарством изосорбил динитрата.
На судебных заседаниях по «талидомидной трагедии» совершенно справедливо не раз звучали слова: будь у Германии хотя бы один приматологический центр с обезьянами, этой беды бы никогда не произошло. Но чего не было – того и не могло быть, пришлось обращаться за помощью к тем странам, где такие питомники были созданы.
Уже первые проверки талидомида на обезьянах дали такие же ужасающие последствия, как и у людей. Вот этот печальный, жуткий по трагическим результатам урок соседей и заставил англичан сделать последний необходимый тест – проверить свой новый препарат изосорбил динитрата на высших обезьянах. Слишком велик был риск сразу после испытания на собаках дать лекарство инфарктным больным.

ГЛАВА 4. «КАРЛЫ» РУССКОГО ЦАРЯ
И ТАЛИДОМИДНЫЙ АРМАГЕДДОН


Каких только чудес на свете не бывает! Вот и Петр I, путешествуя по городам Европы, столько разных диковинок повидал, что на страницах его дорожного дневника часто появляются восклицания: «Зело дивно!».
Показали петуха металлического, который кричит ровно в шесть утра – «зело интересно!» Увидел живого барана о двух головах – «диво дивное!».
Есть запись и о новой науке анатомии: «Видел у доктора анатомию: вся внутренность разъята разно, – сердце человеческое, почки, легкое… Жилы, которые в мозгу живут, – как нитки. Надо бы и нам для науки, художеств и медицины подобное завести. Cвой кабинет редкостей иметь!..»

ГЛАВА 2.
ОТ ОСИНЫ НЕ РОДЯТСЯ АПЕЛЬСИНЫ

Встретил меня на ледовой переправе с розвальнями сам начальник лагеря майор Иван Иванович Петров – назовем его так для простоты. Да и бес его знает, какая у него была настоящая фамилия – у всех у них в трудовых книжках, как правило, одна запись стояла – Начальник клуба воинской части такой-то. Кого, как и к какой культуре они свой контингент приобщали – сами знаете.
Едем, Иван Иванович рассказывает, что приключилось...

Глава 1

Мой старший брат, доктор сельскохозяйственных наук, в свои еще аспирантские годы как-то познакомил меня с очень интересной женщиной – полярным агрономом Фаиной Федоровной Тульженковой. Я подчеркиваю – именно полярным агрономом, потому что всю свою трудовую и научную жизнь она посвятила продвижению земледелия далеко за Полярный круг. Так судьба сложилась. Нужно было научиться выращивать овощи там, где они отродясь не росли – на болотах и вечной мерзлоте Крайнего Севера.
Но сначала небольшое отступление.

Памяти выдающегося доктора России,
бурята Петра Александровича Бадмаева посвящается

Трудно лечить... удрученных чрезмерной печалью, потерявших всякую веру.
(Из трактата древней тибетской медицины «Чжуд-ши»)

ГЛАВА 1. СТРАННЫЙ УЗНИК ЧЕСМЕНСКОГО ЛАГЕРЯ

30 августа 1918 года около 11 часов утра в здании бывшего Министерства Иностранных дел Российской империи на Дворцовой площади, а теперь Народного Комиссариата внутренних дел Петрокоммуны, прозвучал громкий выстрел. У двери лифта единственным прямым выстрелом в голову из американского пистолета «Кольт» был убит Председатель грозного Петроградского ЧК Моисей Урицкий.

<< Первая < Предыдущая 1 2 Следующая > Последняя >>
страница