КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


В этом году на прошедшем в ноябре фестивале HOLLYWOOD FLORIDA FILM FESTIVAL победителем в номинации Best Foreign Documentary объявлен документальный фильм канадского кинорежиссера Ольги Антимони AELITA: DREAM BIG.

Фильм также объявлен победителем на Newmarket Film Festival and Best show on line TV series.
Две номинации! Поздравляем от всей души! И сегодня мы пригласили к нам героиню фильма, нашу дорогую Аэлиту, рассказать немного подробнее о фильме, о том, как задумывался, как начинался этот проект, как шла работа, что, в конечном итоге, получилось, осозналось. В общем, взгляд изнутри.

Разговор по душам

О жизни, творчестве и любви
Аэлита, дорогая, поздравляю и радуюсь за тебя, за вас бесконечно! И не перестаю удивляться, в каком постоянном творческом состоянии отдачи вы находитесь! Сколько успеваете сделать полезного и яркого, доброго и талантливого! Я сейчас хотела бы поговорить о фильме, а уже в декабре – два концерта по ZOOM, до этого планомерная поддержка по телефону, постоянная работа с теми, кто одиноко себя чувствует... – и это все уже в период, когда мир немного закрыт на замок, особенно для отраслей, связанных с кино, театром, шоу-бизнесом. Но давай вернемся к фильму. Как все начиналось?

Контур: Дорогой Марк! Мы от всей души поздравляем Вас с Днем рождения и желаем крепкого здоровья и творческих успехов в литературной деятельности. Вы так неожиданно ворвались в наш журнал, что ни редакция, ни наши читатели не успели, хотя бы мельком, ознакомиться с Вашими биографическими вехами вхождения в литературу. Сегодня Вы юбиляр, и традиционно Вам предоставляется слово. Расскажите нам о себе, о пройденных этапах пути Вашего становления. Откуда Вы, чем занимались, когда и почему начали писать?

Марк Верховский: Большое спасибо вам, дорогие друзья, за поздравления! Вы знаете, рассказывать биографию – дело занудное. Каждый читатель имеет свою собственную биографию, которую он послушал бы с не меньшим удовольствием, чем чужую. Как говорится, «своя биография ближе к телу». Если вкратце: советский период моей биографии в основном характеризуется 25-летней работой в тресте «Железобетон» Министерства строительства республики в качестве главного механика. Работа, как видите, весьма далекая от призвания писателя. Уже когда я находился в Америке, ко мне пришло (очевидно сверху) озарение. Захотелось писать. И практически сразу же, с первыми своими рассказами, я вошел в газетную публицистику. То ли темы были удачно схвачены, то ли появилась потребность в литераторах разностороннего стиля, но редакторы меня признали, как если бы я уже был состоявшимся писателем.

Але, але... Послушай, сынок, только не перебивай! Я сегодня долго говорить не смогу: опаздываю к врачу, а потом – на день рождения. Звоню всего на минутку... Только не начинай иронизировать: я еще с того раза обижена на тебя.

Звоню, потому что я обязана предупредить сына, что он совершает очередную трагическую ошибку. Это уже далеко не первый брак. Я сбилась со счета. Сколько можно жениться? Уму непостижимо!
Сынок, чем старше ты становишься, тем более юные жены заполняют собой твою нелепую жизнь, а их бесконечные тряпки – все твои шкафы. Если так пойдет дальше, то свататься придется на территории детского сада, а твои вещи, которые ты мне привез на хранение, я уже приготовила для распродажи в нашем дворе. Ты уже давно ни во что не влезаешь, и нечего хранить все это на будущее. Какое такое будущее? Еще пару лет активного секса с юными красотками в твоем-то возрасте, и из сексуального гиганта ты рискуешь превратиться в парализованного извращенца, не дай Бог! Подожди, не вешай трубку, я сплюну три раза.

(декабрь 2020)
Я впервые не отмечал день своего приезда в Америку, потому что она превратилась из страны моей мечты в Соединенные Штаты политкорректности и жестокой цензуры.

У меня, советского эмигранта, не было здесь ни родственников, ни знакомых, я не знал ни слова по-английски, и всей моей семье пришлось начинать с нуля. Мы поселились в дешевом районе, рядом со своими бывшими согражданами. Вместе мы обивали пороги биржи труда и дешевых магазинов, у нас было общее прошлое и одинаковые проблемы в настоящем.
Для нас, выросших в Москве, Миннеаполис казался захолустьем, типичной одноэтажной Америкой. Мы привыкли к большому городу, и моя жена не хотела здесь оставаться. Она уговаривала меня переехать в Нью-Йорк, она боялась, что тут мы быстро скиснем, а наша дочь станет провинциалкой. Я вяло возражал, что здесь гораздо спокойнее, что в Миннеаполисе очень маленькая преступность, особенно зимой, в сорокоградусные морозы, что на периферии для детей гораздо меньше соблазнов, и их проще воспитывать.

Пару лет назад после одной из читательских конференций ко мне подошла молодая женщина.

– Извините, – смущенно сказала она, – мне бы хотелось вам кое-что показать. Может, вас заинтересует.
– Вы пишете?
– Нет-нет, что вы... Это рукопись моей бабушки. Она родом из Польши. Ее уже давно нет с нами. Она писала в тетрадке, закрывшись в своей комнате. В такие часы никому не позволялось войти к ней, и на наши вопросы отвечала: «О чем пишу, узнаете после моей кончины». Когда бабушка ушла, мы прочитали ее рукопись. Недавно я ее перечитала, и подумала, что она может тронуть не только мое сердце.
Я взял у нее тоненькую тетрадку. Дома прочитал. Молодая женщина была права. Привожу полностью это повествование.

Трудно запомнить за свои долгие годы жизни каждый из праздников дня рождения. Можно, конечно, вспомнить отдельные какие-то знаменательные эпизоды происшедшего. Обычно на память приходят праздники, проведенные во время путешествий или вне дома.

Из моей молодости мне запомнился один такой день – 22-й день рождения. Пришелся этот день на третий год моей службы в армии. Всего за несколько дней до него я и не предполагал, что моя армейская судьба полностью изменится, и, как ни странно, в лучшую сторону.
К тому времени я уже служил в третьей воинской части. Поменяв не по своей воле две ракетные части, я оказался в артиллерии. Не найдя мне достойного применения в обслуживании 152 миллиметровых гаубиц, комбат определил меня в хлеборезку, нахождение в которой вне казарменного режима, как понимает читатель, предполагает всего один шаг до земного рая.

Вся наша команда во время записи видеоНезачем откладывать на завтра
Счастье, радость, добрые дела.
Жизнь полна успеха и азарта,
Но, так удивительно мала….

К черту кризис. Улыбайся лучше!
И цени из жизни каждый час.
И используй каждый данный случай!
И живи
сегодня,
здесь,
сейчас…


Дорогие читатели журнала «Контур», у нас очередная хорошая новость! Продолжаем жить, творить и радоваться успехам наших друзей!
Событие, которым мы сегодня хотим с вами поделиться, – новый диск. В свет вышел первый диск с песнями на стихи нашего уважаемого и многим знакомого и любимого Михаила Эстиса! Поздравляем от всей души!

Года, мягко говоря, самого непредсказуемого в истории человечества. И все-таки.  Какими своими достижениями этого года вы можете гордиться? Чему новому вы научились? С какими замечательными людьми свела вас судьба? Кому помогли в трудной ситуации? Что из опыта уходящего года вам бы хотелось исправить в будущем году?
Постарайтесь найти время и записать все свои мысли на бумаге. Из всего, что с вами произошло в уходящем году, сделайте выводы, оцените свои ошибки и достижения, определите, как этот опыт можно применить для следующего жизненного этапа.
Обязательно поблагодарите Вселенную за то, что у вас есть возможность встретить еще один новый год. А после подведения итогов начинаем планировать наступающий год.

В преддверии новогодних праздников наши друзья из компании русского ТВ eTVnet решили поговорить о самой новогодней программе, полный архив которой можно найти на этом замечательном сайте. Речь, конечно, пойдет о «Голубом огоньке».
История создания этой легендарной новогодней передачи началась в 1960 году с замечания, сделанного руководством партии о том, что «в выступлениях по телевидению нет задушевного разговора, непринужденной беседы». Редакция музыкальных программ отреагировала молниеносно и провела прямую трансляцию из… молодежного кафе на улице Горького в Москве! Выступления артистов, поэтов и музыкантов содержали ту самую ноту «непринужденной беседы», о которой говорили партийные чиновники и которой так не хватало тогда зрителю.

Когда я приехал в Америку, эмигранты предыдущей волны, уже успевшие здесь обосноваться, часто приглашали нас в гости. Расспрашивали, что происходит на их бывшей родине, хвастали своими домами и щедро давали самые разные советы, главным из которых был: «Не упускай представившейся возможности, потому что она может и не повториться».
Перед очередными гостями я взял наклейку от винной бутылки, опустошенной в предыдущих гостях, и пошел в магазин. Там я показал ее кассирше, молоденькой девочке лет восемнадцати, сказал «I need the same» (мне нужно то же самое), и выставил вперед три пальца, уточняя, сколько именно бутылок мне надо. Девочка быстро нашла вино, засунула бутылки в целлофановый пакет, назвала цену и добавила «plus tax» (плюс налог).

Очерк-интервью

Однажды, придя на тренировку по фехтованию в общество «Динамо», я с сожалением узнал, что тренировка отменена, т. к. большой зал, где они обычно проводились, занят под соревнования какого-то всесоюзного турнира по баскетболу. Значит, неспроста на прошлой неделе я встретился в душевой с великаном из Казахстана баскетболистом Атаевым, рост которого составлял (если память мне не изменяет) 223 см. Я непроизвольно отшатнулся, когда увидел огромного человека, в лопатообразной ладони которого скрывалось мытое яблоко. Мне ничего не оставалось, как «поболеть» за нашу республиканскую женскую сборную, сражавшуюся на площадке с узбекскими соперницами. Счет шел очко-в-очко, и по мере приближения финиша напряжение все более возрастало. Некоторое время спустя я уже разбирался, где «наши», и дружно включился в общий клич наших болельщиков: «Зоя, давай! Зоя, вперед!»

Пять сонетов в прозе

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые...
А. С. Пушкин

С возрастом авантюрная способность, подчиняясь стремительному порыву, ввергнуть себя в какой-нибудь серьезный проект, мягко говоря, несколько снижается. Так уж хотелось перечитать «Войну и Мир» Л. Толстого, чтобы с высоты прожитых лет переосмыслить гениальное творение. Ан нет, подержав в руках увесистый том, с грустью отложил его в сторону: не потяну. Стремительный интернет, ТВ и детективы оказали свое тлетворное воздействие.
Но название романа все же прочитал. И вот оно-то, всего два слова, спровоцировали мою слабеющую с течением времени склонность к схоластическому бормотанию вспыхнуть с новой силой. Война и Мир – ведь это же формула человеческой жизни. Да что там человеческой – жизни всего мироздания. Добро и зло, веселье и грусть, рождение и смерть, надежда и отчаяние... Зима и лето, день и ночь, огонь и вода, полюс и экватор, небо и земля... Везде противоречия, полярные качества и явления. Отсюда и известное изречение: «Жизнь – борьба противоречий». А еще, человеческое бытие – суть набор ассоциаций, возникающих в детстве и длящихся до благородных седин (или лысин – как кому повезет).


Я б открыла трактир доброты

Я б открыла трактир доброты,
Где для каждого был бы обед,
Рюмка водки, забота и тыл,
И хоть краткий, но отдых от бед.

Воет ветер и льет сильный дождь,
(К людям часто сурова судьба...)
Я б снимала душевную дрожь
И губами касалась бы лба.

страница

ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ



Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор


Новогоднее настроение: наряжая ёлку, подрался с котом из-за дождика.
* * *
Тост для проводов старого 2020-го: «Ну, не чокаясь!»

* * *
Окей, система распознавания лиц, посмотрим, как ты справишься 11-го января.

* * *
Я вот думаю… маску уже можно дождиком обшивать или ещё рано?

Читать еще :) ...